Не бойся


— Видишь ли, поступил анонимный сигнал, — начал оправдываться вахтер. Но профессор оттолкнул его и с силой надавил на дверь. Хозяин комнаты от неожиданности попятился назад. Не успел он опомниться, как Элькин включил верхний свет.

— Отдыхаешь, значит?

Взгляды профессора метали молнии, он уже догадался, кто именно прячется под одеялом.

— Что ж ты меня подводишь, сынок? — встрял Митрич. — Мне полгода до пенсии осталось. — Но его увещевания ни на кого не действовали. Страсти накалялись.

— Абрам Семенович, почему вы здесь? — Игорь тоже еще не мог опомниться.

— Я здесь, как официальное и ответственное лицо! — заявил профессор, сдерживая себя, что ему удавалось явно с большим трудом. Он уже не говорил, а кричал.

— Я завтра вам все объясню, — постарался сгладить ситуацию Игорь. — А сейчас, очень прошу, уходите.

— А тот человек, который прячется под одеялом, останется? Ловко придумал!

— Через несколько минут, после того, как вы уйдете, его здесь не будет. Обещаю! — чуть ли не поклялся парень.

— И ты даже нас с ним не познакомишь? — спросил Элькин. Теперь в его тоне, кроме злобы, проскальзывали нотки иронии.

— Вам это придется не по душе, — предупредил Игорь. В нем тоже постепенно просыпалась злость.

— Это уж, молодой человек, позвольте мне решать! — Элькин уверенной поступью подошел к кровати и, придерживая одной рукой Игоря, который пытался ему помешать, сдернул одеяло. Вид обнаженной Любы потряс его больше, чем он сам того ожидал. — Казакова? — Он выглядел так, словно видел девушку впервые в жизни. Люба выдернула из-под себя простыню и прикрылась.

— Ну я! — Она не стыдилась и не уводила взгляда в сторону.

В душе обманутого профессора клокотала ярость.

— Уйдите все! — закричал он не своим голосом, отбросив одеяло в сторону. — Мне необходимо с ней поговорить!

— Ну уж этого вы от меня не дождетесь! — Игорь решительно загородил девушку собой. — Это вы убирайтесь к своей жене!

— Как ты разговариваешь? Сопляк! — Абрам Семенович сжал кулаки и уже готов был пустить их в ход, но Игорь не очень-то опасался поединка.

— Я милицию вызову, — подал голос Митрич.

— Не нужно! — остановила его Люба. Затем ласково посмотрела на парня и сказал: — Гарик, пожалуйста, оставь нас. Все равно этой беседы не избежать, чем раньше мы расставим точки над «и», тем лучше будет для всех нас.

— Хорошо, — сразу успокоился Игорь, решив, что Люба права. Он надел новую рубашку, подарок Любаши, и хлопнул дружески по плечу вахтера. — Пойдем, Митрич, вместе покукуем у тебя на вахте. Помогу тебе хулиганов разгонять.

— Никчемная, злая девчонка! Как ты посмела глумиться над моими чувствами к тебе! — начал профессор. — Я пальцем до тебя не дотронулся, а ты крутишь шашни с моим водителем.

— У тебя, дорогой мой Абрам Семенович, есть жена, а я птица вольная. К тому же у твоего водителя есть масса достоинств, которые у тебя наверняка уже иссякли. А наша доверительная дружба не давала тебе права распоряжаться мной, как своей собственностью.

— Вот как ты запела?! Дура! Да ради тебя я готов бросить и жену, и детей.

— Лучше спроси: нужны ли мне подобные жертвы?

— Но я люблю тебя! — выкрикнул он в порыве отчаяния.

— А я люблю Гарика. — Люба выглядела спокойной, как никогда. Она была полна решимости раз и навсегда порвать с Элькиным.

— Ты с ним уже… Ну сама понимаешь, что я имею в виду. — Абрам Семенович напрягся, как сжатая пружина. — Отвечай!

— Не твое дело.

— Я требую правдивого ответа! Для меня это очень важно! — В нем бурлила слепая ревность.

— Даже если у нас и была близость, что из того? У каждой девушки наступает такое время, когда она вступает в связь с мужчиной. Все это естественно, если с обоюдного согласия. Неужели не догадывался? — Она явно издевалась над профессором и, избрав такую манеру поведения, неукоснительно соблюдала ее. — А мне всегда казалось, что для мужчин, у которых уже есть свои дети, эта наука в прошлом. — Чтобы окончательно сразить противника, она откинула простыню и, не прикрывая наготу, направилась к одежде.

Абрам Семенович буквально пожирал девушку глазами.

— Ну нет! — выкрикнул он. — Не для других я берег тебя!

Он перехватил Любу за запястье и дернул, посадив к себе на колени.

— Отпусти! — Она отталкивалась руками от груди Элькина.

— Что? С ним было приятнее?

Мужчина больше не владел собой. Он завернул руку девушки за спину и потащил ее на постель.

— Не смей! Я еще девочка!

— Сказки будешь маме дома рассказывать. — Абрам Семенович толкнул Любу на кровать, расстегнул брюки и навалился на нее всем телом…

Мужчина смотрел на перепачканную кровью простыню, и его разум отказывался что-либо понимать.

— Ты действительно была невинна?! — не то вопросительно, не то утвердительно произнес он.

— Уйди от меня! — Люба стыдливо прикрылась испачканной простыней, размазывая слезы по лицу.

— Прости идиота! — Он стоял перед ней на коленях. — Прости, если вообще такое возможно.

— Оставь меня. Я тебя ненавижу!

— Но я даже не мог предположить… ты сама меня спровоцировала.

— Если в тебе осталась хоть капля мужского достоинства, уйди. Неужели не ясно, что мне невыносимо тебя видеть?

Ее частые всхлипывания заставляли насильника еще острее ощущать вину. Он поднялся, с трудом удерживая свое тело на дрожащих ногах. В комнате горел яркий свет, но Абрам Семенович смутно различал предметы. Весь какой-то сгорбленный, потрясенный происшедшим, он покинул место преступления.

В комнату вихрем влетел Игорь.

— Я видел его, он ушел. Что ты ему наговорила, он весь какой-то пришибленный? Даже не взглянул на нас с Митричем. — Но постепенно веселые нотки в его голосе исчезали, перед ним раскрывалась картина трагедии. — Он тебя тронул? — еще не совсем уверенно предположил Игорь.

— Он меня изнасиловал, — ответила девушка. Она перестала плакать и только теперь осознала всю глубину трагедии.

— Я убью его! — зарычал Игорь. — Догоню и убью! В таком состоянии он не мог далеко уйти.

— Не оставляй меня одну, — попросила Люба. — Сядь рядом.

Игорь повиновался и взял ее руки в свои ладони.

— Я быстро. Эта мразь не должна скрыться от возмездия!

К Любе вернулся рассудок.

— Если ты убьешь его, тебя посадят в тюрьму. А если тебе не удастся осуществить задуманное и он просто отделается скандалом, ты потеряешь работу.

— Я и сам уйду от него. Это теперь неважно!

— Глупенький! А институт?

— Поступлю в другой. Неужели ты не понимаешь, что его поступок невозможно оставить безнаказанным?

— Я тоже так считаю, но боюсь за тебя. Сейчас твои эмоции неуправляемы, ты лишь наделаешь много глупостей.

— Но что же делать? Может, милицию вызвать?

— Ты хочешь, чтобы я испытала унижение еще и перед милицией? — категорически отвергла Люба его предложение.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *