Не бойся


— Ты как-то рассказывал про своего тренера, что ему платили цыгане и барыги, — вновь заговорил Алексей. — Вот это настоящая и постоянная прибыль. А главное, что те, кто сами с законом не в ладах, в милицию жаловаться не побегут. Им легче потерять часть дохода, чем лишиться всего.

— Верно мыслишь, только я думаю, что цыгане и барыги уже давно сидят под крылышком местных авторитетов и исправно вносят дань, — усмехнулся Марат.

— Мы должны создать свою сеть, с кого можно будет снимать оброк. — Атаман чуть привстал, протянул руку и сорвал с дерева яблоко. Мужчины расположились в его саду.

— Дельное предложение. Но где искать кандидатов? — задумался Диксон. Тюлень уже вообще в разговор не вступал. Он, обычно сморозив сначала глупость, умолкал и больше слушал. Собеседникам он безоговорочно доверял, а сам был годен лишь как исполнитель.

— Не встречал ни одного честного работника торговли, — подал очередную мысль Алексей, откусывая еще кислое яблоко.

— Думаешь собирать на них компромат и шантажировать? — сразу уловил Марат суть затеи.

— Точно! Возьмем руководителя одной из баз и установим за ним постоянную слежку, — пояснил свою идею Атаман.

 

Первой жертвой они выбрали директора мебельной базы Семена Давидовича Лейзировича, пожилого мужчину, худого и высокого, с узким лицом, продолговатым носом с горбинкой и большими, серыми и умными глазами.

Компаньоны отслеживали грузовые машины, выезжающие с территории базы, которые развозили товар по государственным торговым точкам. Некоторые же водители ездили «налево» и отвозили одну стенку или набор мягкой мебели покупателям.

Больше недели зацепиться было практически не за что, но непрерывное наблюдение в конце концов дало ожидаемый результат. Отслеживая одну из машин с закрытой будкой, на которой крупными буквами красовалась надпись «МЕБЕЛЬ», Атаман и Диксон выявили частный дом на окраине города, куда сгружался дефицитный левый товар.

— Скорее всего дело обстоит так: руководство базы отдает сюда дефицит. Эти продают дороже госцены и наваром делятся, — рассудил Алексей.

— Не исключено, что часть товара вообще считается списанной, — добавил Марат, уверенный, что они на верном пути.

— Как бы там ни было, но здесь не государственная распродажа мебели, — подчеркнул главное Атаман. — Будем следить за объявлениями в местных газетах.

И через неделю появилось такое объявление: «Срочно продаю румынскую „жилую комнату“». Адрес был указан тот, что и предполагал Атаман. Теперь и за частным домом установили надзор, к которому подключился Тюлень с фотоаппаратом. Он запечатлял на пленке все интересующие моменты, удобно расположившись на чердаке дома, куда забирался ранним утром. Хозяева и не подозревали о присутствии лазутчика на собственной территории. Атаман же аккуратно заносил в блокнот адреса покупателей.

Со временем и материала накопилось столько, что стоило его передать в органы ОБХСС, и кое-кому моментально светило небо в клеточку. Компания в очередной раз собралась у Атамана для обсуждения имеющейся информации.

— Барыг мы уже можем прижать к ногтю, но Лейзирович пока не запятнал себя, — сказал Диксон. — А то, что мебель с его базы, еще ни о чем не говорит. В махинациях может быть замешан любой руководящий работник.

— Может, — согласился Атаман. — Но вряд ли левый товар, да еще в таких количествах, уходит без ведома директора.

— По-моему, нужно сначала потрясти барыг, оснований больше чем достаточно, а они уже помогут нам выйти на хитрого еврея, — неожиданно предложил Виктор, чем очень удивил собеседников, потому что, чуть ли не впервые, в его словах заключался смысл.

— Надо же! — даже присвистнул Диксон.

— В любом случае других вариантов у нас нет.

И Алексей поощрительно хлопнул Тюленя по плечу.

 

Удачно распродав очередную партию товара, Мешковы подсчитывали барыши. Артемий Геннадьевич, сидя за столом, раскладывал деньги на три кучки: одна для внесения в кассу базы, другая — доля их семьи, а третья предназначалась родственнику, который и был директором базы.

— Хорошо прокрутились! — воскликнул Артемий Геннадьевич, мужчина крепкого телосложения, лет сорока пяти на вид.

— Еще бы! — отозвался его сын Никита, уткнувшись в телевизор. Парню недавно исполнилось двадцать два года, он тоже выглядел крепышом, но был похлипче отца. — Почти все ушло по двойной цене.

— Да! — мечтательно произнес отец. — Денег куры не клюют, а вот развернуться на них мы как следует не можем.

Его размышления прервал стук в закрытые ставни.

— Кого это еще в такое время принесла нелегкая? — сказал он, накрывая деньги развернутой газетой.

— Пойду посмотрю, — поднялся сын.

— Сиди, я сама, — остановила его мать, заглянувшая в комнату. И вскоре она вернулась в сопровождении незнакомого мужчины спортивного телосложения.

Артемий Геннадьевич с недоумением уставился на непрошеного гостя.

— Кого ты привела, мать?

— Сказал, что ему необходимо видеть хозяина по весьма срочному делу.

— Алексей Леонидович, — представился припозднившийся гость.

— Очень приятно. — Хозяин тоже представился. Затем обратился к сыну: — Никита, оставь нас наедине. Товарищ, наверное, от Семена Давидовича. — И он остановил на Атамане взгляд своих подозрительных глаз.

— Нет, я не от Лейзировича, — опроверг посетитель предположение Мешкова. — Но по делу, которое его тоже касается.

Заинтригованный Артемий Геннадьевич пригласил гостя расположиться на диване и спросил:

— Тогда чем обязан?

По его суетливым движениям Алексей понял, что хозяина начинало одолевать беспокойство.

— Меня интересует набор румынской мебели, — дружелюбно улыбнулся Алексей.

— «Жилая комната»? — вырвалось у Артемия Геннадьевича и даже как-то слетело напряжение.

— Вот-вот, — подтвердил визитер.

— Если мне не изменяет память, вы упомянули о знакомстве с Семеном Давидовичем. Значит, здесь вы по его рекомендации?

Было непонятно: спрашивал или утверждал хозяин, поэтому Атаман благоразумно промолчал.

Истолковав молчание собеседника по-своему, Мешков продолжил:

— К сожалению, румынской мебели уже нет, но скоро должны завезти югославскую.

— Нет-нет! — выставил Алексей руку ладонью вперед.

— Уверяю вас, что югославская мебель более стильная и современная. — Мешков наивно предполагал, что вербует будущего покупателя. — Только гораздо дороже, — развел он руками, изображая сожаление, но давая понять, что за хороший и более дефицитный товар соответственно нужно платить.

— Про югославскую мебель поговорим позднее. А раз румынской уже нет, то, может, деньгами рассчитаетесь? — предложил посетитель.

— Как это? — не понял Мешков.

— Очень просто. — С лица Атамана не сходила доброжелательная улыбка. — Вы продали двадцать две «жилые комнаты» чуть меньше, чем по двойной цене. Думаю, что двадцати процентов от прибыли для меня будет вполне достаточно. Согласитесь, что это довольно-таки умеренная плата за спокойную жизнь, которую, если договоримся, я вам гарантирую.

— Какая наглость! — вскочил на ноги хозяин. — Это же настоящий шантаж!

— Вы удивительно догадливы. Увы! Иногда приходится прибегать к подобным методам, особенно если имеешь дело со спекулянтами.

— Ах ты скотина!

Артемий Геннадьевич вышел из себя и бросился с кулаками на спокойного гостя. Алексей легко перехватил руку, поднялся и завернул ее за спину нападавшему так, что тот уткнулся носом в диван.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *