Не бойся


Водитель Любе явно понравился.

— Как вас зовут?

— Вообще-то — Игорь. Но друзья называют Гариком.

— Это из-за того, что вы похожи на кавказца? — предположила девушка.

— Я метис. Мама у меня русская, а папа был осетин.

— Почему был? Он вас бросил? — проявляла Казакова любопытство. Но ей почему-то захотелось побольше узнать про нового знакомого.

— Он погиб, когда мне еще года не исполнилось. — У Гарика был приятный баритон. — Мама рассказывала, как это случилось, но я не люблю вспоминать.

— Извини. — Они оба не заметили, как перешли на «ты». — Кстати, меня Любой зовут.

И она одарила его теплой улыбкой, в которой не было и намека на фальшь. Кто был хорошо знаком с девушкой, удивился бы произошедшим в ней переменам.

— Я знаю. — Заметив чуть расширившиеся от удивления глаза девушки, водитель пояснил: — Мне Абрам Семенович сказал. — Он посмотрел на часы и спохватился: — Шеф мне голову оторвет.

— Так почему же мы до сих пор стоим? — Звонкий девичий смех заполнил салон автомобиля. — Поехали.

Элькин поставил на переднее сиденье огромную хозяйственную сумку, а сам расположился сзади, рядом с девушкой.

— Где тебя черти носили? — задал он вопрос шоферу, потирая замерзшие руки.

— Да я… — начал было оправдываться Игорь.

— Это я во всем виновата, — перебила его Люба. — Замок на сапоге разошелся, и я его попросила вернуться, чтобы поменять сапоги.

Она заметила в зеркале заднего вида благодарный взгляд водителя и незаметно подмигнула ему.

— А я все приготовил, — резко сменил тему профессор. — Свинина замочена в трехлитровой банке, свежие помидорчики удалось раздобыть, — похвалился он.

— И все? — деланно надула губки Люба.

— Ну водочка, соответственно, «Посольская»!

— Другое дело, — повеселела девушка, хотя к спиртному была равнодушна.

— В дубовую рощу? — поинтересовался водитель.

— Да. И побыстрее, если можно.

Элькин блаженно откинулся на спинку сиденья. Минут через сорок быстрой езды машина свернула на узкую боковую дорожку, и высокие дубы накрыли ее своей тенью. Денек выдался морозным и солнечным. На развилке они не свернули в сторону реки, а проехали прямо и вскоре вынырнули на живописную опушку. Невдалеке находился летний санаторий, и в теплое время года в лесу и на берегу реки всегда было много народу, но в мороз здесь не встретишь ни единой живой души.

— Благодать-то какая! — радовался профессор, жмурясь от яркого солнечного света. — Тишина и покой, а в городе он нам лишь снится, — перефразировал на свой лад он строку известного поэта.

— Да уж, романтика, — поеживаясь от холода, без всякого оптимизма откликнулась девушка.

— Не дрожи, скоро согреешься, — обнадежил ее Абрам Семенович. И, повернувшись к водителю, спросил: — Игорь, ты поможешь нам собрать хворост?

— Можете не сомневаться.

Ему и самому не очень-то хотелось покидать их, особенно Любу, которая притягивала его, словно металл к магниту, время от времени бросая в его сторону заговорщические взгляды. Так случилось, что, собирая сухие ветки, Люба и Игорь углубились далеко в лес, потеряв из виду Элькина. У девушки закоченели кончики пальцев, и она, бросив ветки, сняла пуховые варежки и потерла руку об руку.

— Замерзли? — Парень подошел к Любе, взял ее руки в свои широкие ладони, поднес ко рту и подышал на них. — Так теплее?

— Хорошо и надежно, — блаженно произнесла она.

Игорь еще раз поднес ее руки ко рту и нежно прикоснулся губами к пальчикам. Волна желания пробежала по всему телу девушки. Такого она еще не испытывала. Все нутро, вопреки здравому смыслу, тянулось к этому парню. Она зажмурилась в надежде, что он ее поцелует, но он сунул ее руки в варежки, собрал ее и свой хворост и молча двинулся в сторону опушки.

— Тебе неприятно наедине со мной? — спросила Люба дрогнувшим голосом. Больше всего она боялась услышать «да».

— Совсем наоборот, — полуобернувшись, ответил парень, — но как раз этого я и опасаюсь.

— Подожди, глупенький. — Девушка поспешила за ним. Он все сильнее и сильнее притягивал ее к себе. — Мне тоже очень хорошо с тобой. Ты даже не представляешь, как хорошо!

Последнюю фразу она выкрикнула слишком громко.

— Тише, — испугался Игорь, оглядываясь по сторонам. — Абрам Семенович услышит.

— А мне плевать! Слышишь, плевать!

Она с разбега повисла у него на шее и подставила губы для поцелуя. Хворост разлетелся, парень крепко обнял Любу и, удерживая ее тело на весу, жадно поцеловал.

— Гарик, Люба, куда же вы запропастились? — долетел до них взволнованный голос Элькина.

— Я ему сейчас все расскажу, — заявила девушка, преданно посмотрев на спутника. — Пусть знает правду!

— Не вздумай! — ужаснулся Игорь. — Он меня сразу уволит. К тому же лопнет, как мыльный пузырь, надежда поступить на будущий год в институт. Я уже до армии раз завалил экзамены.

— Буду молчать только при одном условии. — И она кокетливо посмотрела на парня.

— При каком? — торопливо поинтересовался он.

— По возвращении в город, после того, как завезешь Абрама Семеновича домой, вернешься за мной.

— Принято, — облегченно вздохнул Игорь.

— Чем вы тут занимаетесь?

Профессор появился неожиданно, словно из-под земли вырос, и представившаяся его взору картина ему явно пришлась не по душе.

— Да вот, — выручила Люба, — ногу подвернула, а Гарик помогает мне передвигаться.

Элькин бросил подозрительный взгляд на ногу девушки, но она так правдоподобно имитировала вывих, что он поверил.

— Собери хворост, — сказал Абрам Семенович парню, уже успокоившись. — Я сам помогу ей добраться до опушки.

И он закинул руку девушки к себе на плечи.

Когда профессор с Любой подошли, Игорь уже разжег костер и расстелил вблизи огня одеяло.

— Посадите ее здесь, — посоветовал он Элькину. — Тут ей будет тепло и удобно, — и посмотрел на девушку. Она быстро подмигнула ему и еле заметно улыбнулась только самыми краешками прекрасных губ.

— Ты отдыхай, а я займусь шашлыками, — сказал Абрам Семенович, устало опустив Любу на одеяло.

— Извини, но сегодня, наверное, с шашлыками ничего не получится. Все настроение улетучилось. Какая же я неосторожная! — пожурила сама себя девушка.

— Может быть, мы останемся хоть ненадолго? — просительно задал вопрос Элькин.

— Я бы с удовольствием, но ногу ужасно ломит.

— Ты случайно не сломала ее? Снимай сапог, я посмотрю, — забеспокоился Абрам Семенович.

Люба сообразила, что зашла слишком далеко в своем притворстве, но отступать уже было поздно. Она расстегнула замок, сняла сапог, сморщившись от мнимой боли, и протянула элегантную ножку профессору. Тот повертел ее пальцы, ступню, нажал в нескольких местах, спрашивая, где именно она чувствует боль, и наконец резко дернул. Девушка с небольшим опозданием, но закричала.

— Что, сильно болит? — поинтересовался с иронией в голосе доктор. Обмануть профессора-хирурга было не так-то просто.

— Уже полегче, — обиженно поджала губы девушка.

— До машины дойдешь сама?


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *