Не бойся


— Я, собственно, пришла переговорить с тобой, — поторопилась сказать сестра, пока Сергей не скрылся в своей комнате.

— Надо же! — Было заметно, что для него это было полной неожиданностью. — Чем же это, интересно, столь образованного человека заинтересовала персона скромного неуча? — спросил он не без иронии, оставшись в комнате и опустив свое хлипкое тело в кресло.

— Времени у нас мало, поэтому начну без предисловий. — И сестра открытым текстом сделала ему предложение.

— Заманчиво, — нараспев произнес Сергей. — И какова моя доля? — Моральная сторона вопроса и переживания по этому поводу даже не коснулись его.

— Тебе лишь бы хапнуть побольше! — Любу, еще не окончательно потерявшую совесть, задевало равнодушие брата.

— Между прочим, не я к тебе пришел с предложением, а ты ко мне. Так что сделай лицо попроще… — Он хотел сказать еще что-то, но передумал и замолчал.

— Успокойся, твоя доля будет не меньше, чем у других, — заверила сестра. — Хотя рискуешь ты меньше нас.

— Зато моя работа самая мерзкая, — ухмыльнулся мужчина, если вообще можно его называть мужчиной. Больше он походил на подростка.

— Это ты верно подметил, как раз под стать тебе работенка, — не упустила Люба шанс уколоть брата.

— На скандал напрашиваешься? — недобро блеснул глазами Сергей.

— Ладно, не буду, — решила сестра не накалять обстановку. — Не знаешь, мама не собирается к Алексею?

— На ее бывшей работе разыгрывались две путевки в санаторий на Черное море для пенсионеров, одна из них досталась по жребию ей. Она хотела отказаться, но я уговорил ее взять.

— Правильно сделал, — поддержала Люба брата. — Что она за свою жизнь хорошего видела?

Она почему-то вспомнила о потерянном брате. Тайну, которой поделилась с ней мать, она до сих пор сохранила, но поиски давно зашли в тупик. Последние новости, которые удалось им раздобыть, — это его служба на флоте, далее следы вновь терялись, но надежда оставалась, ибо она умирает последней. Люба поднялась, она решила не дожидаться Ирины Анатольевны.

— Не говори маме, что я приходила, — попросила она Сергея. — Я перед отъездом еще зайду к ней. Ну, а насчет того, что наша беседа должна оставаться тайной, думаю, предупреждать не стоит.

 

Любовь Леонидовна Казакова откинула спинку сиденья в салоне комфортабельного самолета и прикрыла глаза. Самолет, разрезая носом редкие облака, набирал высоту.

 Глава третья

Александр Вершков, облокотившись левой рукой на письменный стол в своем кабинете и подперев ладонью подбородок, барабанил костяшками правой руки по гладко отполированной поверхности стола.

Новоявленному следователю было о чем задуматься. В Сургут он слетал вхолостую и до сих пор не мог отделаться от впечатления, что за ним следили. Подозрение пало на крупного и полного татарина, который обратил на себя внимание еще в самолете. В Сургут они летели одним рейсом, и тот не сводил с Вершкова любопытных глаз. И на товарной станции, когда производили контрольный завес мяса, выгружая его из вагона и сверяя с записями накладной, в поле зрения мелькнула уже знакомая фигура.

«Я становлюсь слишком подозрительным, это не больше, чем простое совпадение, — промелькнула в его голове мысль. — Насмотрелся американских боевиков, вот и мерещится слежка. Сейчас явится Вихрова, и я постараюсь вывести ее на чистую воду», — решил следователь, взглянув на часы.

 

Тихоня и Сотник получили конкретное задание от Атамана: провести профилактическую работу с Вихровой, то есть вынудить ее отказаться от первоначальных показаний следственным органам и уволиться с мясокомбината. Насчет средств Алексей даже не обмолвился, а это означало, что не запрещались любые приемы, лишь бы они возымели нужное действие.

Несколько дней напарники следили за женщиной и выяснили, что Вихрова незамужняя и бездетная, по средам и пятницам у нее ночует мужчина, некто Виталий Николаевич.

Они проследили и за ним, он оказался женатым человеком, отцом двух детей. Посоветовавшись, Тихоня и Сотник решили нанести визит к Виктории Самойловне в субботу. Около двух часов дня Сергей нажал кнопку звонка.

— Кто там? — поинтересовался женский голос, дверного глазка у нее не было.

— Мы из домоуправления, по разнарядке, — ответил Сотник.

— Странно, но я вас не вызывала. — Вихрова явно не собиралась открывать дверь.

— Профилактическая проверка санузлов всех квартир, — нашел выход Тихоня.

— У меня все в порядке, — заверила хозяйка. — Нужно будет, сама вызову. — И выдающие себя за сантехников услышали удаляющиеся шаги в прихожей квартиры.

Продолжать настаивать — значит дать повод для дополнительных подозрений, женщина могла вызвать по телефону милицию.

Пришлось временно ретироваться.

— Замок у нее простой, открыть его большого труда не составит, — сказал Сотник уже на улице. Они остановились с торца дома и закурили. — Но она может услышать щелчок и успеет поднять шум. Придется ждать ночи.

— Нежелательно, — возразил Тихоня. — Сегодня выходной день, все на дачах. К вечеру соседи вернутся, если не все, то большинство, а шум в панельных домах, да еще ночью — сам знаешь, как распространяется.

— Разглагольствовать каждый может. Что ты предлагаешь конкретно? Если рискнем и завалим операцию, Атаман нам головы оторвет и будет прав, — недовольно произнес Сотник.

— Пока ты будешь возиться с запором, нужно ее как-то отвлечь.

— Но как?

— Например, бросить в окно камень. Пока она на меня будет орать, ты разделаешься с замком.

— Хочешь засветиться, выставить свою персону на всеобщее обозрение? Когда она кричать начнет, все старухи в окна высунутся, а их в этом доме, поверь мне, не меньше, чем в остальных.

Напарник разочарованно развел руками, давая понять, что план не годится.

— А если пацана какого-нибудь попросить? — пришла идея Тихоне. — За несколько «сникерсов» эти сорванцы на все пойдут.

— Дело! — согласился Сотник. — Только надо подыскать в отдаленных дворах, чтобы менты на него не вышли.

Не сговариваясь, они выбросили окурки и зашагали в сторону от дома Вихровой.

— Мальчик! — позвал Тихоня на вид двенадцати-тринадцатилетнего сорванца.

— Чего тебе, дяденька? — отозвался тот, не очень-то настроенный на общение.

— Тебя как зовут?

— Зачем тебе? — Мальчуган с недоумением посмотрел на собеседника, но, подумав, добавил: — Тимохой кличут.

— У меня к тебе просьба, Тима. — Тихоня протянул ему три «сникерса».

— Что ты со мной сюсюкаешь, как с девчонкой, — недовольно ответил мальчик, но «сникерсы» взял, хотя и не выразил особой радости от такого приобретения. — Сеструхе отнесу, — заявил он, пряча их в карман. — Она любит всякие сладости.

Тихоня раскусил его и по ходу беседы перестроился, разговаривая с ним уже как со взрослым. Было заметно, что такое обращение мальчишке понравилось.

— Есть секретнее дело, Тимофей, — поведал Тихоня шепотом.

— Выкладывай, — откликнулся заинтересованный юнец.

— С женой поругался и ушел из дома. Она у меня такая стерва…

— Все бабы одинаковые, — серьезно поддержал Тимоха нового знакомого. — Когда вырасту, ни за что не женюсь. — По всему было видно, что слабую половину человечества он уже сейчас не жалует.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *