Не бойся


— Что ты наделал? — Второй рабочий подскочил к Алику и выдернул осколок. Фонтаном брызнула кровь, перепачкав его одежду. Он попытался закрыть рану руками, но кровь просачивалась между пальцами, заливая пол вагона.

— Нас всех посадят! — запаниковал мужик, который толкнул руководителя строительства. Он медленно попятился к выходу.

— Стоять! — приказал Тарас Поликарпович. Он оттолкнул второго, который все еще пытался остановить кровь у раненого.

— Он умер, — объявил Мирошниченко, прощупав пульс. Затем прикрыл несчастному остекленевшие глаза.

— Что делать будем? — спросил дрогнувшим голосом первый.

— Кто-нибудь, кроме нас, видел его мертвым? — кивнул на труп Тарас Поликарпович.

— Нет, — ответили оба.

— Тогда, стало быть, для других он должен оставаться живым.

— Но ведь утром его начнет искать бригадир, — резонно заметил мужик, перепачканный в крови.

— Правильно. А вот скажите: стал бы кто из вас искать его, если б у него не было денег?

— Да кому он тогда нужен? — отозвался второй.

— Вот именно, — опять согласился Мирошниченко. — Если здесь навести порядок и хорошо спрятать труп, то его друг подумает, что Алик не пожелал делиться денежками и сбежал один.

— А ты голова, — похвалил первый и улыбнулся, выставив напоказ пожелтевшие зубы.

— Тогда за дело, — поторопил Мирошниченко. — Мы должны постараться не оставить следов. Ты, — сказал он одному из помощников, — сходи в свинарник и подбери стекло на окно. А мы пока тут приберем, потом подумаем, что делать с телом.

Под руководством бывшего подполковника работа кипела, и через час вагончик выглядел по-прежнему. Труп они временно перетащили в свинарник, завернув в обрывок брезента, который нашли там же. И теперь все трое ломали голову, куда его спрятать. Тарас Поликарпович чиркнул спичкой и прикурил сигарету. Спичку он бросил на бетонный пол свинарника, и тут ему в голову пришла удачная мысль.

— Раствор можно так замешать, чтобы он к утру окончательно затвердел? — спросил он.

— Чем больше цемента в песок добавишь, тем быстрее он затвердеет. Еще зависит от марки цемента, но тут главное не переборщить, а то трещин много будет, — объяснил один из участников убийства, каменщик по специальности.

— Нужно отодвинуть ящики под корма в углу свинарника и выдолбить там бетон, — продолжал Мирошниченко. — Затем выкопать яму, положить туда труп и вновь зацементировать.

— Тогда его сам черт не сыщет, — обрадовался второй помощник.

И вновь работа закипела. Долбить тупыми ломами бетон было очень трудно. Весь хороший инструмент уже вывезли с объекта. На этом они потеряли не меньше двух часов. Затем они сбросили тело в вырытое углубление, засыпали его землей вперемешку с кусками бетона, а лишнюю землю выкинули через окно на улицу. Быстро замешали и залили раствор, однако им пришлось несколько часов ждать, пока он схватится. Зато когда задвинули ящики под корма на прежнее место, все остались довольны проделанной работой.

— Теперь разбегаемся и лучше никогда и нигде не вспоминать эту кошмарную историю, — сказал Тарас Поликарпович, утирая пот со лба. Соучастники согласно закивали головами. — Деньги мы разделили поровну, и если ими с умом распорядиться, то хватит надолго.

— Если бы не ты, Тарас Поликарпович, мы бы пропали, — уважительно ответил каменщик.

— Тогда послушайте еще один мой совет: не нанимайтесь больше в строительные бригады.

— Да с такими деньжищами и надобности нет! — воскликнул второй помощник.

— Это сейчас они тебе кажутся огромными, а тратить начнешь — один пшик и останется, — продолжал читать нотацию Мирошниченко. — А если все-таки доведется когда еще наниматься в шабашные бригады, то лучше это делать в другой области.

— Да нечто мы без понятия, — отозвался за двоих каменщик.

— Вот и прекрасно, — улыбнулся старший. — Уже давно стемнело, самое время смываться отсюда. К утру мы должны быть далеко.

Они вместе дошли до развилки, там распрощались.

Тарас Поликарпович отправился пешком на станцию, которая располагалась в четырех километрах от деревни, где он отработал весь сезон. Он купил билет на ближайшую электричку и через несколько часов прибыл в город. Всю дорогу он ломал голову и в конце концов пришел к выводу, что денег у него вполне достаточно, чтобы еще раз попытаться наладить отношения в семье. Он очень волновался, прежде чем нажать кнопку звонка. Так и не отважившись позвонить, тихо постучал в дверь.

— Сынок, посмотри, по-моему, кто-то постучал в дверь, — долетел до Мирошниченко приглушенный голос бывшей жены.

— Тебе показалось, мама, у нас же звонок есть, — отозвался Николай.

Тарас Поликарпович, приложив ухо к двери, прислушивался к голосам родных.

— И все же проверь, — настояла на своем Валентина Михайловна.

Раздались шаркающие шаги в прихожей, щелчок замка, позвякивание цепочки. Дверь приоткрылась. Через небольшой проем на отца смотрело удивленное лицо сына.

— Папа? — Было заметно, что он колеблется, не зная, как поступить. — Подожди меня на улице, я скоро спущусь.

— Но я хотел… — начал было Тарас Поликарпович.

— Т-с-с, — приложил Николай палец к губам, — а то мать услышит. — И, больше ничего не объясняя, он захлопнул дверь.

— Ну, кто там? — опять долетел до него голос жены.

— Я же говорил, мама, что тебе показалось, — ответил сын. Мирошниченко спустился вниз и, устроившись на лавочке у соседнего подъезда, закурил.

«Похоже, дела мои совсем плохи, если родной сын на порог не пустил, — промелькнуло у него в голове. — И что я, действительно, перед ними унижаюсь? Чуть деньги появились — бегу со всех ног. А им на меня наплевать: жена вообще видеть не хочет, а сын надумал спуститься только из жалости. Думает, что мне опять деньги понадобились».

Он выбросил сигарету и поднялся с лавочки.

— Гори оно все огнем! Живите, как знаете! Но только без меня.

Мирошниченко остановился на углу соседнего дома и пронаблюдал за сыном.

Тот выскочил на улицу в домашних тапочках и в легкой курточке. Осмотрелся по сторонам, постоял недолго и, пожав плечами, вернулся в подъезд.

«Не очень-то он и переживает», — с горечью утраты подумал Тарас Поликарпович.

В одной из гостиниц города он договорился с администратором о номере с удобствами. Оплата завышенная, по месяцам.

Он подсчитал, что даже если не экономить, то денег должно хватить на год-полтора. А за это время он должен обязательно что-нибудь придумать.

Так и зажил в одиночестве Мирошниченко. Знакомых у него в городе не было, да он и не опасался встретить кого-либо, потому что совершенно не походил на того жизнерадостного, зажиревшего подполковника, каким остался в памяти знавших его людей.

Однажды, когда Тарас Поликарпович закупал в магазине продукты, его окликнула девушка. Он с удивлением обернулся.

— Значит, я не ошиблась, — улыбнулась девушка. — А вы сильно изменились, просто красавец мужчина. — И она залилась безудержным смехом.

— Действительно, Вера, я стал намного стройнее. — Из двух проституток Вера ему нравилась больше, и он почему-то не держал на нее зла. — Но должен констатировать, что добился подобного результата не без вашего с подругой участия.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *