Не бойся


— Суть так суть. — Алексей бросил кожаную папку на стол. — Посмотрите содержимое, вас должно заинтересовать.

Лейзирович углубился в длительное изучение компрометирующего его материала. Он не кричал и не терял самообладания, лишь морщил лоб при чтении. Когда закончил, захлопнул папку и прямо спросил:

— Что вы не из ОБХСС, видно невооруженным глазом, а это значит, что за свой изнурительный и кропотливый труд имеете желание получить вознаграждение. Сколько?

— Двадцать процентов от вашей доли, — предложил Диксон.

— Об этом не может быть и речи. Я готов купить эту папку и пленки, с которых печатались фотографии, но в кабалу не полезу.

— Не боитесь, что эта папка ляжет на стол какого-нибудь расторопного следователя? — В голосе Марата звучало столько иронии, что Лейзирович даже улыбнулся. — Лучше делиться частью дохода, чем потерять все, — все-таки закончил свою мысль Диксон.

— Неужели я похож на глупца? Вы никогда не отдадите компрометирующий меня материал в ОБХСС.

— Это еще почему? — явно недоумевал Диксон.

— По одной простой причине. Тогда тоже потеряете все, чего уже достигли. Я же прекрасно понимаю, что, собирая на меня материал, вы подмяли всех леваков, окружающих мою скромную персону. Иначе откуда бы у вас появились накладные?

— А ты хитер, братец, — перешел Атаман на «ты». — Мы продадим тебе эту папку, ты разгонишь леваков, а со временем подберешь других. Выходит, что мы останемся ни с чем?

— Разрушить налаженную систему легко, а создавать новую нужны годы, — выдал Семен Давидович прописную истину. — Я лишь уничтожу улики своей неофициальной деятельности, а они пусть платят вам. Меня это не касается. И заверяю, что впредь подобных ошибок не допущу.

— Пусть не сразу, но постепенно людей нелегального сбыта ты заменишь. Это понятно даже школьнику. — Алексей тоже рассуждал логически.

— Если быть до конца откровенным, то скорее всего так и будет. Это справедливо: вы сделали работу и должны получить за нее определенные деньги. Но ничего больше не делать и жить на проценты — извините, но мы не в Америке живем.

— О какой справедливости вообще речь? — Атаман даже заерзал на стуле. — В Америке предприниматели занимаются легальным бизнесом и, между прочим, исправно платят налоги государству. Нашим законом само предпринимательство запрещено, поэтому и налоги от нелегальной деятельности должны отходить в неофициальные структуры.

— То есть вам? — Пара умных глаз с интересом изучала лицо собеседника.

— В данном случае нам, — подтвердил Алексей, не моргнув глазом.

— Мы так далеко зайдем. Политика — бесконечная тема. Что касается нашей проблемы, то я уже все сказал и добавить мне нечего, — категорически стоял на своем директор мебельной базы.

Атаман вспомнил слова Мешкова. Он был прав — Лейзирович действительно оказался крепким орешком.

— Ладно! Сколько ты готов отстегнуть за папку? — чуть было не согласился уступить Диксон, но Атаман остановил его.

— Такие вопросы на ходу не решаются, — произнес он. — Необходимо подумать.

Семен Давидович с уважением посмотрел на Алексея. Рассудительные люди вызывали у него симпатию, даже если не были его сторонниками.

— Ну что ж, если вы не против, встретимся послезавтра в это же время.

— Только скажите секретарше, чтобы не мурыжила нас в приемной, — попросил Марат.

— Я не спрашиваю ваших настоящих фамилий. И это естественно. Запишитесь у секретарши под фамилией Крутиковых, я распоряжусь, чтоб пропустили вне очереди. — И Лейзирович встал с кресла, давая понять, что на сегодня разговор закончен.

В девять часов вечера, как обычно, Семен Давидович выгуливал своего породистого пуделя. Собака, убежав от хозяина и получив свободу действий, резвилась во дворе, слившись с ватагой других собак, большей частью бездомных.

А ее хозяин устроился в беседке на лавочке и просматривал свежие газеты. Увлекшись интригующей политической статьей, он не заметил, как к нему приблизился незнакомый мужчина очень мощного телосложения, с бычьей шеей и крупными чертами лица.

— Мужик, дай закурить, — услышал Лейзирович неприятный, грубый голос и отложил газету. Он поднял голову и увидел перед собой лицо, невольно вызывающее отвращение. — Дай закурить, — повторил незнакомец, производя жуткое впечатление.

— Извините, я не курю, — выдавил Семен Давидович.

— Не уважаешь? — Мужчина неожиданно пришел в ярость и своим пудовым кулаком нанес удар в переносицу Семену Давидовичу. — Смотри у меня! — пригрозил он без причины и отправился восвояси.

Размазывая рукавом кровь по лицу, Лейзирович призадумался: случайно ли это произошло или как-то связано с сегодняшними посетителями? Семен Давидович не сомневался, что связь существует, и нападение хулигана можно считать своеобразным предупреждением до очередной встречи с «Крутиковыми». На вопрос жены, что с его лицом, он ответил, что по неосторожности зацепил носом подъездную дверь.

На следующий день директор внутренне подготовился к неприятной встрече, на всякий случай прикупил и пачку хороших сигарет. Весь день подозрительно осматривал каждого посетителя, входящего в кабинет, не доверяя даже своим подчиненным. Во время обеда и при возвращении с работы внимательно вглядывался в лица встречных, но занятые собственными заботами люди не замечали его. Когда опять вечером выгуливал пуделя, то уже не уединялся, а держался вблизи людей. В конце концов ему все порядком осточертело и он решил, что неверно истолковал выходку хулигана. Он успокоился и уже не крутил беспрерывно по сторонам головой.

Лейзирович поймал пуделя, зацепил у него на ошейнике поводок и в прекрасном расположении духа возвращался домой. Дверцы лифта раскрылись и интеллигентного вида мужчина, с собакой на поводке, вошел внутрь, но не успели они закрыться — вбежал запыхавшийся мужчина.

— Тебе на какой? — грубо спросил старый знакомый.

— На седьмой, — пролепетал Семен Давидович, уставившись на вчерашнего хулигана, словно загипнотизированный.

— По пути, — отпустил шутку грубиян, нажимая кнопку с цифрой «семь». Но не успел лифт тронуться, он нажал кнопку «стоп» и с наглой ухмылкой повернулся к Лейзировичу.

— Заело.

— Что вам нужно? — не в шутку перепугался Семен Давидович. — Может, закурить? — и он поспешно достал из кармана нераспечатанную пачку «ВТ».

— У меня свои имеются, — отодвинул хулиган услужливую руку. — Ты мне нужен. Соскучился! Почитай, сутки не виделись.

Он несильно ударил собеседника в солнечное сплетение, но сила удара оказалась все же достаточной для худенького Лейзировича, который последний раз дрался в школьные годы, и то неудачно. Лейзирович со стоном согнулся пополам.

Заметалась и завизжала собачка, кидаясь на обидчика, но тот пнул ее под ребра, и она, жалобно заскулив, забилась в угол.

— Овчарок нужно держать, — читал нотацию хозяин положения, нанося еще несколько ударов по корпусу несчастного, который прикрывал руками основные болевые точки и уже еле держался на ногах.

— Думаю, что на сегодня достаточно, — сжалился хулиган, опять нажимая кнопку «семь». Когда двери лифта раскрылись, он вытолкнул мужчину с собачкой на площадку и сказал на прощание:


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *