Не бойся


— Каким образом это сделать? — заинтересовался собеседник.

— Если Сутулый подберет напарника на воле и произведет разведку, то все получится. Мы предложим начальнику колонии ограбить его бывшего командира. Этот хряк, конечно же, согласится и сам отвезет нас к нему, предварительно все про него разузнав. Сутулый в это же время почистит сундук самого Мирошниченко.

— Ловко придумано, у этих боровов бабок полные кладовые, — не мог не согласиться Марат. — Только для твоего плана необходима связь с волей.

— Чем мы и займемся в ближайшее время. Нужно поговорить со смотрителем барака, чтобы он свел нас с положенцем. Придется отстегнуть от навара, но другого пути не вижу…

 

Сайфутдинов и Казаков не занимали в бараке лидирующего положения, но, имея за плечами вторую судимость и немалый срок, пользовались уважением среди заключенных. На работу их определили в гаражную мастерскую, где бугром был сам смотритель барака по кличке Дикарь, которую он получил за необщительность.

Улучив момент, Атаман подошел к бугру и предложил отойти в сторону для разговора с глазу на глаз.

— Слушаю, — коротко бросил смотритель, когда они уединились в небольшой каморке с запчастями для грузовых автомобилей.

— Дикарь, мне необходимо, чтобы ты свел меня с положенцем, — начал Алексей напрямую.

— Зачем?

— Об этом я ему самому скажу, а он, если сочтет нужным, с тобой поделится.

Дикарь пристально посмотрел на Атамана, обдумывая свое решение, и сказал:

— Таких авторитетов, как Мутант, не принято беспокоить по пустякам.

— Я бы и не стал настаивать на встрече, если б она не была важной.

— Ладно, — кивнул смотритель, — переговорю.

Во время обеда Дикарь предупредил, что Мутант через час ждет его в библиотеке восьмого барака, который находился недалеко от столовой.

Шестидесятилетний, худой и скрюченный мужчина сидел на обшарпанном диване в глубине библиотеки за стеллажами и листал книгу со стихами Лермонтова. Его заостренный, с горбинкой нос, узкое лицо и тонкие губы производили неприятное впечатление. По внешнему виду трудно было предположить, что этот любитель русской поэзии является первым авторитетом зоны. Скрип полов заставил Мутанта отложить книгу в сторону. Он вперил пронизывающий цепкий взгляд немигающих глаз в переминающегося с ноги на ногу Казакова.

— Ты хотел поговорить со мной?

Густой бас также не вязался с его внешностью и вместе с тяжелым взглядом производил жуткое впечатление на собеседника.

— Я с корешем, только его не пустили, — ответил Алексей твердым голосом.

— Садись, — предложил Мутант. — Сначала выясним, по какому поводу пожаловали, а затем, если понадобится, пригласим твоего кореша.

— Мы намерены совершить побег, — выпалил Атаман. Юлить перед авторитетом не было смысла.

— Ишь ты, — лохматые и седые брови собеседника поползли вверх. — О таких вещах не принято говорить вслух и тем более с кем-нибудь делиться.

— Без твоей помощи, Мутант, нам не обойтись.

— Мне Дикарь доложил, что вы парни шустрые и уже парились на малолетке. Законы наши уважаете и поддерживаете, поэтому я согласился выслушать.

И он принял удобную позу, откинувшись на спинку дивана, давая понять, что к беседе готов.

Атаман подробно изложил суть дела и дал полный компромат на начальника колонии, чем очень польстил положенцу, для него такая информация была на вес золота.

— Ну что ж! — многозначительно произнес Мутант. — Помогу вам даже больше, чем рассчитывали. На воле у меня есть человек, который может подготовить любые документы: настоящие, чистые. Но просто так и курица не несется.

— Я понял и уверен, что договоримся, только, если можно, в присутствии кореша.

— Зови, — разрешил авторитет. Через несколько минут, уже втроем, они продолжили беседу.

— Диксон, Диксон, — как бы что-то вспоминая, произнес Мутант кличку Марата. — Где-то я про тебя уже слышал. Скажи, тебе говорит о чем-нибудь имя Жданова Вадима Борисовича?

— Это мой наставник и тренер, — ответил Сайфутдинов.

— Точно, он фанат каратэ. Многих его воспитанников я знаю, теперь припоминаю, что слышал и про тебя, — обрадовался положенец, что у них нашелся такой общий знакомый. — Именно он и подготовит вам документы, если удастся осуществить задуманный план. Теперь об оплате моих услуг: десять процентов в кассу общака, десять процентов лично мне. Бабки отдадите Ждану при вручении документов, его услуги оплатите по договоренности с ним, тем более, что Диксона он знает. Ну как, по рукам?

— По рукам, — согласились собеседники.

— Ну что ж, можете рассчитывать на мою помощь. — Мутант извлек с нижней полки ближайшего стеллажа початую бутылку водки и граненые стаканы. — Возникнут вопросы или сложности, обращайтесь напрямую. — Он разлил сорокаградусную жидкость в стаканы. — За удачу! — Авторитет поднял свой стакан, остальные присоединились к нему.

Первый шаг, предпринятый Атаманом и Диксоном для осуществления своих далеко идущих планов, закончился звоном посуды. К тому же они заручились поддержкой непререкаемого авторитета.

 

Диксон вошел в комнату для свиданий и не успел моргнуть глазом, как у него на шее повисла Марина, одарив горячим поцелуем в губы.

— Маратик, дорогой, как я по себе соскучилась, — прощебетала возбужденная женщина, высвобождая его из плена своих объятий.

— Если честно, — засмущался осужденный, — то до последнего момента не верил, что ты приедешь ко мне на свидание.

— Что ты, милый! Ты даже представить не можешь, как я обрадовалась, когда меня нашла Фаина Мансуровна и попросила с тобой встретиться. Ведь ты ради меня совершил отчаянный поступок.

— Значит, чувство долга или вины побудило тебя на встречу со мной? — мгновенно сник Диксон, примостившись на краю кровати.

— Зачем ты так? — обиженным голосом произнесла Марина. — На встречу с тобой меня влекли совершенно иные чувства. А твой поступок лишь усилил мое желание. — Она подсела к мужчине сбоку, положила свой подбородок ему на плечо и вскинула доверчивые глаза.

Марат моментально оттаял, обнял женщину за плечи и нежно коснулся губами кончика ее носа.

— Прости, любимая, за нашу последнюю встречу и то недоверие, которое я тогда высказал, — ласково сказал Диксон.

— Забудем! — решительно сказала Марина. — Я сама виновата: подлила масла в огонь и ушла, оставив тебя один на один с угрызениями совести.

— Кстати, ты не только мою совесть затронула, но и таким счастьем одарила на прощанье! — Вспоминая, Марат непроизвольно растянул губы в улыбке. — До сих пор мурашки по спине бегают.

И он крепко прижал Марину к себе.

Почувствовав неровное и учащенное дыхание мужчины, Марина мягко, но настойчиво отстранила его.

— Не сейчас, дорогой, — оборвала она его сентиментальное настроение. — Не забывай, что в соседней комнате нас ждут Светлана и Алексей.

Казаковым же выяснять было нечего, и они, не теряя времени, бросились в объятия друг дружке.

Дверь комнаты распахнулась в самый неподходящий момент, и в помещение вошли Марина и Марат. Женщины от неожиданности закричали одновременно. Их крик и мужской хохот заполнили комнату. Светлана привстала, выдернула подушку из-под головы мужа и прикрылась ею. Алексей спокойно поднялся и, надев наспех брюки, принес халат и помог жене одеться, прикрыв ее своим телом. Диксон предупредительно отвернулся, подошел к окну, открыл форточку и закурил сигарету. Лишь Марина замерла посреди комнаты и выпученными от изумления глазами с неподдельной завистью уставилась на супружескую пару.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *