Не бойся


— Мы тоже тогда от ментов натерпелись. — У нее было прекрасное настроение. — Даже пришлось на время уехать из города.

— Но как ты меня узнала? — спросил Мирошниченко.

— Глупый вопрос, — вновь улыбнулась девушка. — Переспавшая с мужчиной женщина узнает его из тысячи. — Она прикрыла накрашенными ресницами глаза, изображая таким образом смущение. — Даже если он изменил внешность.

— А ты все такая же пухленькая и нежная, — не удержался мужчина от комплимента. Внутри у него что-то перевернулось, проснулось давно забытое желание.

— Спасибо, — тихим и скромным голосом ответила Вера.

— А где твоя подружка? — поинтересовался Мирошниченко.

— Мы снимаем теперь другую квартиру. — Она помолчала и добавила: — Тарас Поликарпович, вы уж простите нас за ту грубость. Это все из-за неприятностей с милицией. На самом деле мы вас очень любим.

Для профессиональной проститутки подобная лесть являлась обычным и привычным делом, и составляла обязательный набор дежурных фраз. Она по внешнему виду определила, что Мирошниченко не последний кусок доедает и из него можно выжать какие-то деньги, поэтому и флиртовала. На собеседника же ее лесть действовала должным образом, он не замечал фальши, а вернее, просто об этом не думал.

— Передавай Наташе привет от меня, — сказал он с доброжелательной улыбкой на лице.

— А может, сами передадите? — продолжала расставлять сети Вера. — Мы можем заглянуть к вам на огонек. Думаю, что Наташа не откажется.

— Ты уверена?

— Еще и обрадуется, — заверила его Вера.

— Только я теперь живу в гостинице, — начал оправдываться Мирошниченко. — Но номер у меня со всеми удобствами.

— Это даже лучше, только могут не пропустить.

— Не волнуйся, я предупрежу администратора.

— Люблю мужчин, у которых все схвачено. — И она наградила его многообещающим взглядом. Затем чмокнула в щеку и томно произнесла: — Вечерком жди.

К встрече Тарас Поликарпович готовился основательно. Он не придал значения, что его в этот раз не пригласили в гости, а напросились к нему. Когда заявились долгожданные гостьи, стол буквально ломился от всевозможных яств.

— Я вижу, что мы прощены! — воскликнула Наташа и чмокнула хозяина в губы.

Две симпатичные проститутки расположились на стульях, приняв вольные позы. Одна худая, другая пухленькая, одна светловолосая и белокожая, другая темноволосая и смуглая, но обе были очень привлекательны. Они пили, ели, веселились и не скупились на комплименты мужчине, который таял на глазах. Ему впервые за последние несколько лет было очень хорошо.

— Надо же! — произнес он уже пьяным голосом. — Из-за кого пострадал, они же и утешили.

— Пострадал ты не из-за нас, — заметила Наташа с улыбкой. — Твои сослуживцы тебя подсидели.

— Не только сослуживцы, — нахмурился Мирошниченко.

Он вдруг вспомнил Атамана и Диксона, которые обвели его вокруг пальца, как несмышленого мальчишку. Вот с кем бы он с удовольствием поквитался.

— Грустить в женском обществе не положено. — Вера пересела к нему на колени. Хозяин как бы очнулся и засунул ей руку под блузку.

— Как хорошо, что я вас встретил. — От прикосновения к женской плоти у него по спине пробежали мурашки. Но Вера тихонько отстранила его руку и сказала:

— Не торопись, мы решили устроить тебе незабываемый вечер.

— Он это заслужил, — вставила Наташа.

— Поскучай без нас минут десять, мы пошли в ванную! — Вера вскочила с колен мужчины, чмокнула его в губы, и они убежали.

Прихватив с собой бутылку шампанского, женщины растворили в ней приличную дозу снотворного. Ополоснулись под душем, накинули прозрачные, легкие халатики и вернулись к скучающему хозяину гостиничного номера.

— Ты когда-нибудь видел лесбийскую любовь? — поинтересовалась Наташа, строя Тарасу Поликарповичу глазки.

— Очень возбуждает, — подлила масла в огонь Вера.

Мирошниченко сидел на кровати и не ожидал такой выходки от гостей. У него от любопытства засосало под ложечкой. Он сел поудобнее, подложив под спину подушку, и приготовился к необычному эротическому зрелищу.

— Смотри, как его разморило? — рассмеялась Наташа, обращаясь к подруге. — Но мы ему еще не сообщили о нашем условии.

— Каком условии? — Мирошниченко даже привстал.

— Некоторые мужчины не выдерживают до конца представления и кидаются на женщин, а нам бы хотелось, чтобы вечер прошел по полной программе, — вступила в разговор Вера.

— Постараюсь обуздать свой пыл по мере возможности. — Глаза мужчины светились.

— Видите ли, он постарается, — усмехнулась Наташа. — Этого недостаточно.

— Что же тогда еще от меня требуется?

— Ты должен пообещать, что не станешь к нам приставать, пока не выпьешь полную бутылку шампанского. — Вера сделала вид, что при нем открыла пробку, и протянула бутылку Тарасу Поликарповичу.

— Договорились, — улыбнулся мужчина. — Обещаю! — И он сделал первый глоток.

Наташа включила телевизор. Мелодичная музыка заполнила комнату. Движения женщин казались на редкость синхронными и плавными, похоже, что они много раз уже демонстрировали эту сцену. Они то приближались и как бы невзначай касались друг друга, то отдалялись, и все повторялось.

Завороженный Мирошниченко отпил разом треть бутылки и закурил сигарету.

Когда они отдалялись, на халатиках всякий раз оказывалась расстегнута очередная пуговица. Но вот халаты медленно, в такт мелодии поползли к ногам женщин, пока не упали на пол. Они остались в одних прозрачных трусиках. Тарас Поликарпович готов был кинуться к ним, но он помнил о данном обещании и поднес к губам шампанское. Теперь в бутылке оставалось содержимого менее половины.

Вера подмигнула зрителю и закинула руки Наташе на шею. Они томно заглядывали друг другу в глаза и уже не расходились. К тому времени, когда на женщинах не осталось даже трусиков, у Тараса Поликарповича отяжелели веки. Он сам не мог разобраться, чего больше желал: женских ласк или сна. Он взболтал остатки шампанского и выпил. Бутылка выскользнула из ослабевшей руки, а веки сомкнулись.

Проснулся Мирошниченко далеко за полдень и долго не мог вспомнить, чем закончился вечер.

«Надо же было так напиться!» — подумал он.

Голова не то чтобы болела, но была слишком тяжелой. Он поднялся, подошел к столу, налил рюмку коньяка и выпил. Затем закурил и сел на стул. Постепенно сознание начинало проясняться. Сначала ему показалось забавным, но потом странным, что уже три часа дня. Он припомнил, как танцевали женщины и как ему под конец ужасно захотелось спать.

«Они же меня усыпили», — мелькнула догадка, когда его взгляд натолкнулся на пустую бутылку из-под шампанского.

— Вот суки! — выругался он вслух. Но еще более страшная догадка буквально бросила в жар. Он нагнулся, извлек из-под кровати чемодан и вытряхнул содержимое. Несколько раз переворошив все вещи, он так и не обнаружил свертка с деньгами.

— Украли, сволочи! — заорал Тарас Поликарпович во все горло.

— Извините, вам случайно не требуется помощь? — заглянул в комнату мужчина из соседнего номера. Но Мирошниченко наградил его таким взглядом, что тот поспешил оправдаться: — Вы так кричали, а дверь не заперта, вот я и подумал, что с вами что-то случилось.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *