Не бойся


— Не спеши, — удержал ее мужчина за локоть. — И, если можно, не «выкай» мне.

— По-моему, я не давала повода для сближения, — высвободила руку женщина.

— Я только хочу, чтобы ты меня выслушала.

— Гарику не понравится это, — предупредила Люба.

— Кто знает? — неопределенно ответил собеседник.

— Что ты имеешь в виду? — перешла она наконец-то на «ты».

— Я хочу, чтобы ты только выслушала меня, — повторил Абрам Семенович.

— Мы уже все выяснили в свое время, и я не горю желанием возвращаться к прошлому, — жестко сказала Казакова.

— Я не буду бередить старые раны. Обещаю. Лишь хочу загладить свою вину.

— Каким образом? — скользнула в ее словах легкая ирония.

— У меня есть для тебя выгодное предложение, но, похоже, ты не настроена его спокойно выслушать. Может быть, перенесем встречу?

— Очередная уловка? — Она не знала: верить ему или нет.

— А что, собственно, ты теряешь? — резонно заметил Абрам Семенович. — Понравится моя идея — будем сотрудничать, нет — разбежимся. Она, конечно, авантюрная, но очень выгодная, — подчеркнул он еще раз.

Люба начала заинтересовываться.

— И я могу посвятить в нее мужа?

— Безусловно. Только сначала мне бы хотелось все обсудить с тобой.

— Хорошо. Встретимся в кафе «Зодиак». — Она скользнула взглядом по наручным часам. — Ровно через час.

— За тобой заехать?

— Не нужно, тут совсем рядом. — И она выскользнула из машины.

Люба примеряла перед зеркалом темно-фиолетовое, блестящее вечернее платье. Она давно не надевала его — не было повода, хоть оно очень ей шло. Последние несколько лет они с мужем вообще никуда не выходили: работа — дом, дом — работа, по выходным — телевизор. Игорь сегодня заступил на суточное дежурство. Женщина понимала, что поступает по отношению к нему по меньше мере непорядочно. Но ей почему-то нестерпимо захотелось показаться на людях.

— В конце концов, я сама ему обо всем расскажу, — оправдывалась она вслух, накладывая тени. — Конечно, он не придет в восторг от того, что я встречалась с Элькиным. Но ведь не исключено, что у него в самом деле окажется выгодное предложение. А от выгоды в наше время только идиоты отказываются. — Она накрасила губы не слишком яркой помадой и отложила ее в сторону. — Все! Хватит! Решила так решила.

 

Казакова вошла в зал «Зодиака» и осмотрелась. Абрам Семенович занял столик в левом углу, с противоположной стороны от эстрады. Задорная танцевальная музыка местного ансамбля невольно заставила вспомнить студенческие годы.

— Вы не меня ждете, молодой человек? — пошутила Люба, обращаясь к Элькину. Тот улыбнулся, встал и, как галантный кавалер, услужливо отодвинул стул, предлагая даме сесть.

— Если бы я и ждал кого-нибудь другого, то, увидев вас, не посмел бы в этом признаться, — принял мужчина игру. — Кстати, это платье великолепно!

— Благодарю, сударь. — Казакова сознавала, что они дурачатся, но ей это нравилось. Именно о светской жизни она и мечтала.

— Что будет заказывать дама?

— Мне все равно, на твое усмотрение.

Целый час они пили шампанское, разговаривали на отвлеченные темы, профессор даже один раз пригласил свою бывшую студентку на медленный танец, и та не отказалась. Затем он сделал первый намек.

— Люба, ты очень привлекательная женщина, и я вижу, что тебе нравится блистать в обществе.

Она намеревалась перебить его, но он, выставив руку ладонью вперед, остановил ее.

— Это естественное желание. И кто, если не ты, заслуживает такой жизни? Страна катится к капитализму. Уверен, что в ближайшем будущем Советский Союз развалится.

— И что же тогда будет? — недоверчиво спросила Люба.

— Вместо одной огромной державы образуется множество отдельных государств. Ты зря улыбаешься. Это не только мое мнение. Я часто бываю в столице, и такого же мнения придерживается немало влиятельных людей. Но я пригласил тебя не для того, чтобы разглагольствовать о политике. Просто нужно ловить момент. Тот, кто сейчас успеет сколотить капитал, в дальнейшем получит возможность удвоить, утроить, а может быть, и удесятерить его. Нужно пользоваться всеобщей неразберихой. Самые большие состояния сколачивались во время войн и разрухи.

— Ты знаешь, — серьезно посмотрела на собеседника женщина, — я тоже думала об этом. Только не нашла, где можно применить свои силы на практике.

— Вот мы и подошли к главному. — Элькин сделал глоток шампанского. — Есть такая поговорка: «Деньги не пахнут», но большие деньги редко приходят честным путем. — И он умолк, ожидая реакции.

— Браво! — Люба захлопала в ладоши. — Будем считать, что с подготовительной речью ты блестяще справился, переходи к самой сути.

Абрам Семенович никогда не считал Казакову глупой. Эмоциональной, резкой и несдержанной — да, но далеко не глупой, в чем лишний раз убедился.

— Тебе, вероятно, еще неизвестно, что я больше не преподаю в мединституте?

— Нет, — покачала головой женщина.

— Вот уже три года, как я заведую отделением гемодиализа при первой городской больнице.

«Пересадка органов? Неужели к этому он клонит?» — строила догадки Люба.

— Кроме того, что ты симпатичная женщина, ты еще и прекрасный хирург, кандидат медицинских наук. Приглашаю тебя к себе на работу.

— Тебе тоже, вероятно, еще неизвестно, что я заведующая хирургическим отделением, только при железнодорожной больнице. Так какой резон менять мне шило на мыло?

— У нас современное медицинское оборудование, вплоть до подключения искусственной почки, более сложные операции. Как специалиста высокой квалификации тебя должно заинтересовать подобное предложение.

— О чем ты говоришь? Сколько получает завотделением и сколько рядовой хирург? Согласна, что разница не такая уж и существенная, но она есть! А мы движемся к тому, что скоро жрать будет нечего и не на что! — не на шутку разошлась Казакова. — Целых полчаса намекал на несусветные богатства, а чем в результате закончил: решил заманить под свое покровительство. Этого, собственно, и следовало ожидать. А я-то, дура, уши развесила, размечталась!

Хитро прищурившись, Элькин наблюдал за Любой и не перебивал ее, давая возможность высказаться. И, только выслушав до конца, сказал:

— Узнаю! Время тебя не коснулось.

— Да ну тебя, — обиженно произнесла собеседница, но уже спокойно. — Спасибо за приятный ужин. — И она поднялась.

— Мы же договорились, что ты выслушаешь предложение, — улыбнулся профессор, чуть придержав женщину за руку.

— Разве ты его еще не сделал? — изумленно уставилась на него Казакова.

— Не в полном объеме, — продолжал улыбаться мужчина.

Люба развела руками и села на место.

— Ну что ж, продолжай. Я — само внимание.

— В Москве, в научно-исследовательском институте трансплантации органов, работает один академик.

— Как его фамилия? — скорее машинально, чем из любопытства спросила собеседница.

— Это пока неважно! Не обижайся, но всему свое время, — постарался как-то сгладить Абрам Семенович свою резкость. — Но он один из ведущих хирургов страны в этой области и, между прочим, мой хороший друг. Так вот: за донорскую почку он готов платить несколько десятков тысяч долларов, хоть по биржевому курсу в рублях, хоть в валюте.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *