Не бойся


— Но об этом заявлении знали только три человека: вы, я и начальник следственного отдела. — Александр все еще старался вернуть расположение женщины и перевести беседу в спокойное русло.

— А начальник следственного отдела не мог кому-нибудь проболтаться? — хитро прищурилась свидетельница.

— Исключено! — заверил Вершков. — Он один из самых старых и порядочных работников нашего отдела.

— Очень приятно! — Виктория Самойловна даже улыбнулась. — А вы случайно не допускаете мысли, что утечка информации произошла именно благодаря вашей расчетливой неосторожности?

— Что за глупое обвинение? — опешил следователь. — Еще понимаю подозрение на неосторожность. Но расчетливость!

— Я придерживаюсь иного мнения, — заявила посетительница.

— Но позвольте…

— Достаточно, — перебила она хозяина кабинета. — Не нужно считать себя умнее других. — Она не отвела взгляда. — Переигрываете, уважаемый следователь.

— Я вижу, что здесь не обошлось без постороннего вмешательства…

Но она опять его перебила:

— Не нужно казаться смешным. Мне надоело играть в кошки-мышки. Давайте уже перейдем к делу, из-за которого вы вызвали меня повесткой.

В конце концов Вихрова изменила свои показания, и Вершков был вынужден зафиксировать все в протоколе.

После ее ухода он еще долго сидел за рабочим столом в глубоком раздумье.

«Похоже на то, что и меня оклеветали, — роились в его голове тревожные мысли. А это может означать только одно, что проболтался кто угодно, только не весовщица. Если не Вихрова и не начальник следственного отдела, то остаюсь только я. Нужно подумать, нельзя исключать любую возможность».

В результате длительных раздумий он пришел к выводу, что вскользь упомянул имя Панина в кругу семьи Кожевниковых. «Но они честные и абсолютно посторонние в этом деле люди», — подумал он.

Он упорно не допускал подозрений на Ксюшу и ее близких. Однако сколько ни ломал он голову, вновь возвращался к Кожевниковым: «Если утечка информации произошла через меня, то других вариантов у меня нет, и я обязан его проверить».

Настойчивый автомобильный сигнал прервал его размышления. Вершков выглянул в окно и увидел новенький «жигуленок» Ксюши. Девушка стояла рядом с машиной и приветливо махала ему рукой. У Александра учащенно забилось сердце, он давно находился под воздействием ее чар.

«Как я только посмел плохо о ней подумать?»

Он посмотрел на часы. Стрелки показывали начало седьмого. Он махнул Ксюше, вышел из кабинета, закрыл дверь на замок и, уже шагая по длинному коридору, произнес вслух:

— Бред какой-то…

 

Любовь Леонидовна Казакова сошла с трапа самолета. Она звонила брату и предупредила, что прилетит, но не просила, чтобы тот ее встретил. Тем приятнее было увидеть среди встречающих Ксюшу.

— Привет, племянница! Соскучилась по тетке? — пошутила она, разводя руки в стороны для объятий.

— Привет, моя престарелая тетушка, — пошутила Ксюша. Они обнялись.

— Рассказывай, как вы тут без меня? — спросила Казакова уже в машине.

— Без изменений, — ответила племянница и, не сдержавшись, добавила: — У нас для тебя сюрприз.

— Какой? — проявила естественное любопытство женщина.

— Потерпи до вечера, — уклонилась от прямого ответа племянница. Они с отцом решили гостью познакомить с Вершковым. Их поразительное сходство и неожиданная встреча должны вылиться в оригинальное зрелище.

На самом деле Атамана интересовали результаты командировки следователя, но его дочь не должна была знать об этом. В доме Кожевниковых Любу уже ожидал праздничный стол. Они долго сидели, рассказывая последние новости.

— Наконец-то наша мать посмотрит на море. — Это известие Алексею пришлось по душе. Сколько раз предлагал он ей отдохнуть на Черноморском побережье, даже сам был готов с ней поехать, но она все отказывалась.

— Потому что о себе совсем не думала, все для нас старалась. Ты же ее хорошо знаешь, не любит она быть кому-нибудь в тягость, — сказала Люба.

Беседовали в основном брат с сестрой, остальные практически не вмешивались и только слушали. Светлана заметила ту нить, которая протянулась между братом и сестрой, и пошла на маленькую хитрость. Она что-то шепнула на ухо дочери, а затем произнесла вслух:

— Мне нужно по магазинам, Ксюша меня повозит. Надеюсь, что брат не позволит своей сестренке скучать?

Они оба с благодарностью посмотрели на хозяйку.

Алексей разлил по фужерам сухое испанское вино и закурил. Люба взяла свой фужер, чуть пригубила, встретилась глазами с приветливым взглядом брата и решила перейти к главному.

— Алеша, я ведь приехала, как всегда, с просьбой к тебе, — сказала она.

— Нет проблем. Все, что только в моих силах, — с готовностью отозвался брат.

— Иногда мне кажется, что для тебя невозможного не существует, — польстила ему гостья.

— Не подхалимничай, — улыбнулся Алексей. — Я в любом случае помогу тебе, — заверил он ее.

— Тогда сначала я тебе все расскажу, без всяких комментариев, а потом ты выразишь свое мнение, может, что-нибудь посоветуешь.

— Договорились.

Он откинулся на спинку кресла, заняв удобное положение и приготовившись к длинному разговору.

Хоть и обещала Люба обойтись без комментариев, на самом деле она сути дела уделяла меньше времени, чем оправданию поступков, которые еще не совершила. На изложение у нее ушло более двух часов. Она перепрыгивала с одного на другое, и рассказ получился бессвязным, но вполне понятным.

Алексей же ни разу не перебил сестру, предоставив ей возможность до конца выразить как мысли, так и накопившиеся эмоции.

Люба умолкла и бросила вопросительный взгляд на брата.

— У меня сложилось впечатление, что ты ждешь от меня благословения, — откровенно сказал Алексей.

— Не то, чтобы благословения, я хочу твоего понимания. Гарик хоть и согласился принять в этом деле участие, но на самом деле он не во всем со мной согласен. Сергея я вообще не беру во внимание, его точка зрения меня не интересует, ты сам знаешь почему. Вот и получается, что я осталась один на один со своей совестью.

— Мне бы не хотелось останавливаться на моральной стороне вопроса. В конце концов, каждый сам выбирает свою дорогу. Что касается советов, то, на мой взгляд, ты сама неплохо продумала схему. Интересует же меня только одно: ты твердо решила или еще сомневаешься? Если тебе на что-то нужны деньги, то ты можешь просить у меня любую разумную сумму и выбросить из головы предложение профессора. — Он на долю секунды задумался, сморщив лоб. — Недооценил я твоего преподавателя при первой встрече.

— Спасибо тебе, Алеша. И так все наше семейство сидит на твоей шее, а мне хотелось достичь какого-нибудь положения своими силами.

— Но мне не в тягость помогать близким, — возразил брат.

— Я же уже сказала, что дело не в тебе, а во мне самой. Раз я на что-то настроилась, то будь уверен — не передумаю и не отступлю! Недаром мать говорит, что характером я в старшего брата.

Последняя фраза льстила самолюбию мужчины, но он все равно счел необходимым предупредить сестру:


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *