Не бойся


— Все настроение испортил, — пробубнил себе под нос Сазонов.

Несмотря на настойчивое приглашение коллеги зайти на чашечку кофе хотя бы на пять-десять минут, Мирошниченко удалось распрощаться с полковником у ворот дома. Теперь он спешил за Сайфутдиновым и Казаковым, которые, как он считал, уже давно поджидают его в конце лесополосы.

Подполковник прижался к самому краю расчищенной части дороги и остановился в условленном месте. Уже начинало смеркаться, и он, усиленно напрягая зрение, всматривался в край посадки в надежде вот-вот увидеть своих сообщников. Равномерно отстукивали секунды, перерастая в минуты, но никого не было.

— Они что там, ослепли? — произнес вслух Мирошниченко и заелозил на сиденье, нажимая на клаксон.

Но автомобильный гудок также не принес ожидаемого результата. Светиться на шоссе, да еще в пределах видимости военного городка, не очень-то приятно.

«Неужели что-то случилось? — мелькнула страшная мысль, от которой лоб мгновенно покрылся испариной. — Если бы они попались, то полковника нашли бы и на озере. Но что же тогда?»

Тарас Поликарпович вышел из машины и решительно направился к лесополосе. Тщательно осмотрев местность, он не обнаружил следов какого-либо присутствия тут людей. Он спустился между деревьями в сторону селения метров на сто пятьдесят и уже собирался повернуть назад, когда обнаружил в снегу углубления от двух пар человеческих ног. В том, что их оставили его подопечные, он не сомневался. Он проследил направление следов: они вели в открытое поле.

«Сбежали, скоты! — пришла запоздалая догадка. — Так мне и нужно, безмозглому идиоту. Ведь подозревал неладное и мог подстраховаться, но жадность сгубила: не захотел ни с кем делиться».

Но как ни досадовал Мирошниченко, ему необходимо было позаботиться о собственной безопасности. Организовать поиски беглецов он не мог, пока официально не было обнаружено их исчезновение, и такое бездействие его бесило больше всего. Подполковник понимал, что сам давал время преступникам укрыться в надежном месте.

Домой Тарас Поликарпович не поехал, а сразу направился в зону. Он вызвал к себе в кабинет дежурного офицера и приказал доложить обстановку.

— За время вашего отсутствия никаких ЧП не произошло, — отрапортовал пожилой капитан.

Подполковнику оставалось только одно: ждать вечерней поверки личного состава осужденных. Он устроился за рабочим столом и закурил сигарету. Глубокие затяжки несколько успокоили расшатавшиеся нервы, и офицер мысленно принялся анализировать создавшуюся обстановку.

Резкий и продолжительный телефонный звонок заставил хозяина кабинета вздрогнуть и прервал его глубокие размышления.

— Подполковник Мирошниченко слушает, — небрежно бросил он в трубку.

— По известным тебе причинам я не могу распространяться о краже. — Тарас Поликарпович сразу узнал взволнованный голос бывшего начальника и сослуживца. — Но имей в виду: даром тебе эта выходка не пройдет.

— Антон Герасимович, не могу понять, о чем это ты? — Мирошниченко старался говорить как можно спокойнее.

— Не изображай из себя дурачка, — послышалось в трубке. — Ты прекрасно понимаешь, о чем речь. — И короткие гудки заполнили трубку.

Начальник колонии дрожащей рукой опустил трубку и извлек из пачки очередную сигарету, но прикурить не успел, вновь зазвонил телефон.

— Да пошел ты, — бросил он фразу в сторону телефона, думая, что это опять Сазонов.

Но телефонная трель не умолкала, начиная уже действовать на психику. Тогда Мирошниченко, не выдержав накала, схватил трубку и раздраженно сказал:

— Мне плевать на твои угрозы, а разговаривать с собой в таком тоне никому не позволю.

— Что ты несешь, придурок! — оглушил его голос жены. — Какие угрозы?

— Извини, Валюша, перепутал тебя с другим человеком. У меня на работе большие неприятности, а с тобой дома поговорим. Хорошо?

— А ты уверен, что дома у тебя все в порядке? Битый час не могу до тебя дозвониться.

— Что… что там? Говори, не тяни, — задыхаясь, произнес Тарас Поликарпович.

— Все, что мы с таким трудом нажили… буквально все пошло прахом! — И женщина разрыдалась в трубку.

Но муж уже не слышал ее плача. Неожиданно защемило под левой лопаткой и помутнело в глазах. Тщательно разработанная операция закончилась для Мирошниченко Тараса Поликарповича инфарктом миокарда.

 

Подполковник остался жив, ему вовремя оказали медицинскую помощь. Служебное положение он тоже сохранил, а вот прапорщика Игнатьева уволили из рядов внутренних войск за халатное отношение к своим служебным обязанностям. Созданная в областном управлении комиссия провела тщательное расследование побега двух осужденных, но так и не смогла ответить на главный вопрос: каким образом им это удалось? А Игнатьев, как это обычно бывает, просто оказался козлом отпущения. Нужно ведь было докладывать высокому начальству о принятых мерах.

 Глава двенадцатая

Герасимов Павел Евгеньевич, не имея собственного жилья, снимал благоустроенную двухкомнатную квартиру. Его адрес знали только Сайфутдинов и Казаков. Поэтому поздний звонок в дверь крайне удивил его.

— Наверное, кто-то заблудился, — сказал он сам себе, направляясь в прихожую.

На пороге стоял высокий, подтянутый, пожилой мужчина.

— Герасимов? — спросил он.

— Он самый. — Сутулый недоуменно пожал плечами, личность позднего посетителя была ему незнакома. — Чем обязан?

— Тебе привет от друзей, — улыбнулся мужчина.

— От кого именно?

Пытливые и настороженные глаза Павла изучали незнакомца. Не очень-то он доверял первому встречному.

— От Диксона и Атамана, — продолжал улыбаться мужчина.

— Проходи, — и хозяин шире распахнул входную дверь, — побеседуем в квартире. — Он изобразил скудное подобие улыбки.

Незнакомец разулся и прошел в комнату.

— Неприветливый ты парень. Я тебе весточку от друзей, а ты ко мне с полным недоверием, — высказался пришедший, удобно располагаясь в кресле. — Неужели моя внешность вызывает такое подозрение?

— Твой облик значения не имеет, — ответил Сутулый, опускаясь в соседнее кресло и бросая сигареты со спичками на журнальный столик, предлагая таким образом гостю курить, если у того появится желание. — Просто мой адрес кроме корешей, от которых ты притащил привет, никто не знает. Где, интересно, ты с ними виделся?

— Тебе имя Мутант о чем-нибудь говорит? — задал, в свою очередь, вопрос посетитель.

— Уважаемый человек, — отозвался хозяин квартиры. — Но в данный момент, насколько мне известно, он в местах не столь отдаленных.

— Совершенно верная информация, — подтвердил незнакомец. — Он на положении в той колонии, где сейчас отбывают наказание твои соратники. Через него они и дали о себе знать. К тому же с Маратом я лично знаком. Когда-то он занимался в спортивной секции у меня.

— Так вы Жданов Вадим Борисович? Бывший тренер Диксона?

— Да, — удивился полуночный гость, что его знают, а уважительный переход на «вы» ему польстил.

— Марат много про вас рассказывал. — Его подозрительность и настороженность мгновенно улетучились, и перед Ждановым предстал совершенно другой человек: приветливый, доброжелательный и гостеприимный. — Может, чайку или кофе? — услужливо спросил он.

— В следующий раз, Паша, а сегодня я пришел к тебе по делу.

— Готов выслушать.

Сутулый достал из пачки сигарету и чиркнул спичкой. Предложил закурить и гостю.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *