Не бойся


— Какой смысл скрывать это от тебя? — Ксюша и сама была удивлена не меньше Вершкова.

— Но она сослалась именно на тебя. Хотя не исключено, что ей рассказал кто-нибудь из твоих родителей, — размышлял вслух Александр. — Только какой ей был смысл врать мне?

— Но я и с родителями не делилась подробностями твоей биографии, — подлила масла в огонь Ксения.

— Тогда получается, что Казакова знала про меня еще до встречи из неведомых нам источников?

— Получается так, — согласилась Ксюша. — Она обещала мне, что через месяц мы все узнаем.

— Чем не сюжет для романа, — ухмыльнулся Вершков. — Все так запутано.

— Предлагаю потерпеть месяц. Проживем как брат и сестра.

— Потерпим. Лишь бы на самом деле не оказаться близкими родственниками, хоть это уже из области фантастики, — пошутил Александр. — Ладно. Пойду поищу раскладушку, а когда вернусь, передвину твою кровать в угол и повешу штору. — И он вышел из комнаты.

 Глава четвертая

Любовь Леонидовна Казакова, заранее созвонившись, встретилась с Герасимовым в парке. Сутулый, сидя на скамейке, читал записку от Атамана. Но вот он расправил сутулые плечи и подтянул к себе ноги, что означало, что с посланием он ознакомился.

— Что просил передать Алексей мне на словах? — спросил он.

— Для осуществления одного плана мне нужен надежный водитель, — ответила Люба. — Брат заверил, что ты мне подыщешь такого человека или сам войдешь в дело. — И она поделилась с ним деталями. Она безоговорочно доверяла старшему брату, поэтому говорила открыто, не считая нужным что-либо скрывать от человека, к которому тот ее направил.

— Опасное дельце, — произнес Павел после некоторого раздумья. — Но толковое и прибыльное.

— Ты мне поможешь? — В ее ожидающем взгляде скользило явное нетерпение.

Сутулый улыбнулся и ответил не сразу, как бы испытывая ее терпение:

— Мне надоело сшибать случайные бабки, пора подобрать постоянный бизнес.

— Твои слова означают, что ты сам готов принять в этом участие?

— Угадала. — Он уже не улыбался. — Но предварительно мы все обмозгуем до мельчайших подробностей.

 

Через неделю группа была готова к проведению первой преступной операции. А спустя еще пару дней заведующий отделением гемодиализа Элькин Абрам Семенович вызвал к себе в кабинет Казакову и предупредил, что клиент уже находится в отдельной палате их отделения. Аванс за замену правой почки внесен, и пора уже подбирать донора.

— Сама, голубушка, знаешь — это дело хлопотное. Сколько народа нужно перебрать, пока найдешь совместимый орган.

— Уже! — Кровь отхлынула от ее лица. Пока шла подготовка, не было времени задуматься о том, во что она впуталась. Но теперь ее буквально парализовал страх.

— Спокойно, девочка. — Профессор заметил, как побледнела Люба, поднялся со своего места и поспешил пододвинуть ей стул.

Казакова медленно опустилась на стул.

— Сама не пойму, что на меня нашло. Может, откажемся от нашей затеи, пока не поздно?

— Поздно! Уже поздно! — Элькин достал из холодильника бутылку минеральной воды и, налив в стакан, протянул его Любе. — И ты, и я связаны обязательствами перед другими людьми.

Люба сделала несколько больших глотков и поставила стакан на стол.

— Я боюсь, — произнесла она тихо.

— Но раньше… — начал было Абрам Семенович.

— Раньше не задумывалась, — перебила она его, — а теперь боюсь.

— Это нервы. — Элькин положил ей на плечо руку. Но ее чрезмерное волнение передавалось и ему, он резко отдернул руку. — Все пройдет замечательно, первый раз всегда тяжело. — Было непонятно, кого он успокаивал больше: ее или себя.

— Я могу уйти сегодня пораньше?

— Естественно, — кивнул Элькин. — Ты уже сейчас можешь считать себя свободной. Но на дежурство не опаздывай.

— В девятнадцать пятьдесят я на месте, — заверила Казакова. Когда она встала, это уже был совершенно другой человек. Трудно поверить, что всего несколько минут назад с дрожью в коленках, полная страха, она опустилась на стул.

Уже из дома Люба позвонила Сергею и предупредила его, чтобы он был готов сегодняшней ночью. Затем позвонила в диспетчерскую «скорой помощи». Ее муж заступил на сутки с девяти часов утра.

— Я слушаю, — долетел до нее знакомый и родной голос Гарика, которого пригласил к телефону диспетчер.

— Сегодня ночью, — сказала она в трубку. Она не вдавалась в подробности, но он прекрасно понимал, о чем идет речь.

— Хорошо, — сухо ответил Игорь, и короткие гудки известили об окончании разговора.

Люба распечатала пачку сигарет мужа, закурила и откинулась на спинку кресла. Несмотря на то, что курила она впервые и делала довольно глубокие затяжки, не закашлялась. Люба закрыла глаза и ушла в собственные мысли. Только редкие движения руки, которой она стряхивала в пепельницу пепел, говорили о том, что женщина не спит…

 

В половине первого ночи Гарик и Сутулый выехали на вызов.

— Я предупредил диспетчера, что после вызова мы заскочим домой перекусить, — сказал Игорь. — Так что у нас будет минут тридцать-сорок свободного времени, пока он не начнет нас разыскивать.

— Успеем, — уверенно отозвался водитель. У женщины, которая вызвала «скорую помощь», оказался острый приступ аппендицита, и они, не раздумывая, доставили больную в больницу, которая принимала этой ночью людей со «скорой».

— Где искать донора в такое время? — спросил Гарик у Сутулого, когда они освободились.

— На железнодорожном вокзале, — внес разумное предложение Павел. — Там в любое время полно народу и недалеко отсюда.

Они въехали на привокзальную площадь, но не поставили машину в общий ряд на автостоянке, а припарковали ее подальше от любопытных глаз, за коммерческими киосками.

— Что дальше? — Гарик добровольно уступил руководство напарнику.

— Сними белый халат, приготовь шприц, чтобы отключить человека минут на десять-пятнадцать, и вперед. — Сутулый извлек из-под водительского сиденья монтировку и завернул ее в газету. Игорь распечатал одноразовый шприц, вскрыл ампулу сомбревина и набрал нужную дозу. Затем он надел на иглу предохранительный пластмассовый колпачок и спрятал шприц в карман.

— Я готов, — произнес он голосом человека, приговоренного к смерти.

— Не дрейфь! — похлопал напарник его по плечу, думая, что таким образом можно успокоить.

Только что объявили о прибытии поезда, и они, смешавшись с толпой встречающих, прохаживались по перрону. Поезд остановился на первом пути, и прибывшие смешались с толпой.

Сутулый выждал, пока отсеялись пассажиры, которых встречали родственники или знакомые, и выбрал подходящий, по его мнению, объект.

— Мы можем вас подбросить, — обратился он к мужчине среднего роста, на вид лет тридцати пяти, с множеством чемоданов и сумок.

— Если еще и вещи поможете донести, не откажусь, — улыбнулся приезжий.

— Это мы враз организуем. — И Павел схватил два самых больших чемодана.

Игорю ничего не оставалось, как последовать примеру напарника, но он выбрал не очень тяжелые сумки.

— Повезло мне, — сказал мужчина. Ему достались рюкзак и спортивная сумка.

— Эх, тяжела жизнь челночная, — пошутил Сутулый.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *