Не бойся


Около двух часов ночи старший лейтенант Мирошниченко сдал Сайфутдинова и Казакова сержанту внутренних войск и приказал:

— Отведи их в комнату для свиданий и запри там, пусть всю ночь марафет наводят, утром сам проверю, какой порядок они навели…

Спустя трое суток в барак вошли улыбающиеся Атаман и Диксон в обнимку.

В последнюю вылазку подельники принесли сто двадцать тысяч рублей и в первую двадцать. Семьдесят тысяч чистыми принадлежали им, тридцать пять, соответственно, Алексею. Он никогда не имел такой суммы и вряд ли заработал бы за всю жизнь, если бы не попал на зону.

Позже отрядный рассказал, что их налет в узких кругах вызвал настоящий переполох, даже провели нелегальное расследование и пришли к выводу, что узбека кто-то пас аж с самого Ташкента. Но об этом Атаман узнал после, а сейчас с задумчивым и сосредоточенным видом выводил буквы в письме матери.

 Глава пятая

Осень 1963 года отличалась дождливой погодой. Обложные ливни залили город. Но постепенно они сменились теплыми моросящими дождями. Обилие влаги позволило сохранить листву зеленой, всматриваясь в ее свежесть и вдыхая аромат, трудно было понять, осень это или весна. Но Ирина Анатольевна знала, что не успеешь оглянуться, как придут холода. Уже две недели, как она вернулась на фабрику, устроив трехмесячную Любушку в ясли, продолжая по ночам шить ночные сорочки.

«Зима на носу, но теперь станет полегче, — думала Ирина под монотонный стук швейной машинки. — С первой зарплаты закуплю на зиму угля и дров, а того, что зарабатываю по ночам, должно хватить на жизнь. Сереже справлю кое-какую одежонку, сама прохожу в старой, а там видно будет», — строила она планы на будущее.

Требовательный стук в окошко прервал мысли. Она взглянула на часы, которые показывали седьмой час утра.

«Надо же, не заметила, как ночь пролетела. Но кто бы это мог быть в такую рань? Только почтальоны ходят спозаранку», — промелькнула догадка.

Она накинула платок и вышла на улицу, с удовольствием вдохнула утренний прохладный, влажный воздух, отгоняющий сонливость.

— Ирина Анатольевна, вам два письма, одно из них заказное, — затараторила молоденькая девушка с сумкой, переброшенной через плечо. — Вот здесь распишитесь, — протянула она Ирине ручку.

Казакова расписалась, поблагодарила почтальоншу и вернулась в дом. Вначале вскрыла конверт с письмом от сына и углубилась в чтение. За строчками невольно возник образ сына, и на глазах Ирины Анатольевны выступили крупные слезы.

«С углем и дровами придется подождать, зато увижусь со своим Алешей. Нужно в выходной съездить на вещевой рынок, купить шерсть, связать сыну теплые носки и варежки», — одолевали ее радостные и одновременно грустные думы.

Второй конверт содержал официальное разрешение на длительное, внеочередное свидание шестого, седьмого и восьмого ноября за ударный труд и хорошее поведение. Внизу стояла подпись самого начальника колонии подполковника Сазонова.

Она просидела несколько минут с задумчивым видом, затем встряхнула головой и отправилась будить Сережу, пора собирать малыша в садик…

Уже после работы, забрав из яслей и садика детей, накормив их, Ирина Анатольевна отправилась с ними к Мухиным.

Ольга Никитична обрадовалась приходу гостей.

Казакова огляделась по сторонам.

— Что-то я твоих не вижу.

— Муж, как всегда, на дежурстве, а дочка в магазин за хлебом побежала, вот-вот должна вернуться.

— Я, собственно, на минутку забежала, по делу, к твоей дочери, — осторожно перешла гостья к причине визита.

— Что ты вечно торопишься, Любушку с рук не спускаешь? Положи девочку на диван, отдохни, все равно она спит. Придет Света, тогда все обговорим.

— Ой, здравствуйте, Ирина Анатольевна, — заполнил комнату девичий голос.

— Здравствуй, Светочка, — обрадовалась Ирина, укладывая грудного ребенка.

— Редко стали к нам заходить, — с легким укором сказала младшая Мухина. — Как Алеша, что пишет? Про меня совсем, наверное, забыл, ни единой весточки, — надула она губки.

— Ты на него не обижайся, не разрешено писать лишних писем, — пояснила Алешина мать. — Но в письмах ко мне только про тебя и спрашивает.

— Я уж думала — забыл. — Света удобно расположилась на стуле рядом с гостьей. — Рассказывайте, Ирина Анатольевна, рассказывайте, мне не терпится про него услышать, — заерзала она на стуле.

— Дело в том, что ему разрешили свидание с родственниками, — начала Казакова. — И он просит, чтобы ты, Светочка, приехала к нему вместе со мной. — Она перевела взгляд на мать. — Вот и все мое дело, Ольга Никитична, решайте.

— Я поеду, поеду! — вскочила, как ужаленная, Света.

— Кто ж тебя туда пустит? — охладила ее пыл хозяйка.

— Алеша пишет, что договорился с отрядным, нужно только отметить в формуляре, что она двоюродная сестра. — Ирина Анатольевна посмотрела на мать девушки умоляющим взглядом. — Не откажите моему мальчику, он и так ничего хорошего не видит, несладко ему приходится, не на курорте. Не откажите, Ольга Никитична, вечно благодарить стану.

— Совсем рехнулась, подруга, — остановила ее хозяйка. — На «вы» со мной разговариваешь, нечто я враг нашим детям? Пусть едет к своему Алеше, все уши про него прожужжала.

Света подскочила и расцеловала мать.

— Спасибо!

— Сумасшедшая, — отмахнулась та от дочери.

Ирина Анатольевна смахнула слезу.

— В должниках у тебя ходить буду.

— Прекратите немедленно. Обе. — Ольга Никитична протерла увлажнившиеся глаза. — Сама разревусь.

За чаем решили, что Сережа поживет у Мухиных, ну, а грудного ребенка придется взять с собой. Покидала Ирина Анатольевна дом соседей в хорошем настроении…

 

Две недели пролетели, как один день. Но Ирина успела связать теплые носки и варежки, закупить продуктов и собрать кое-какую мелочь. Билеты на поезд купила заблаговременно. И теперь они тряслись в общем вагоне. Света устроилась на краю нижней полки, у самого прохода. Алешиной маме пассажиры уступили место у окна, и она, откинувшись назад и машинально покачивая дочурку, дремала.

На станцию назначения поезд прибыл рано утром. Нагруженные хозяйственными сумками, всевозможными пакетами и свертками, с трехмесячной девочкой, женщина и совсем молоденькая девушка вышли на привокзальную площадь.

— Подержи. — Ирина Анатольевна передала дочку Светлане. — Схожу на вокзал и узнаю расписание автобусов.

Любаша, пока не было матери, проснулась и закричала, привлекая внимание немногочисленных ротозеев. Света сунула соску малышке в ротик, покачивая ее, принялась расхаживать вокруг груды вещей, которые они сложили в кучу. Ребенок притих и засопел.

— Простите, — окликнул Мухину грузный мужчина в форме старшего лейтенанта внутренних войск.

— Вы ко мне обращаетесь? — обернулась изумленная девушка.

— К вам, — подтвердил офицер. — Вы, случаем, не на свидание с Казаковым приехали?

— К нему, — пролепетала несмело Светлана.

— Мне Алексей так подробно описал твою внешность, что я сразу узнал тебя, — перешел Мирошниченко на «ты». — Это, — он кивнул на ребенка, — сестра Казакова, насколько разбираюсь в родстве. А где же его мама?

— Она пошла узнавать расписание автобусов, — ответила Света. — А вы Алешин начальник?


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *