Не бойся


И она высыпала на стол из хозяйственной сумки деньги, купюрами разного достоинства.

— Не обижайся на нас, черт попутал, — вступила в беседу толстушка.

— Да чего уж там, — махнула рукой хозяйка. — Только, если честно, с трудом верится, что сами решились на такой поступок.

— Не то, чтобы сами, — замялась Зинка. — В общем, нашлись люди, надавили на совесть. — Она помолчала и добавила: — Еще хотим поблагодарить тебя за то, что не заявила в милицию.

— Хватит извиняться, лучше расскажите, как там мои родные братья?

— Костик нормально, что с ним теперь может случиться, — загадкой ответила Наталья. — А вот Михаил в больнице, с двусторонним воспалением легких, температура не спадает ниже тридцати девяти градусов.

— Как же это он умудрился подхватить воспаление? — всплеснула руками Ирина.

— По собственной глупости простыл, — увлажнились глаза у Зинаиды. — Сколько раз предупреждала его, чтоб теплее одевался. — Она не выдержала напряжения и разрыдалась.

Хозяйка подошла и положила ей руку на плечо.

— Успокойся, милая, все образуется.

— Иринка, будь человеком, прости проценты. Нам пришлось на заводе взять тысячу рублей в кассе взаимопомощи. — И она еще сильнее расплакалась.

— И так крохи получаем. — У Натальи тоже навернулись слезы. — Теперь каждую зарплату будут высчитывать, а дома ни радио, ни телевизора — все продали.

Плач в два голоса заполнил кухню сопением, всхлипываниями и непонятным гулом.

— Прекратите немедленно, — повысила голос Ирина. Женщины разом умолкли и преданно посмотрели на нее. — О каких вообще процентах идет речь?

— Мы у тебя украли три с половиной тысячи, а здесь пять, — кивнула толстуха на кучу денег.

— Понятно, — догадалась хозяйка, в чем дело. — Это они до такой степени вам на совесть надавили?

Она с улыбкой вспомнила друзей сына.

— Они, окаянные, — призналась жена Костика и осеклась: женщины были настолько запуганы, что боялись даже произнести про налетчиков дурное.

Михаил хоть и пострадал больше всех, но придерживался мнения женщин и не горел желанием вновь встретиться с бандитами. Один Константин вначале хорохорился, но, побеседовав с братом в больнице, остепенился.

Поступила Ирина намного благороднее, чем ожидали раскаявшиеся. Она оставила себе три тысячи, а две отдала родственникам, чтоб те могли погасить долг в кассе взаимопомощи и купить телевизоры. После такого поступка женщины испытали угрызение совести.

 

Жизнь наша складывается из радостей и горестей, приятных сюрпризов и разочарований. Одно из таких разочарованный ожидало Ирину Анатольевну вечером.

Мухина Ольга Никитична выглядела не лучшим образом и категорически отказалась пройти в комнату.

— Я постою, — ответила она, отодвигая предложенный стул в кухне.

— Что случилось? — забеспокоилась Ирина Анатольевна. — На тебе лица нет.

— Это я у тебя должна спросить, — с каким-то надрывом в голосе высказалась подруга.

— У меня? — изумилась Ирина. — Вот что, Ольга Никитична, садись, успокойся и рассказывай по порядку. — Она силой усадила гостью на стул.

— Я ведь тебе свою единственную дочь доверила, отпустила к Алешке на свидание, а ты не могла проследить за ними, — обиженным тоном выговорилась подруга.

— Неужели? — догадалась хозяйка. — Вот шалопай! Я и в мыслях не допускала, что такое возможно, им всего по шестнадцать лет. Уже подтвердилось?

— Тринадцать недель, — кивнула Ольга Никитична. — Как раз в это время вы ездили к Алексею. Господи, за что мне такое наказание. Единственную дочку, невинное, чистое, юное создание, опорочили, опозорили. Что люди скажут, все будут пальцем тыкать.

Слезы отчаяния катились по щекам матери.

Ирина Анатольевна обняла соседку за плечи.

— Я давно заподозрила неладное, — пожаловалась подруга. — Как-то ночью проснулась, смотрю, на кухне свет горит. Думала, что потушить забыла, а там Светочка соленые огурцы уплетает. Сказала, что захотелось чего-нибудь солененького. Разве я могла допустить мысль, что дочка беременна, хотя подозрения закрались именно тогда. У нее ни с того ни с сего портилось настроение, тошнило. Я в глубине души, как любая мать, надеялась, что у дочери легкое расстройство желудка, и повела ее к терапевту, но та после осмотра направила к гинекологу. Если б ты видела, какими глазами она посмотрела на мою девочку, словно на распутную девицу. А вчера все подтвердилось. Ей же учиться нужно, а тут… — Она закрыла лицо ладонями и зарыдала.

Ирина Анатольевна погладила Ольгу Никитичну по голове.

— Слезами горю не поможешь. А учиться можно и в вечерней школе.

— Не стыдно тебе? Ввели девочку в позор, а теперь еще наставления даешь.

— Зря ты на меня ополчилась. Поверь, не меньше тебя переживаю, но того, что случилось, уже никому не исправить. А дети наши любят друг друга. Алеша думает о дальнейшей жизни со Светой, без нее не представляет своего будущего. Своими глазами видела, как он пылинки с нее сдувал.

— Неужели ты не понимаешь, что первая любовь скоротечна? — подняла заплаканное лицо гостья.

— Не у всех и не всегда, — уверенно произнесла Ирина. — У кого-то она перерастает в глубокую и продолжительную любовь, и мы не должны этому мешать.

— Не неси чушь.

— Я говорю то, что подсказывает мне материнское сердце. В большинстве случаев юношеская любовь обрывается потому, что вмешиваются родители со своими понятиями и все только портят. Я докажу тебе то, что Алексей думает о Светлане. Подожди минутку.

Ирина Анатольевна ушла в комнату и вскоре вернулась.

— Это, — она положила на руки подруги пачку десятирублевых купюр, — он передал твоей дочери, но просил, чтоб я не говорила, что от него.

— Когда передал? — бросила недоверчивый взгляд Ольга Никитична.

— На днях заходил его друг, который недавно освободился, он и принес, — объяснила Ирина.

— Но откуда у твоего сына деньги?

— Точно не знаю, парень рассказывал про строительство дома какому-то начальнику, но просил все держать втайне, потому что они не совсем официальные — шабашка. Надеюсь, не подведешь меня, что я перед тобой раскрылась?

— Сколько здесь? — вопросом ответила женщина.

— Тысяча.

— С ума сошла? Не могу я взять такие деньги. Не волнуйся, никому не расскажу, но и брать не стану, — заявила подруга.

— Во-первых, не я их даю, во-вторых, не тебе, — отрезала хозяйка. — Алеша передал их своей девушке, еще не зная, что у нее будет от него ребенок, а теперь он еще больше будет заботиться о ней.

— Может, ты и права: не наши деньги — не нам решать. Нужно признаться, что это вовремя и хорошее подспорье для новорожденного, — впервые за время беседы улыбнулась Ольга Никитична, затем бросила виноватый взгляд на хозяйку и сказала: — Я ведь ругаться к тебе шла, а ухожу с миром и со спокойной душой. — Она поднялась с табуретки. — Вот только не знаю, как своего мужа успокоить, уж очень он зол на Алексея. Светлана — смысл всей его жизни.

— Ты лучше скажи мне, как дочь сама ко всему этому относится? — поинтересовалась Ирина Анатольевна.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *