Не бойся


— Включите и выключите габаритные огни, ближний и дальний свет, нажмите педаль тормоза, — последовали дальнейшие команды, которые лишали Атамана драгоценного времени.

— Все? — поинтересовался вконец измотанный нарушитель.

— Практически да, — подтвердил инспектор. — Вот только штрафные талончики у меня закончились, придется составлять протокол.

На это ушло более двадцати минут.

— В следующий раз будьте внимательнее, гражданин. — И сержант протянул водителю долгожданные документы. Только вместо прав выписал временный талончик и в дополнение к нему штрафную квитанцию на максимальную сумму.

— Благодарю за добросовестную службу, — сказал на прощание Алексей с явным сарказмом.

— Встретимся, — ехидно улыбнувшись, заверил блюститель порядка. — А за водительским удостоверением вам еще придется немало побегать, — предупредил он.

Атаман едва переборол желание съездить обидчику по физиономии и вернулся к своей машине. Он остановился у самого подъезда девятиэтажки Крутояровой и, не глядя на пожилого человека, сидевшего на лавочке и с ненавистью наблюдавшего за ним, вошел в дом.

Потрепанная, поношенная и засаленная одежда наблюдателя говорила о том, что он уже давно переживает трудные времена. Чрезмерная худоба, отвисшая кожа на щеках и затравленные, впалые глаза лишь подчеркивали первоначальное впечатление, а опухшие веки и красноватый нос свидетельствовали о беспробудном пьянстве. Жалкий и опустившийся человечишка, абсолютно недостойный внимания добропорядочных граждан.

Даже если бы Атаман и пригляделся к нему повнимательнее, то вряд ли бы признал в нем пожизненного и непримиримого врага, бывшего подполковника внутренних войск, начальника исправительно-трудовой колонии, когда-то властного и преуспевающего Тараса Поликарповича Мирошниченко.

Диксон и Тюлень заждались Алексея, попивая кофе на кухне Нины. Они услышали, как хлопнула входная дверь в квартиру и кто-то прошел в комнату.

— Это Атаман, — предположил Виктор. — У него свои ключи.

— Алексей! — позвал Марат.

— Подожди, — отозвался опоздавший, который был явно не в духе. Он даже не поцеловал хозяйку, когда та бросилась к нему навстречу, а отстранив, подошел к телефону и набрал номер Панина.

— Григорий Игнатьевич? — не представившись спросил он, но абонент сразу узнал его. — Срочно приезжай к Крутояровой… никаких «не могу»! Срочно, я сказал! — И он бросил трубку.

Встревоженные компаньоны появились в комнате.

— К чему весь этот переполох? Что произошло? — спросил Диксон, сильно располневший за последние два года.

Он вальяжно развалился в кресле, закинув ногу на ногу. В его голосе проскальзывала лень, присущая богатым людям.

— Природа-матушка как нельзя кстати наградила схожестью лицами одного следователя и мою родную сестру, — начал Алексей, чем еще больше запутал слушателей.

— Насколько я понял, какой-то мент похож на твою сестру и ты собрал нас для того, чтобы мы вместе порадовались проделкам природы. — Тюлень тупо уставился на собеседника. Однажды он увлекся культуризмом, и его фигура стала еще более квадратной, чем была до этого.

— Радоваться тут нечему, у него на крючке один из наших подопечных.

— Панин, — догадался Марат, прежде чем Алексей посвятил друзей во все подробности.

Неожиданно сработавшая сигнализация на автомобиле Атамана отвлекла их, они бросились к окну и увидели, как вовремя подъехавший Панин поймал и удерживает какого-то бомжа возле джипа.

Марат вопросительно взглянул на хозяина машины.

— Спустимся?

— Должны же мы знать, что искал этот придурок в моем джипе.

— Отпусти его, — скомандовал Алексей Панину, разглядывая виновника тревоги. — Что тебе здесь надо? — поморщившись от неприятного запаха, поинтересовался он у затравленного бездомного.

— Сигаретку хотел стрельнуть, — осклабился полубеззубым ртом бомж.

— Что-то мне его голос знаком, — вмешался Тюлень, чем вызвал улыбки присутствующих.

— Ты с ним случайно на брудершафт не пил? — подлил масла в огонь Диксон, вызвав у остальных бурное веселье. Но никто из них не заметил, как при словах Гущина настороженно сверкнули мутные глаза бомжа.

— Да ну вас, — обиделся Виктор и отвернулся.

— Ладно, добрый я сегодня, — сказал Алексей, у которого несколько поднялось настроение. Он извлек из кармана пачку дорогих сигарет и отдал ее вору. — Только запомни: прежде чем лезть в чужую машину, нужно сначала спросить разрешения у ее хозяина. — И неожиданно для всех он влепил бомжу увесистую пощечину. У того даже голова откинулась далеко назад, он еле устоял на ногах.

— Запомнил?

— Будьте уверены — не забуду! — вернув голову в первоначальное положение и пошатываясь от легкого головокружения, процедил сквозь зубы бомж.

— Это тебе урок на будущее, — спокойно продолжил Атаман. — А чтобы не держал зла, придется выделить тебе на похмелье.

Он сунул руку в задний карман брюк, но своего портмоне не обнаружил.

— Куда же я его засунул? — говорил, обследуя свои карманы Атаман.

— В джипе не оставил? — подсказал Панин.

— Точно, — вспомнил Атаман. — Я его в бардачок сунул, после того как гаишник вернул документы.

Но в бардачке портмоне тоже не оказалось. Озадаченный пропажей Атаман задумался, сидя боком на сиденье и свесив длинные ноги наружу через приоткрытую дверь джипа.

— А бездомный не мог его умыкнуть? — вновь подал голос Гущин, подозрительно разглядывая отщепенца общества.

— Брал? — грозно спросил Диксон у бомжа.

— Нет. Что вы? — залепетал тот, виновато опустив глаза и украдкой озираясь по сторонам на случай бегства.

— Выворачивай карманы! — приказал Марат, и все устремили на алкаша любопытные взгляды.

— С удовольствием, — беспрекословно повиновался тот, вывернув все карманы. — Я же говорил, что у меня ничего нет, — заискивающе пробормотал он.

— Нет? — угрожающе произнес Тюлень, который по каким-то интуитивным причинам испытывал большую неприязнь к бедолаге, чем остальные. Он схватил его за рубашку двумя руками и рывком оторвал все пуговицы. Из-за пазухи выскользнуло портмоне Атамана и упало на асфальт.

— А это, по-твоему, что такое? — Он поднял и вернул похищенное хозяину и уже хотел врезать вору как следует. Но бомж, довольно резво для своего возраста и состояния, развернулся и дал деру. Гущин предполагал подобное развитие событий и, настигнув беглеца, схватил его за ворот. Тот яростно рванул вперед, но попытка вырываться от Тюленя была бесполезной. Пробуксовав на месте, вор как-то сразу обмяк и смирился со своей участью.

— Не дергайся! — предупредил Гущин и потащил его обратно.

— Все на месте? — спросил он уже у Атамана. Алексей проверил документы и бросил беглый взгляд на плотную пачку денег, добрая половина которой состояла из стодолларовых купюр.

— Вроде бы все, — ответил он, поленившись пересчитывать деньги.

— А с этим прохвостом что делать?

— Врежь ему пинка на дорожку и пусть сваливает отсюда. И так много времени с ним потеряли, — с безразличием произнес Алексей.

Тюлень нанес сокрушающий удар ногой под зад бомжу. Тот плашмя вытянулся на асфальте и с полметра пропахал носом, разодрав его и коленку до крови. Но не обращая внимания на боль, вскочил и, прихрамывая, убежал за угол девятиэтажки. Он был доволен, что его все же не узнали и что все-таки удалось стащить триста долларов, которые он спрятал в носке и которые так необходимы ему были для осуществления дальнейших замыслов.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *