Не бойся


Он решил посекретничать с дочерью и узнать у той о настроении матери. Но заправленная постель в комнате Ксюши удивила его.

«Неужели с ментом спуталась?» — мелькнула тревожная мысль. По вполне понятным причинам он не особо жаловал сотрудников милиции и не хотел, чтобы его дочь связала свою судьбу с одним из них.

В конце концов он надумал принять ванну и временно отключиться от свалившихся на его голову проблем. Горячие струи приятно ударяли по всему телу, расслабляя его, и он мог долго лежать ни о чем не думая, полностью отрешившись от внешнего мира.

 

Светлана то и дело вздрагивала. Первая серьезная размолвка с любимым человеком не давала покоя даже во сне. Ей виделся образ женщины, уводящей от нее мужа. Она цеплялась за Алексея, изо всех сил тянула его к себе, но сил не хватало. В конце концов она выпустила его из ослабевших рук, и он исчез из поля зрения, а в ушах звенел победоносный смех разлучницы.

— Верни мне его! — закричала она и проснулась в холодном поту. Света провела беглым взглядом по комнате и, вернувшись к действительности, намеревалась встать, но уколола правую руку. Только теперь она заметила у себя на коленях великолепный букет красных роз и исписанный листок. Она с наслаждением вдохнула аромат цветов и углубилась в чтение послания:

Ты обиделась, любовь моя, И мне печаль доставила. Ты обиделась, любовь моя, И мне душу ранила. Но поверь — исчезнет боль, Уйдет в небытие. Смоется с открытой раны соль, И наступит новое, счастливое сие. Души моей царица, Хозяюшка и мастерица! Как жизнь, дыханье ты мне нужна! Неповторимая, любимая — моя жена! Лишь о прощении твоем мечтаю… К Богу о помощи взываю! Так пусть же сбудутся все светлые мои мечты И меня простишь ты!

Алексей не был поэтом, но как мог эмоционально выразил в своих стихах чувства и переживания. Рука Светланы медленно опустилась, обмякла и выронила исписанный до боли знакомым почерком листок. Сейчас ей было над чем задуматься.

Но когда раскрасневшийся после ванны муж появился в комнате, на передвижном столике на колесиках его дожидался горячий завтрак, приготовленный одной из любимых женщин. Высокий и красивый, полный жизненных сил и энергии, с чуть виноватым лицом, обладающий присущим только ему шармом, умел он вымолить прощение у близкого человека.

 Глава вторая

После побега старшего сына из колонии строгого режима жизнь Ирины Анатольевны протекала относительно спокойно. Материальную помощь от Алексея семья получала существенную и нужды не знала. Незаметно подрастали младшие дети. Правда, иногда допекали родные братья Ирины, спившиеся вконец. Но нужно отдать должное, что сильно не наглели, надолго запомнился урок, который им преподали друзья Атамана.

И все-таки однажды, перебрав сверх нормы, они заявились к сестре и потребовали денег на выпивку.

— На сегодня вам уже достаточно, — возразила Ирина. — Идите домой, жены, наверное, заждались.

— Плевать нам на них, — распоясался, окончательно потеряв контроль над собой, Михаил. Костя, как обычно, стоял в сторонке и, виновато опустив голову, исподлобья наблюдал за развитием событий.

— Так ты дашь на бутылку или нет? — настаивал старший брат.

— Сказала же уже. Нет!

— Ну так я сам возьму.

И он, не разуваясь, направился в комнату.

Сергей, которому к этому времени было уже пятнадцать лет, трусовато убежал в спальню. Он являлся диаметральной противоположностью старшего брата, как по характеру, так и внешне. Маленький и щупленький, сильно смахивающий на своего отца Леонида Николаевича, вредный и завистливый.

— Где у тебя лежат деньги?

Михаил открыл одну из дверок в мебельной стенке и принялся там копошиться.

— Уйди отсюда, ирод! — оттолкнула Ирина брата. Михаил нетвердо держался на ногах. Он попятился назад, отчаянно и бесполезно размахивая руками, и упал на спину, сильно ударившись затылком о ножку стола. Разъяренный Михаил взвыл от боли, вскочил и набросился на сестру, избивая ее.

— Немедленно прекрати, дядя Миша! — раздался еще писклявый, но требовательный голос двенадцатилетней девочки.

— Ты еще, пигалица, будешь мне указывать?!

Мужчина развернулся и занес руку, растопырив пальцы, над головой Любы.

— Не тронь ребенка! — закричала Ирина.

— Не волнуйся, мама, — успокоила ее дочь, ничуть не испугавшись. — Он не посмеет меня тронуть. Иначе… — Она в упор посмотрела на пьяницу и не отвела взгляда от разъяренных, красноватых глаз. — Когда Алеша приедет, он ему голову оторвет.

— Да по вашему уголовнику тюрьма плачет! — буквально закричал Михаил, но ударить не решился и опустил руку.

— Я передам ему твои пожелания, — с вызовом бросила девочка.

Ярость переполняла Михаила, но воспоминания о старшем племяннике удерживали в рамках.

— Пошли от греха подальше, — позвал его заглянувший в комнату Константин.

— Ладно! Потом поговорим!

Старший брат даже был благодарен младшему, что тот вовремя позвал его. Он и так уже перешагнул дозволенные нормы поведения и мог еще больше наломать дров. Так ни с чем и ушли братья. Не успела за ними захлопнуться входная дверь, в комнате появился Сергей.

— Зря, мама, ты привечаешь этих алкашей, — сказал он.

— Нет у них никого, кроме меня. Да и больные они, — ответила Ирина Анатольевна. — Может, и зря не дала на бутылку. Теперь будут мыкаться в поисках денег, а на улице мороз страшный, как бы не обморозились, — рассуждала сердобольная женщина.

— А я бы с удовольствием убил их обоих, — с неподдельной злобой высказался сын.

— То-то ты убежал в спальню, как только дядя Миша начал буянить, — уколола его сестренка.

— Тебя забыли спросить! — еще больше озлобился подросток. — Договоришься! Мигом сопли по стене размажу!

Щупленький Сергей с ненавистью смотрел на девочку. Все ровесники были сильнее его и часто обижали за несносный характер. Все обиды вымещал он на сестренке. Но и у сверстников в долгу не оставался, мстил исподтишка. Даже учителям писал анонимки на обидчиков.

— Ты только и можешь воевать с девчонками, — встала в позу Люба. — Потому что ты трус!

— Замолчи! Не то… не то… — зашипел брат, не в силах подобрать нужных слов.

— Я не боюсь тебя, так и знай! Лучше бы проявил свою лихость тогда, когда обижали маму.

Сергей подскочил вплотную к сестре и закричал, брызгая слюной и размахивая руками:

— Если не заткнешься, я тебя придушу ночью!

— А ну немедленно прекратите! — сказала мать, которая в начале их перепалки была на кухне. — Сережа, ты вообще соображаешь, что говоришь?

— А чего она пристает? — огрызнулся подросток.

— Она твоя младшая сестра. Ты должен заступаться за нее, — начала поучать мать.

— Ненавижу ее! Да будь моя воля…

Он махнул рукой и ушел в другую комнату.

— Ну зачем ты так с ним, дочка? — спросила мать, оставшись с Любой наедине.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *