Не бойся


— Как ни странно, но она даже радуется. Говорит, что Алеше тоже будет приятно узнать новость. Не представляю, как дальше сложится, но на сегодня ты права — наши дети любят друг друга.

— Вот и объясни мужу про чувства детей. Он напрасно считает Свету еще совсем маленькой девочкой и думает, что она всю жизнь просидит под его крылышком. Такое часто бывает, когда в семье один ребенок. И в тридцать, и в сорок — для него всегда Светлана останется маленькой. И только ты, как жена и мать, сможешь объяснить мужу, что рано или поздно наступит такой день, когда дочь заведет свою семью, — закончила Ирина Анатольевна.

Ольга Никитична слушала и вникала в каждую фразу, произнесенную подругой, и в конце концов мысленно согласилась, что такая проблема в их семье существует.

— И тут ты права. — Она обняла Ирину Анатольевну и крепко прижала к себе. — Еще мне кажется, что твой сын — не самая проигрышная партия для моей дочери. — Они тепло попрощались, и уже на выходе гостья обронила: — Заходи почаще, как-никак мы теперь близкие родственники…

 Глава восьмая

В исправительно-трудовой колонии время шло своим чередом. Атаман с Тюленем провернули пару удачных операций и, что называется, спелись. Как-то раз Виктор заявил:

— У нас, Атаман, с тобой много общего, ты даже мысли мои читаешь.

— Забыл добавить, кореш, что я их прочитываю чуть раньше, чем ты подумаешь, — с ироничной улыбкой ответил Алексей, ему нравилось подтрунивать над Гущиным, а тот редко обижался.

— Как это, чуть раньше? — сморщил лоб Тюлень. — Объясни, раз ты такой умный.

— Ты тоже не дурак. Сначала выслушаешь прочитанные мной мысли, а потом начинаешь соображать.

— Не понял, — задумался Виктор над головоломкой.

— Не напрягай мозги и не старайся понять. Это аксиома, которую нужно просто запомнить и неукоснительно соблюдать. Кстати, для нашего дуэта лучшего правила не придумаешь.

— Да ну тебя, — махнул рукой Гущин. — С тобой невозможно говорить серьезно.

Почти каждую ночь во сне к Казакову приходила его любимая. Ему не очень хотелось расставаться с видением, но оно постепенно исчезало, и Алексей просыпался задолго до общего подъема. В такие минуты он вспоминал письмо, в котором девушка сообщала, что у них будет ребенок, и которое Алексей выучил наизусть.

Он строил дом для жены и сына в мыслях, почему-то был убежден, что у него родится именно сын, строил старинные замки из камня, представлял зеленую лужайку с сочной травой, на которой резвится его малыш, запуская бумажного змея. Но звучала команда «подъем», и мечты растворялись, наступало опустошение и мучила тоска. Только отдаваясь занятиям спортом, он отвлекался. Тренировались ребята не менее пяти-шести часов ежедневно.

После утренней сорокаминутной разминки они устроили пятнадцатиминутный перекур, когда и навестил их отрядный.

— Поддерживаем спортивную форму? — спросил он с порога.

— Поддерживаем, — откликнулся за двоих Тюлень.

— Не тяни резину, начальник. Излагай, зачем пожаловал? — вставил веское слово Алексей, который любил конкретные отношения с отрядным.

— Один мой бывший заключенный дал неплохую и прибыльную наводку, — начал офицер, ерзая на стуле, который скрипел и трещал под тяжестью его тела, но почему-то не разваливался. — Во втором вагоне поезда Челябинск — Алма-Ата, в третьем купе, из поездки по Уралу возвращаются на родину денежные люди.

— Кто такие? — задал Атаман резонный вопрос.

— Двое крупных поставщиков анаши в города Урала, третий — телохранитель, шкаф такой, ростом не меньше двух метров. Главное — с ним расправиться.

— Сколько денег они везут? — последовал очередной вопрос Атамана.

— Точно не скажу, но пахнет несколькими сотнями тысяч рублей. — Мирошниченко развел руки в стороны, как бы показывая, какая это огромная сумма.

— Годится, — кивнул Казаков. — Когда поезд?

Деловые разговоры со старшим лейтенантом Мирошниченко он вел один. Тюлень не вмешивался, его вполне устраивала роль технического исполнителя, благо есть кому без него думать.

— Сегодня, — удивил всех офицер.

— А мы успеем? — удивился Гущин, в первый раз за все время задавший вопрос.

— Успеете, — успокоил его Мирошниченко, затушив сигарету в стеклянной банке. — Действуем по разработанному плану. Вот-вот должны подойти конвойные, они уведут бригаду плотников на весь день грузить кирпич. Моя машина в десяти метрах отсюда, что делать, знаете.

 

Двое молодых людей сели в поезд заблаговременно и сразу закрылись в двухместном купе, подальше от посторонних и любопытных глаз. Поезд, набирая скорость, миновал пригород.

— Может, на разведку сгонять? — предложил Виктор, вспомнив, зачем они здесь.

— Лучше сходи к проводнику и попроси, чтоб принес чаю, — посоветовал Казаков.

— Нашел время чаи гонять, — возмутился здоровяк.

— Это нужно для дела, — коротко бросил Алексей. Тюлень вышел и через минуту вернулся.

— Заказал? — поинтересовался напарник.

— Сейчас принесет.

— Жди меня здесь и никуда не отлучайся.

И Атаман исчез.

Проводник принес чай и поставил на откидной столик, а следом за ним возвратился напарник, удовлетворенно потирая руки.

— Где ты был? — Виктор пытался уловить, что задумал Атаман.

Алексей молча извлек ключ от дверей купе из кармана брюк и кинул его между стаканами чая.

— Где ты его взял и зачем он нам? — спросил Тюлень, взглянув на ключ.

— У проводника позаимствовал, пока он тебя чаем угощал, — сделал глоток горячего чая Атаман. — Или ты считаешь, что они сидят с открытой в купе дверью и только дожидаются, когда мы их ограбим?

— Понял, — буркнул увалень. — Когда начнем?

— Минут сорок, если судить по расписанию, у нас есть в запасе. — Алексей на мгновение задумался и продолжил: — Придется тебе с полчаса послоняться в тамбуре. Не исключен вариант, что телохранителю приспичит выйти в туалет, тогда мы успеем управиться с делом в его отсутствие.

Атаман нервничал, прикуривая третью подряд сигарету. Алексей посмотрел на часы, и дуги ровных черных бровей поползли вверх от удивления: прошло всего восемь минут, как Тюлень занял наблюдательный пункт в конце тамбура. Казаков затушил очередную сигарету и изучающим взглядом окинул купе. Его внимание привлекла откидывающаяся железная ножка столика. Несколько минут потратил на то, чтоб отломать ее. Крышка упала вниз и громко хлопнула о стену, на полу валялись разбитые стаканы и помятые подстаканники. Но, удовлетворенный проделанной работой, юноша не обращал внимания на беспорядок. Он оторвал часть простыни и завернул в нее железный прут. Часы отсчитывали драгоценные секунды, и беглый взгляд на циферблат показал, что Гущин отсутствует уже семнадцать минут. Алексей не знал, чем занять себя, от бездействия сдавали нервы.

«Только зря время теряем», — подумал он и решительно поднялся.

Но дверь купе отошла в сторону, и вбежал Тюлень.

— Твой план сработал, — обрадовал он. — Громила только что вошел в туалет.

— Действуем, — скомандовал Атаман. — Врываемся в купе. Твой слева, мой справа. — И уже как бы самому себе добавил: — Главное — не суетиться.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *