Не бойся


— Какое мне до нее дело, — недовольно буркнул Марат. — Напрасно потеряли столько времени — вот что для меня главное.

— А меня эта живопись заинтересовала.

Атаман поднялся, подошел к стене и снял картину.

— Голова! — похвалил напарника Сайфутдинов, обнаружив замаскированную дверцу небольшого сейфа, встроенного в стену. — Но как его открыть? По-моему, он без замка.

Они осмотрели гладкую поверхность дверцы: она была ровной, без единого отверстия. А для того, чтобы извлечь сейф из стены, необходимо раздолбить толстую железобетонную стену, на что уже не было ни времени, ни нужного инструмента. К тому же еще неизвестно, удастся ли его открыть, а прихватить сейф с собой было невозможно. Во-первых, он хоть и небольшой, но наверняка тяжелый, во-вторых, он привлечет внимание случайных встречных.

— Здесь должен быть какой-то секрет, — предположил Казаков.

— Об этом я сам догадался. Но какой? — Диксон прошелся по комнате, взглянул на часы и решительно произнес: — Пора! Иначе не останется времени самим смотаться.

— Ты прав, — с сожалением согласился Алексей, бросив последний взор на злополучную стену. Но что-то привлекло его внимание, и он замер. — Скажи, Марат, на что обычно вешают картину?

— Нашел время, — удивился Диксон любопытству друга. — Ну, дюбель в стену вбивают или сверлят отверстие, забивают деревянную пробку и вгоняют шуруп.

— И я думаю точно так же! — неизвестно чему обрадовался напарник. — Но тут, видимо, особый случай. — Он кивнул на стену, из которой сантиметров на пять-шесть выступал винт. — Нужна крестообразная отвертка.

— Где-то видел, — засуетился Сайфутдинов. Он открыл антресоль мебельной стенки, порылся там и извлек нужный инструмент.

Атаман подставил под ноги пуфик и принялся вворачивать винт. Когда из стены уже выступала только одна шляпка, он во что-то уперся. Приложив большие усилия и затаив дыхание, Казаков сделал еще несколько оборотов. Наградой за сообразительность послужил глухой щелчок где-то внутри стены.

— Внутренний замок сработал! — вскрикнул Диксон, заметив, как чуть приоткрылась дверца сейфа. — Ты просто гений.

Потерянное время окупилось с лихвой, в сейфе они обнаружили: семь сберегательных книжек на предъявителя с суммой вкладов от двадцати до шестидесяти тысяч рублей в каждой, но настоящим сюрпризом были доллары — сто двадцать семь тысяч.

— Валюту копил, сволочь! — сказал Атаман. Подельники позаимствовали у хозяина дома кожаный дипломат, вытряхнув его содержимое на письменный стол и сложив туда богатую добычу. Затем они покинули жилище Сазонова тем же способом, что и вошли. Незамеченными добрались до лесополосы. Густой снег на ветках деревьев надежно прикрывал их перемещение от редких автомобилей на дороге. Преодолев километра три по полосе, друзья свернули в открытое поле, а минут через двадцать-двадцать пять вышли к речушке, покрытой толстым декабрьским льдом. Мороза сильного не было, но легкие, спортивного покроя куртки не спасали от пронизывающего зимнего ветра, и парни изрядно продрогли.

— У меня зуб на зуб не попадает, — пожаловался Диксон.

— Потерпи еще малость, — посочувствовал ему более морозостойкий Атаман. — Давай дипломат и засунь руки в карманы, — проявил он заботу.

Самыми сложными в пути оказались восемьсот метров между речкой и лесом, где глубокий, по колено, снег затруднял и без того медленную ходьбу. Они уже не чувствовали пальцев ног, снег набился в легкую, весенне-осеннюю обувь. Но долгожданный лесной массив скрыл их от пронизывающего ветра, стало немного легче. Алексей оперся о дерево, разулся и растер ноги снегом.

— Тебе что, делать нечего? — поежился Диксон, чувствуя, как по спине побежали мурашки.

— Советую последовать моему примеру, не то обморозишь ноги.

— И не подумаю. Я еще не сошел с ума. — Марат имел на этот счет личное мнение и оголять ноги зимой на улице не собирался.

— Дело хозяйское, — сказал Алексей, обуваясь. — Я только посоветовал.

Через час они вышли на трассу, где их поджидал на личной «Волге» бывший тренер Марата Жданов Вадим Борисович.

— Я уже думал, что вы погорели, — сказал он, крепко пожимая руку своему воспитаннику.

— Полковник так запрятал свои сокровища, что пришлось попотеть, — улыбнулся Диксон, довольный, что наконец-то они в теплой машине.

— Я рад, парни, что все прошло удачно, об остальном поговорим по дороге. — И он включил зажигание.

Теперь Атаману и Диксону предстояла встреча с Сутулым, и они задумались, как у него прошла операция.

 

Мирошниченко и Сазонов обосновались на местном озере в четырех километрах от селения. Пробурили лунки во льду, приспособили раскладные стульчики, расправили короткие зимние удочки и, усевшись, уставились на поплавки. Клев выдался на славу, и через какой-то час они разожгли походный примус «шмель», набрали в котелок воды и поставили ее кипятить. Морозный ветер не скрашивал рыбалку, но хороший французский коньяк позволил меньше обращать на него внимания. Да и толстые, длинные тулупы хорошо защищали от холода.

— Знатная ушица, — похвалил Сазонов стряпню коллеги, хлебая ее ложкой из алюминиевой тарелки и причмокивая от удовольствия.

Забыв обо всем на свете, начальники пировали на свежем воздухе. Зимняя рыбалка и уха на морозе были слабостью обоих. Мирошниченко вначале не смотрел на часы вообще, затяжка времени его вполне устраивала. Но после обеда он как-то засуетился — несмотря на выпитый коньяк и хорошее настроение, его все-таки что-то беспокоило.

— Может, достаточно на сегодня? — спросил он у полковника.

— Куда нам торопиться? — отмахнулся тот. — Сегодня же воскресенье.

— Тебе легко говорить — дом под боком, а мне еще в другой район добираться, — возразил подполковник.

— Можно подумать, что соседний район на обратной стороне планеты, — засмеялся полковник, спиртное уже подействовало на него должным образом. — И вообще, ты выпил, а пьяный за рулем — преступник, не тебе объяснять. Заночуешь у меня. Порыбачим до темноты, а вечерком с пельмешками опустошим еще одну бутылочку «Наполеона».

— Ни в коем случае! — замахал руками Мирошниченко. — Рано утром на работу, неудобно опаздывать.

— Начальство не опаздывает, а задерживается, — нравоучительно произнес Антон Герасимович.

— Но я и жену не предупредил, что останусь у тебя с ночевкой, — стоял на своем бывший подчиненный. — Нет, как ни хочется, а пора сворачиваться.

— А для чего, Тарас Поликарпович, у нас в стране существует телефонная связь? Позвонишь домой и предупредишь, можешь все валить на меня. В общем, прошу не возражать старшему по званию, никуда я тебя сегодня не отпущу.

— Ты уж извини, Антон Герасимович, но забыл тебя предупредить сразу, у меня вечером намечены еще кое-какие дела в зоне. — Мирошниченко виновато скривил лицо, развел руки в стороны и пожал плечами.

— Вечно у тебя так, — обиделся собеседник. — Сам пригласил, а теперь убегаешь. И так редко встречаемся в нерабочей обстановке, нас ведь многое связывает. Никакого уважения к старшему, — высказал недовольство полковник.

— Что ты, в самом-то деле, разошелся. Если б знал, как я ценю нашу дружбу, не говорил бы подобного. Давай решим так: еще часик рыбачим и заканчиваем, а в следующий выходной, обещаю, что приеду к тебе на оба выходных дня и свою дражайшую половину прихвачу с собой, подруги тоже давно не виделись. Им есть о чем поговорить без нас, ну, а мы повторим вылазку на природу. Согласен?


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *