Не бойся


Приятная усталость переполняла влюбленных. Они лежали на кровати, вытянувшись во весь рост.

— Если честно, то я боялся, что тебе будет плохо со мной, — заговорил первым Алексей, нежно пожимая руку Светлане.

— Милый мой! Если б ты только знал, сколько раз я занималась с тобой этим во сне. — Света повернулась набок и положила свою прелестную голову ему на грудь. — И так мне было хорошо, что, проснувшись, еще долго лежала с закрытыми глазами, изо всех сил стараясь удержать твой образ.

Невозможно словами передать чувства, овладевшие Алексеем. Он думал, что если и есть на свете счастливые люди, то это они: он и Светлана. Он гладил ее мягкие, длинные, шелковистые волосы и любовался красотой изящных форм ее тела, а у самого закипала волна нового желания. Словно прочитав его тайные мысли, Светлана выгнулась, прижимая свой живот к его животу, и Алексей охотно ответил на ее новый призыв.

 

Через неделю после освобождения Алексей снял отдельную двухкомнатную квартиру и перевез туда свою семью, несмотря на уговоры родителей, которые предлагали жить у кого-нибудь из них. Но Алексей решительно настроился на самостоятельную жизнь.

Еще через месяц они официально оформили брак и сыграли скромную свадьбу, пригласив только самых близких друзей и родственников. Торжество прошло относительно спокойно, если не считать, что родные братья Ирины Анатольевны перебрали лишнего и чуть было не учинили скандал. Но Сутулый и Диксон, который являлся свидетелем со стороны жениха, выдворили дебоширов. Жены братьев Ирины вели себя смирно, не желая разделить участь мужей, но с завистью наблюдали за молодоженами и изредка бросали ненавистные взгляды на друзей Алексея, вспоминая, как те вынудили их вернуть долг. Свидетельницей была подруга Светы Марина — высокая, стройная, чернявая красавица. Она год назад закончила медицинский институт и работала врачом-гинекологом в железнодорожной больнице. Там и познакомилась она со Светланой, которая лежала на сохранении, когда Марина еще училась на третьем курсе и проходила в больнице практику. Несмотря на разницу в возрасте в пять лет, девушки очень сдружились.

По взглядам, которые бросал на нее свидетель, девушка поняла, что тот неравнодушен к ней. Когда их взоры встречались, Марина смущенно отводила глаза в сторону, а на щеках вспыхивал румянец, который выдавал тайные мысли.

Во время медленных танцев Марат нежно держал свидетельницу за талию, а она склоняла голову ему на плечо и смотрела вниз. Они не разговаривали, понимая друг друга без слов, и еще стеснялись показать свои чувства. Но от них теперь уже ничего не зависело, зарождавшаяся любовь уже захватила сердца молодых людей.

Алексей долго подыскивал место под строительство дома, и только Диксон помог разрешить проблему.

— Недалеко от центра города я нашел полуразвалившийся домик, и хозяева готовы уступить его дешево. Но самое главное — большой участок, пятнадцать соток. Мы можем построить приличный особняк с двумя входами и жить рядом, — предложил он при встрече.

Алексея такое предложение полностью устраивало, и он с радостью согласился. Через полмесяца они купили недвижимость, которую тут же снесли. Друзья развернули колоссальное строительство, затянувшееся на несколько лет…

 Глава десятая

Высокая, стройная, не склонная к полноте женщина расхаживала вдоль изгороди железнодорожной больницы в ожидании. Ее черные, волнистые волосы раздувал легкий летний ветер, и они чуть серебрились от яркого полуденного солнца, придавая красавице вид сказочной царевны. Смуглая, гладкая кожа лица, ярко обозначенные темные дуги бровей, аккуратный, чуть вздернутый нос и тонкие, но яркие и чувственные губы подчеркивали красоту женщины. Проходившие мимо мужчины невольно останавливали на ней взгляды и задерживали дольше, чем того требовало приличие, но, столкнувшись с цепким взглядом умных глаз, отворачивались и следовали своей дорогой. Многие не выдерживали и оборачивались, чтобы сзади оценить фигуру недоступной красавицы.

Заведующая гинекологическим отделением больницы Смуглова Марина Михайловна бросила нетерпеливый взгляд на часы и посмотрела по сторонам. Но вот из-за поворота вынырнул «жигуленок» и резко затормозил около женщины. Дверь с пассажирской стороны услужливо распахнулась, и виноватый мужской голос сказал:

— Извини, Маришка, за опоздание, последние приготовления задержали.

— У тебя, Марат, всегда найдется причина для оправдания, — ответила она недовольно, усаживаясь на переднее сиденье.

— Ну зачем лишнего на меня наговаривать? Не так уж и часто мне приходится оправдываться.

— Ладно, поехали, — снисходительно улыбнулась Марина, прощая мелкую провинность своему поклоннику.

Двадцатисемилетний Марат попался в умело расставленные сети красавицы пять лет назад, влюбившись в нее с первого взгляда. Нельзя сказать, что Марина не испытывала ответного чувства, но холодный расчет взял верх над земными чувствами, и ничего, кроме поцелуев, в отношениях с Диксоном она не допускала, решив, что полностью будет принадлежать ему только после того, как они распишутся.

Но и жить с родителями или в снятой квартире она тоже не собиралась. Возможно, строгие ограничения и удерживали около нее Марата, желающего во что бы то ни стало преодолеть запретный барьер. Как раз сегодня у них намечалась вечеринка по случаю окончания строительства дома.

Они подъехали, когда все собрались и ожидали только их прибытия.

— Наконец-то! — обрадовался Алексей, встречая опоздавших.

Марина обратила свой взор на особняк, и сердце ее екнуло. По социалистическим понятиям, иначе как стройкой века этот дом назвать было нельзя. По блеску в глазах Марины Марат догадался, что она в восторге от увиденного. А после того, как Смуглова собственноручно перерезала ленточку перед входом в дом, ее неприступность начала заметно таять.

Через три дня они подали заявление в ЗАГС, и Марина согласилась остаться в доме с ночевкой, где чувствовала себя полновластной хозяйкой. Они допоздна засиделись у Казаковых. Марат искусно колдовал над коктейлями, стараясь подставлять Марине самые крепкие.

А вечером девушку дожидались очередные сюрпризы: перстенек с бриллиантом в четыре карата и, что ее порадовало больше, чем перстень, югославский спальный гарнитур из красного дерева. Огромная кровать в середине комнаты, с резными спинками ручной работы привела Марину в восторг.

— Надо же, какая красотища! — воскликнула Смуглова заплетающимся языком. Колдовство Марата не прошло даром.

Марина запрыгнула на кровать, матрац спружинил, ее юбка задралась, обнажив икры ног, а она не обращала на это внимания.

Марат присел на край кровати, незаметно рассматривая открывшиеся его взору прелести.

— Я бы хотел, чтобы ты переехала сюда еще до свадьбы, — попросил он с замиранием сердца.

— Согласна, — кивнула захмелевшая девушка и посмотрела на жениха затуманенными глазами. — У тебя еще что-нибудь выпить есть?

— Только водка, — осторожно предложил хозяин.

— Тащи.

Такой он видел ее впервые, поэтому подобное поведение целомудренной девы несколько смутило его.

После двух рюмок хорошей сибирской водки Марина просто-напросто уснула. Раздосадованный Марат долго смотрел на спящую красавицу, сожалея, что напоил ее. Он пробовал разбудить девушку, но она только что-то невнятно бормотала сквозь сон.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *