Не бойся


— Не говори, — отозвался довольный челночник. Гарик в их беседу не вмешивался.

— А почему никто не встречает? — поинтересовался Павел.

— Я не местный. Первый раз в вашем городе. Знакомые говорили, что здесь хорошо на вещевом рынке расходятся импортные шмотки.

— Тут ты в точку попал, — заверил его Павел. Он считал, что обстоятельства складываются как нельзя лучше. — Значит, в гостиницу?

— А куда же еще? — вздохнул челночник. — Только бы места были свободные, не очень-то хочется всю ночь в фойе отираться. С этими сумками да чемоданами даже на пятнадцать минут нельзя прикорнуть, все растащат.

— Ты прав, — подтвердил Сутулый. — За нашим людом глаз да глаз нужен. Не успеешь моргнуть, а уже гол, как сокол.

— Вот именно, — сник мужчина, представив себе невеселую перспективу.

— Но ты не переживай! — продолжал заговаривать ему зубы Сутулый. — У меня в гостинице есть знакомая администраторша. Устрою тебя по высшему разряду.

— Правда? — не поверил челночник.

— Не сомневайся! Так понравится, что уезжать не захочешь.

— Вот спасибо, мужики! Не думайте, отблагодарю, как положено.

— Щедрых людей вдвойне приятно обслуживать.

Они свернули в сторону от автостоянки и зашли за коммерческие палатки.

— Куда вы меня ведете? — заподозрил было неладное челночник.

— Уже пришли, — успокоил его Герасимов, указав на машину «скорой помощи».

— На «скорой» шабашите? — удивился приезжий.

— Приходится суетиться. По себе знаешь, какая сегодня жизнь. А машину здесь спрятали от инспектора ГАИ, — пояснил разговорчивый Сутулый.

— Молодцы! Хочешь красиво жить — умей вертеться, — одобрил их новый знакомый.

— Принимай вещи, доктор, — бодро произнес Павел.

— Давай, — удрученно ответил Гарик, который уже успел забраться в салон «скорой помощи».

— Держи. — И Сутулый подал чемоданы, сумки и рюкзак. — Это тебе не по специальности работать. — Затем он повернулся к челночнику и сказал: — Садись вперед. Этот надутый индюк замучит тебя своим молчанием.

— Да, твой напарник не больно-то разговорчив, — отозвался челночник, устраиваясь на переднем сиденье.

— Зануда, каких свет не видывал, — охарактеризовал Павел Игоря. — Интеллигентишка неприспособленный. Какой с него спрос. — Он махнул рукой и включил зажигание. — А куда деваться? Приходится мириться с таким положением. — Машина плавно тронулась с места. Через пару кварталов он тормознул возле телефонной будки и спросил у пассажира: — Ты не против, если я на работу звякну?

— Мог и не спрашивать, — сказал мужчина. Сутулый закрыл за собой дверь телефона-автомата и набрал номер дежурного врача отделения гемодиализа первой городской больницы.

— Алло, — мгновенно ответил тревожный голос Казаковой.

— Это Павел. Минут через пять-семь за тобой заедем. Спускайся пока.

— У вас нормально? — поинтересовался взволнованный голос.

— Олух попался, его даже усыплять не пришлось. Если спросит, скажешь ему, что ты дочь моего начальника.

— Хорошо. — И Люба опустила телефонную трубку на рычаг аппарата.

Она взяла приготовленный чемоданчик с инструментами для операции. На выезде с территории больницы ее уже поджидала машина «скорой помощи».

Через открытое водительское окно высунулась голова Сутулого.

— Отец просил подвезти тебя.

— Если можно, побыстрее, — сухо отозвалась Казакова, влезая в машину.

— Видал? — обратился Павел к пассажиру. — Думает, если у нее папа начальник, так уже может мной командовать.

— Все дети начальников из себя строят, — поддержал его челночник. Он держал Сутулого за своего человека и быстро находил с ним общий язык.

— Ничего! Дамочку подбросим и два часа свободен, займемся твоим устройством, — пообещал водитель собеседнику.

— Скорее бы уж, — позевывая произнес тот. — С ног валюсь.

— Потерпи, я тебе номерок со всеми удобствами организую. Примешь душ и баиньки, выспишься, на рынке раньше одиннадцати делать нечего, народу нет.

Отвлекая челночника, Сутулый вел машину с бешеной скоростью, и вскоре они прибыли на место.

Крематорий располагался на самой окраине города. Ни освещения, ни жилых домов — настоящая глушь. У входа их поджидал подвыпивший сторож.

— Куда это мы приехали? — заволновался челночник. Его начинал охватывать страх: один, в незнакомом городе, в окружении незнакомых людей.

— Да ты никак боишься? — улыбнулся Сутулый. — Выйди, перекури на свежем воздухе, а я пока помогу даме отнести чемоданчик. Вернусь и сразу займемся твоими проблемами. — Водитель выскользнул из кабины и поздоровался со сторожем. Люба и Гарик тоже вылезли из машины, кивнув Сергею. Последним показался челночник.

— Жутковатое место, — произнес он, поеживаясь.

— А тебе бы хотелось, чтобы крематорий в центре города разместили, — усмехнулся сторож. Спиртные пары действовали все сильнее, и он уже плохо соображал.

— Крематорий? — ужаснулся мужчина.

— Ты что, с луны свалился? — Язык у Сергея уже сильно заплетался. К тому же он не обращал внимания на жесты, которые ему делал Сутулый из-за спины челночника. — Хватит лясы точить, где донор? — спросил он. Ему и в голову не пришло, что тот стоит перед ним. Сергей был уверен, что несчастный находится в машине «скорой помощи» в бессознательном состоянии.

— Какой донор? — с дрожью в голосе поинтересовался челночник. Но ответа он не дождался. Сутулый ударил несчастного по голове газетным свертком, в котором была завернута монтировка. Тот покачнулся и рухнул на землю. Люба и Гарик отвернулись, Сергей вытаращил глаза.

— Идиот! — прикрикнул на сторожа Павел.

— Откуда мне было знать, что он и есть…

— Запомни! — перебил его Сутулый. — Молчание — золото. А если еще раз перед делом нажрешься, мы лишим тебя доли.

— Больше такого не повторится, — ударил себя в грудь пьяный сторож.

— А ты чего встал, словно посторонний наблюдатель! — перекинул свой гнев Герасимов на Гарика. — Сделай ему укол, — кивнул он на лежащего без сознания мужчину. — А то очухается в самый неподходящий момент. Лишние хлопоты.

Игорь выдернул из бокового кармана резиновый жгут, закатал челночнику рукав рубашки, перетянул руку повыше локтя, извлек из нагрудного кармана приготовленный еще на вокзале шприц, снял предохранительный колпачок с иглы и проткнул взбухшую вену.

— Все, — сказал он через несколько секунд. — Гарантия на пятнадцать минут.

Сутулый взвалил донора себе на плечо и направился к входу в крематорий, бросив на ходу мужикам:

— А вы помогите женщине отнести чемоданчик и аппарат для наркоза.

Аппарат входил в комплект медицинского оборудования машины «скорой помощи».

Тело несчастного вытянулось на железном стеллаже, заправленном белой простыней. На его лицо была надета маска, от которой отходили два шланга к баллончикам с кислородом и закисью азота. На нем не было никакой одежды, его подготовили к хирургической операции. Казакова стояла со скальпелем в дрожащей руке. Она не могла решиться на то, ради чего они все собрались.

— Режь! — приказал Сутулый.

— Не могу! — На глазах у нее выступили слезы.

— Ты же хирург, — уже спокойно произнес Павел, решив избрать другую тактику. Он давно понял, что вся преступная затея держится на нем.

— Все равно не могу. — Люба выронила скальпель и зарыдала.

— Другой скальпель есть? — спросил Герасимов у Гарика.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *