Не бойся


— Слушаю, — трубку сняла Светлана.

— Доброе утро. — Убийца говорил вежливым и предупредительным голосом. — Могу я пригласить к телефону Алексея Леонидовича?

— К сожалению, его нет дома, — ответила женщина. — Передать ему что-нибудь?

— Нет, нет. Я сам перезвоню вечером. До свидания. — И он положил трубку. Мирошниченко поискал в блокноте телефон Крутояровой, которую уже знал, но тоже не нашел ее фамилии. Только при повторном, более тщательном просмотре остановился на Нине К. Ответила ему сама Нина.

— Вы не пригласите к телефону Алексея Леонидовича или Марата Рафкатовича? — вежливо попросил Тарас Поликарпович.

— Кого именно? — поинтересовалась Крутоярова.

— На ваше усмотрение.

— Минуту.

Мирошниченко не стал ждать. Он нагнулся, намотал на руку провод и с силой дернул. Дольше задерживаться в квартире Диксона не было необходимости, и он покинул ее, оттолкнув ногой трупы от входной двери.

 

Атаман и Диксон, сидя на кухне у Крутояровой, пили кофе, курили и обсуждали свалившуюся на их головы проблему.

— Что ты думаешь по этому поводу? — спросил Алексей друга.

— Я уже говорил, что это кто-то из колонии, из которой мы сделали ноги. Случайно столкнулся с кем-нибудь из нас, а выследить — это уже дело техники.

— Я тоже так считаю. Но кто именно? Мы второй раз парились без году неделю и врагов не успели нажить.

— А Дикарь, Леший, Лунатик? — напомнил Марат.

— Дикарь солидный мужик, расстались мы друзьями, — возразил Атаман. — А Леший и Лунатик — быки тупоголовые, они писать-то грамотно не умеют, а записки от человека образованного, умеющего преподнести нужную мысль тонким намеком.

— Тогда понятия не имею. — Марат прикурил очередную сигарету. — Может быть, какой-нибудь стукачок, о существовании которого мы и не подозревали? Мусора умеют их тщательно маскировать под порядочных.

— Сам же говорил, что у нашего писаки наверняка не лучшие отношения с ментами. Иначе давно бы уже сдал.

— Бесполезное это занятие, все равно не додумаемся, — махнул рукой Диксон.

— И тут я с тобой согласен. Какая нам разница, кто это. Нужно просто поймать его — и все станет ясно. — Атаман открыл на кухне окно, чтобы выветрился дым.

— Каким образом?

— Он нам не письма шлет, а записки, без конвертов. Стало быть, почту не использует, а сам бросает их в почтовые ящики.

— Он может и пацана какого попросить, — заметил Марат.

— Ладно, видно будет. По крайней мере, поймав мальчишку, по его описанию кого-нибудь да узнаем. А если этот тип нам незнаком, то устроим облаву в округе, не станет же он ловить посыльного в другом конце города.

— Верно мыслишь, — закивал головой Диксон. — Так мы его должны подловить.

В кухню заглянула Нина и позвала Алексея к телефону. И он следом за ней ушел в комнату.

— Странно, — сказал Атаман, приложив трубку к уху. — Короткие гудки. Кто это был? — спросил он у Нины.

— Понятия не имею, — развела она руками. — Попросил пригласить тебя или Марата. По голосу он мне показался культурным, но незнакомым.

— Наш писака звонил, — уверенно заявил Алексей, вернувшись на кухню.

— Он представился? — с любопытством посмотрел на него друг.

— Нет, кроме гудков я ничего не слышал.

— Почему тогда такая уверенность?

— Потому что Нинин телефон мы не раздавали кому попало, и она всех знает по голосу.

— А случайность ты исключаешь? Ошибся человек, набирая номер, или имя могло совпасть, потом нечаянно нажал на клавишу телефона.

— Исключено. Во-первых, он бы тут же перезвонил, во-вторых, пригласил он меня или тебя, а это уже двойное совпадение.

— А если он перестанет писать послания и перейдет к телефонной мере воздействия на психику?

— Тогда вычислить его будет сложнее, особенно если будет звонить с разных телефонов-автоматов.

— Да плюнуть на него! Пусть себе упражняется. — У Марата даже заболела голова от переливания из пустого в порожнее.

— Не могу я успокоиться, пока кто-то свободно разгуливает, зная о нашем прошлом. Такое ощущение, что за тобой постоянно подглядывают в замочную скважину. — Атаман замолчал, и на какое-то время воцарилась тишина. — А помнишь того бомжа, который залез в мою машину? — неожиданно спросил он.

— Ну и что?

— Тюлень тогда утверждал, что ему знаком голос бомжа.

— На что ты намекаешь? — не понял Марат.

— Позднее Виктор ляпнул, что это был Мирошниченко.

— Бред какой-то. Тот весил чуть ли не полтора центнера, а этого ветром сдувает. К тому же откуда он взялся в Саратове, да еще в таком виде? Полный абсурд, — заключил Диксон.

— Мы его судьбу не прослеживали. Мало ли что могло с ним случиться. А замызганный вид — не что иное, как камуфляж.

— Что он умен — согласен. Но чтобы человек настолько мог потерять в весе, убей — не поверю.

— И все же если допустить, что это правда? Тюлень же нашел что-то общее в бомже и в Мирошниченко, — настаивал на своем Алексей.

— У отрядного на нас большой зуб имеется.

— Вот именно! И записками он не ограничится. Нужно к семьям приставить для охраны парней. — Диксон поперхнулся дымом и затушил сигарету. — Пойду позвоню своим, — сказал он сквозь кашель. Подозрительность Атамана начинала на него действовать.

— Ты становишься мнительным, — улыбнулся друг. Ловкость, с которой поднялся грузный и ленивый Марат, забавляла его. Диксон набрал домашний номер, подержал трубку около уха. Затем позвонил еще раз, но тоже безрезультатно.

— Странно, — произнес он. — Они должны быть дома.

— Может, отправились по магазинам? — предположил Алексей. Он перешел в комнату, удобно устроился с любимой женщиной, обняв ее и наблюдая за другом.

— Мы вчера поздно легли, и мой армеец раньше одиннадцати не проснется. — По его тону можно было определить, что он волнуется.

— А сейчас сколько? — спросил Алексей.

— Половина десятого, — ответил Марат, не взглянув на часы.

— Марина разбудила сына, — вмешалась в беседу Нина.

— Они обещали дождаться меня. Если только телефон не работает по каким-то причинам, — успокоил он сам себя. Однако в течение получаса позвонил домой еще пять раз. — Собственно, у нас больше нет на сегодня дел, — сказал он. — Я, пожалуй, пойду.

— Иди, иди, мученик. Надеюсь, сумеешь сам за собой захлопнуть дверь? — Алексей стоял в дверном проеме, ведущем в спальню, подмигивая Нине.

— Созвонимся, — бросил Марат уже на ходу, а хозяйка поспешила в объятия любимого.

Диксон дернул ручку входной двери на себя и увидел прямо перед собой худого человека с пистолетом Макарова в руке. Он успел увернуться в сторону, и пуля угодила в плечо. Одна рука безвольно повисла, но второй он ухватил дистрофика за грудки и притянул к себе. Тарас Поликарпович все-таки умудрился подставить ствол под подбородок противника и выстрелить повторно. Пальцы у того разжались, и он рухнул к ногам убийцы.

В прихожую вылетел Атаман. Мирошниченко навскидку выстрелил, ранив его в ногу чуть выше колена.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *