Не бойся


— Алексей Леонидович.

— Александр Федорович. — И родные братья скрепили знакомство крепким рукопожатием.

Вершков тоже всмотрелся в лицо нового знакомого и даже нашел некоторое сходство с собой, но посчитал это совпадение своеобразной игрой природы.

— Не возьму в голову, чем вызван такой интерес к моей скромной личности со стороны вашего семейства? — осторожно, чтобы не попасть впросак, поинтересовался он.

— Когда мне Ксюша рассказала про вас, я не придал ее словам значения, думая, что у нее просто-напросто разыгралось воображение. Но увидев вас воочию, должен признать, что это отнюдь не воображение…

Своей речью Алексей лишь еще сильнее запутал Вершкова.

— По-моему, мы говорим на разных языках. Признаюсь, вы оба показались мне нормальными людьми, но речь ваша недоступна моему пониманию.

И Александр с сожалением развел руками.

— Скажите, вы не находите между нами хотя бы отдаленного сходства? — задал хозяин вопрос, жестом предлагая гостю располагаться там, где ему будет удобно. Затем он повернулся к Ксении и попросил: — Принеси, пожалуйста, какую-нибудь фотографию своей тетки.

— Есть что-то общее. Но многие люди отдаленно напоминают друг друга — игра природы, здесь нет ничего особенного, — принялся разглагольствовать Вершков.

— Игра природы, говоришь? — усмехнулся Алексей. Как раз в это время вернулась Ксюша и протянула отцу несколько фотографий. — В нашем случае она разыгралась не на шутку. — И он показал гостю свою сестру на одном из снимков. Александр в изумлении уставился на фото. На него смотрела женщина — точная копия его самого, только черты лица были более мягкие и нежные.

— Можно подумать, что мы с ней близнецы, — пришел Вершков к выводу. — Теперь мне понятно, о чем вы говорили. Бывает же такое!

— Семейство, пора ужинать. — В комнату вошла Светлана Олеговна и, увидев гостя, осеклась на полуслове, чем вызвала дружный хохот у присутствующих.

— Чего смеетесь? — обиделась она. — Ему бы длинные волосы и платье — вылитая Любаня.

— Плечи в два раза поуже и рост в полтора раза меньше, — продолжил Алексей между взрывами смеха.

— Да ну вас, — махнула рукой хозяйка.

— Не обижайся, — мягко сказал Алексей. — Что касается его лица, смею заверить, что тут ты попала в точку.

— Быстренько все за стол, — скомандовала Светлана Олеговна. — За ужином разберемся, кто на кого похож.

— Вы чем занимаетесь, Александр Федорович? — поинтересовался Алексей уже за столом, чтобы хоть как-то нарушить воцарившееся молчание.

— Работаю следователем в отделе внутренних дел.

— Значит, блюститель порядка? — Профессия гостя вызвала у Атамана не меньший интерес, чем его сходство с ближайшей родственницей. — И сложные дела приходится распутывать?

— Если честно, то я веду только первое самостоятельное дело. Сначала я думал, что подчиненная просто оговорила своего начальника, но теперь, кажется, тут пахнет хищением в крупных масштабах. — И чтобы придать значимость, он похвалился: — Как раз завтра лечу в Сургут. Туда тянется основная нить. Если предположение подтвердится, то начальнику несдобровать.

Упоминание северного города навело Алексея на некоторые размышления, и ему очень захотелось проверить их, но он понимал, что делать это нужно очень осторожно. Неожиданно на помощь пришла дочь.

— Как интересно! — воскликнула она без задней мысли, но вовремя.

Любопытство красавицы подстегнуло гостя, он продолжил:

— Речь идет о начальнике холодильного цеха мясокомбината. Есть подозрение, что он умышленно занижает вес при загрузке вагонов. Весовщица, видимо, ему помогала, но они что-то не поделили, вот она и решила отомстить. Теперь хвостом завиляла, но уже поздно.

— Вы намерены провести инспекторскую проверку в Сургуте: совпадает ли действительный вес мяса с записями в сопроводительных документах? — задал хозяин дома резонный вопрос. Он уже не сомневался, что именно Панин, находящийся под его крышей, попал в ловушку правоохранительных органов.

— Отдаю должное вашей логике, — подтвердил Вершков.

 

После застолья они еще некоторое время беседовали на разные темы, но если бы кто-нибудь внимательно присмотрелся к Атаману, то заметил бы, что тот явно нервничал, хоть и умело маскировал это открытой улыбкой, присущей только ему и располагающей к себе окружающих.

— Дорогая, — наконец-то обратился он к дочери, очередной раз бросив тревожный взгляд на часы, — ты не отвезешь нашего гостя на своей машине? А то на улице уже давно стемнело.

— Что вы, не стоит беспокоиться, сам доберусь, — возразил Вершков.

— Возражения отклоняются, — вмешалась в разговор Ксюша. — Я вас похитила, значит, я и должна вернуть обществу следователя и грозу крупных расхитителей в целости и сохранности, — пошутила она.

— Блюститель порядка и сам бы мог постоять за себя в уличных переплетах, но возражать такому симпатичному провожатому было бы по меньшей мере глупо, — поддержал Александр взятый женщиной тон. Он улыбнулся и добавил: — Вверяю вам охрану своего дражайшего тела и разрешаю заступить в сопровождение.

Он поднялся и с благодарностью пожал руку хозяину дома, не забыв при этом поблагодарить хозяйку, и вежливо распрощался.

 

Ксюша доставила нового знакомого к общежитию УВД, остановив машину у самого подъезда.

— К сожалению, у меня не такие хоромы, как у вас, но отдельная комната имеется и обещаю горячий кофе. — Александр с надеждой посмотрел на прелестную сопровождающую.

— Умеете вы уговаривать слабых женщин.

— Приятно слышать, — улыбнулся Вершков, — хоть вас слабой не назовешь.

— Давай перейдем на «ты», — предложила Ксюша.

— Я давно хотел тебе это предложить, — обрадовался Вершков. — Но все как-то не решался.

Растворимого кофе Александр не признавал, варил только зерновой по собственному рецепту и клал в него дольку лимона.

— Очень вкусно, — похвалила гостья его кулинарные способности.

— Это единственное, что я научился хорошо готовить за двадцать восемь лет холостяцкой жизни, — признался обладатель отдельной комнаты в общежитии.

Они сидели рядом на заправленной простеньким пледом койке, испытывая взаимное влечение, но стесняясь прикоснуться друг к другу. Чашки с давно выпитым кофе стояли в стороне. Затянувшееся молчание становилось уже тягостным.

— А я умею гадать на кофейной гуще, — преодолевая неловкость, заговорила Ксюша, а Вершков тут же протянул ей свою чашку.

— У тебя на сердце зарождается серьезная любовь, — выдала гостья, поворачивая чашку и делая вид, что внимательно изучает рисунок кофейной гущи.

— Там нет ее имени? — принял игру Вершков.

— Нет, — с сожалением пожала плечами женщина. — Но зато довольно отчетливо вырисовывается ее облик.

И она подробно описала свою внешность.

— Эталон красоты! — рассмеялся Вершков. — Всю жизнь о такой мечтал!

Он неуверенно накрыл своей широкой ладонью ее руку, ощущая кончиками пальцев бархатистую, нежную кожу. Вновь воцарилось молчание. Щеки девушки разрумянились, а у Саши на лбу выступила испарина. Они медленно, но одновременно повернули головы, а когда взгляды их встретились, оба потупились. Александру было приятно держать руку Ксюши в своей руке, и больше всего он боялся, что она может ее убрать.

Но самой Ксюше хотелось продолжения немого общения, в душе она даже корила Александра за нерешительность. Его внешность пленила девушку еще с первой встречи, но нужно отдать должное, что важную роль сыграла невероятная схожесть знакомого с ее молодой тетей.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *