Не бойся


— Опять с утра нализался, сволочь! — вышла за ним из дома. Она привычно схватила суженого за воротник и потащила, отпуская в его адрес крепкие выражения.

Мирошниченко, проезжая мимо, видел, как жена тянула прапорщика, а тот сопротивлялся и размахивал руками. Подполковнику даже показалось, что Пискунов делал ему какие-то знаки, но Тарас Поликарпович не придал значения, подумав, что тот просит у него помощи. Забавная картина лишь вызвала у него снисходительную улыбку. Наряд издалека заметил автомобиль начальника колонии, и ворота предупредительно распахнулись еще до того, как Мирошниченко подъехал к ним. Ничего не подозревая, он направил машину к гаражу, его не насторожило и то, что никто не встречает, а створки ворот гаража закрыты. Мелькнула мысль, что посланцы Мутанта ожидают внутри, и Тарас Поликарпович вылез из машины, чтобы самолично открыть ворота. Каково было его удивление, когда прямо перед ним выросла фигура полковника Сазонова и еще двух человек в штатском.

— Доброе утро, Антон Герасимович, — произнес Мирошниченко поникшим голосом, понимая, что влип основательно.

— Для кого доброе, а для кого…

Полковник не успел договорить, его сотрудники уже обнаружили в «уазике» женщин и вытащили из машины.

— Арестовать всех троих! — приказал Сазонов, а сам направился в сторону административного здания.

 

Мирошниченко лишили звания и выгодной должности, но из-под ареста его выпустили, взяв с него подписку о невыезде. В поисках утешения он отправился к проституткам, но те встретили его враждебно и на порог не пустили.

— Мы и так из-за тебя горя хлебнули, — заявила нежная Вера. — Теперь еще направляют на принудительную работу.

— Чего ты перед ним распинаешься! — выкрикнула из-за спины подруги Наташа. — Пошли куда подальше, и дело с концом.

— Свинья неблагодарная! — вскипел Тарас Поликарпович.

— Нужно еще разобраться, кто из нас свинья. Лучше проваливай отсюда, хомяк толстопузый, а то милицию вызову, — разошлась девушка.

Отношения с женой испортились, и та ему не сочувствовала, предоставив возможность выкручиваться в одиночку. И теперь, оставшись один на один со своим горем, Мирошниченко разгуливал по своему большому дому и вспоминал последнюю беседу с полковником Сазоновым. Тот однозначно дал понять, что использует всю свою власть и занимаемое положение и что после суда его бывший сослуживец на свободе не останется.

От безысходности ситуации, от собственного бессилия, от равнодушия близких закипала ненависть ко всему окружающему. Но особенно ненавидел он полковника Сазонова.

— В стороне хочет остаться и чистеньким! Сволочь! — Тарас Поликарпович не заметил, как начал рассуждать вслух, усиленно жестикулируя руками. — Ничего у тебя не получится! Сядем вместе!

Неожиданно он весь как-то обмяк и опустился в кресло, понимая, что не в состоянии сделать что-либо обидчику. Во-первых, совершенно нет доказательств их совместных преступлений, а во-вторых, если он начнет ворошить старое, то и сам малым сроком не отделается. И тут он вдруг вспомнил про пистолеты, которые заполучил от Атамана и Тюленя после одной из их вылазок.

«Застрелить его, и дело с концом, — мелькнула шальная мысль. — Затем и себе пулю в висок!»

Плохо соображая, что он делает, Мирошниченко оделся и вышел во двор, снял навесной замок на двери сарая и вошел внутрь.

Отодвинув стеллаж в углу, он поднял крайние половые доски, отбросил их в сторону, взял штыковую лопату и принялся копать. Где-то на глубине полуметра штык скользнул по крышке жестяной коробки, издав неприятный скрежет. Внутри этого своеобразного контейнера лежали пистолеты.

Тарас Поликарпович выбрал один из них и сунул его в боковой карман полушубка, второй положил на место.

Минут через десять он уже сидел за рулем своего автомобиля.

В приемной Сазонова секретарша печатала на машинке и на приход Мирошниченко совершенно не реагировала.

— Антон Герасимович у себя? — поинтересовался взволнованный посетитель. Надменная блондинка оторвалась от работы и бросила беглый взгляд на мужчину с красным от напряжения и вспотевшим лицом.

— Приемные часы уже закончены, гражданин, — слетела с ее пухлых губ привычная фраза, и комнату вновь заполнил стук пишущей машинки. Но визитер не собирался спрашивать разрешения и направился к кабинету.

— Гражданин! Я же русским языком сказала… — крикнула она вдогонку, но тот уже распахнул дверь. Рассерженная секретарша вбежала в кабинет начальника вслед за Мирошниченко.

— Я его не пускала, он сам, — безнадежно развела она руками, оправдываясь перед полковником. Сазонов обоих окинул внимательным взглядом и хотел было выгнать ненавистного ему человека, но потом передумал, махнул рукой и сказал:

— Ладно, проходи, раз пришел.

Девушка недоуменно пожала плечами и демонстративно удалилась, громко хлопнув дверью.

— Строптивая она у тебя, — процедил сквозь зубы Тарас Поликарпович.

— Давно бы выгнал, да она протеже самого генерала. Учится в юридическом на вечернем, работает у меня. Приходится терпеть, — признался полковник.

Посетитель сразу взял быка за рога:

— Я, собственно, зачем пришел? Заведенное на меня уголовное дело еще не закрыто. Я думаю, в твоей власти спустить его на тормозах, а затем и вовсе закрыть.

В ожидании ответа Мирошниченко судорожно сжимал рукоятку пистолета в правом кармане полушубка.

Хозяин кабинета на какое-то время задумался, потом произнес:

— Какой смысл мне о тебе заботиться?

— Если мы договоримся, то я верну то, что ты потерял с моей помощью.

— Откуда у тебя деньги, когда ты сам потерпел убытки не меньше моих?

— Кое-какие деньги у меня есть, плюс продам машину и дорогие вещи. Уже через неделю половину принесу. Остальное буду вносить постепенно, после восстановления в звании и должности.

— Ты рассчитываешь занять прежнее положение? — удивился собеседник. — Ничего себе запросы!

— Подумай хорошо, внакладе ведь не останешься.

Для себя Мирошниченко твердо решил: если они не договорятся, он убьет Сазонова.

— Добро, — неожиданно быстро согласился Антон Герасимович. — Неси деньги.

— Я был уверен, что мы найдем общий язык, — обрадовался посетитель.

Тарас Поликарпович простился, заверив, что выполнит в срок данное обещание. Собственно, ему и деваться было некуда. Но Сазонов не собирался помогать заклятому врагу, а сделал вид, что пошел на компромисс, только для того, чтобы получить деньги.

Он потребовал уголовное дело бывшего сослуживца якобы для проверки и продержал его до тех пор, пока тот не передал ему все деньги, собранные с огромным трудом за неделю. Тогда полковник вернул дело следователю, предупредив, что будет держать его под личным контролем и чтоб тот не тянул резину.

Получив повестку в суд, Тарас Поликарпович сообразил, что его обвели вокруг пальца, как несмышленыша. В истерическом припадке он переломал в доме всю мебель. Жене было все равно. Пока муж был в силе, она держалась за него. Тем не менее это не мешало ей втайне от супруга копить деньги. За многие годы совместной жизни она собрала кругленькую сумму и не очень переживала за свое будущее. Теперь она жаждала поскорее избавиться от этого человека.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *