Не бойся


— Отставить беспредел. — Ряды осужденных разомкнулись, пропуская авторитета в круг. — Кто зачинщик? — грозно спросил он, оказавшись в центре внимания. За спиной Мутанта пристроились четыре зека, его неотступные спутники и телохранители, о силе и ловкости которых по зоне ходили легенды. Они, не задумываясь, по указанию положенца могли выпустить кишки любому. Их равнодушные взгляды не давали надежды на пощаду.

В круг вышел смотритель барака.

— Это я дал указание проучить молодняк, чтоб не зарывались и знали свое место.

— Скажи, Дикарь, — метнул на собеседника злой взгляд Мутант, — тебе было известно, что они находятся под моей защитой?

— Они с кумом снюхались, — начал было оправдываться смотритель.

Но положенец его перебил:

— Я задал вопрос: знал ли ты, что эти парни под моей защитой? — Дикарь молча кивнул, после чего Мутант продолжил: — О том, что они, как ты утверждаешь, с кумом снюхались, мне давно известно. Все происходит с моего согласия и одобрения. Или ты считаешь, что я тоже сексот?

— И в мыслях не было, — ужаснулся допрашиваемый.

— Ты сейчас при всей братве сознался, что был осведомлен о том, что Диксон и Атаман под моим покровительством. Меня ты стукачом не считаешь, а это значит, что их тоже. — В данный момент авторитет работал на толпу и его красноречие играло не последнюю роль. — Выходит, что ты учинил разборку из-за своих личных, никому не известных интересов и втянул на защиту своих амбиций братву. Теперь ответь на такой вопрос: для чего сходка поставила тебя смотрителем?

— Следить за порядком в бараке и пресекать беспредел, стоять на стороне тех, кто наш закон уважает и поддерживает, — проговорил Дикарь заученно. Он понимал, что его должность смотрителя уже в прошлом.

— Правильно понимаешь, — подтвердил положенец. — Но сам же устроил в бараке потасовку, причем собирался наказать невиновных. Может быть, у тебя есть основания считать, что Атаман с Диксоном попирают наши правила?

— Таких оснований у меня нет.

Смотритель стоял перед Мутантом, словно нашкодивший школьник, и даже не оправдывался: спорить с таким авторитетом преступного мира было бессмысленно и опасно.

— Очень хорошо, что ты понял свою ошибку, — перешел Мутант на более мягкий тон. Лично я против тебя ничего не имею. Но оставаться ли тебе в бараке смотрителем или избрать другого — пусть решает братва…

Закончив речь и посчитав свою миссию выполненной, Мутант направился к выходу.

 

Для Атамана и Диксона это утро отличалось тем, что они узнали о дате своего побега. После того, как договорились между собой о воскресной рыбалке Мирошниченко и Сазонов, их затея казалась уже более реальной, и они начали строить планы.

Через некоторое время они отправились к Мутанту с просьбой, чтоб тот сообщил через свои каналы на волю Сутулому о дате намеченной операции.

Положенец заверил, что с его стороны проволочек не будет и уже сегодня послание достигнет адресата и напомнил о данных ими обязательствах. В конце концов стороны пришли к взаимопониманию, оставалось только дождаться воскресенья. Три дня превратились для Алексея с Маратом в настоящую пытку…

 

В воскресенье, когда осужденные отдыхали после завтрака, занимаясь каждый своим личным делом — кто зашивал изношенную робу, кто читал книгу, кто-то просто разговаривал, — пришел в барак прапорщик Игнатьев и предложил двум желающим отправиться в гараж для мелкого, но срочного ремонта «уазика» начальника колонии. Желающих, естественно, не нашлось: одни сделали вид, что не расслышали, другие отвернулись, словно их это не касается. Когда Дикарь, на правах бригадира, по договоренности заранее, назвал Сайфутдинова и Казакова, все облегченно вздохнули.

Друзья возились с запаской, когда в гараж заявился сам подполковник Мирошниченко. Он отпустил своего личного водителя, сказав, что сам сядет за руль и тот ему больше сегодня не понадобится. Затем отправил прапорщика позвонить своему заму и предупредить, чтобы тот на всякий случай из дома не отлучался, так как его самого до вечера не будет. Игнатьев убежал выполнять поручение шефа.

— Положите запаску на место и прячьтесь в машине, — скомандовал подполковник, усаживаясь за руль.

Выгнав автомобиль на улицу, начальник колонии дождался прапорщика.

— Ваше приказание выполнено, — доложил запыхавшийся молодой службист.

— Благодарю, — буркнул Мирошниченко. — На сегодня можешь быть свободным. Кстати, — произнес он как бы между прочим, — ремонтников я отпустил в барак.

На выезде с зоны «уазик» начальника колонии, естественно, никто не проверял, хотя по уставу положено проверять все машины без исключения. Всю дорогу обсуждали: на кого и какие возлагаются обязанности.

— Ты, начальник, главное, увези из дома полковника, а нас высадишь в лесополосе, недалеко от военного городка, об остальном можешь не беспокоиться — исполним в лучшем виде, — заверил подполковника Диксон.

— Останешься доволен, — поддержал подельника Атаман. — И не забудь забрать в условленном месте.

Зона для несовершеннолетних находилась в тридцати километрах от той, в которой отбывали наказание Сайфутдинов и Казаков, поэтому весь путь занял не более тридцати минут. Когда показался военный городок, подполковник притормозил. Из его машины выскочили двое и мгновенно скрылись в лесополосе, а «уазик» продолжил путь к городку.

Подельники просидели в укрытии не менее часа, прежде чем мимо них проскочил автомобиль с офицерами колоний.

— Наконец-то, — облегченно вздохнул Алексей. — Дом полковника находится на окраине, поэтому пробраться туда незамеченным особого труда не составит. Главное, чтобы не подвел отрядный и усыпил собаку.

— Не должен подвести, в его же интересах, — отозвался Марат. — По крайней мере, он так думает. Ты уж извини, я не стал его разубеждать в этом, — отпустил он шутку.

— Веселиться потом будем, — оборвал Алексей, не разделяя настроения напарника. — Когда дело сделаем.

Они без приключений подкрались к дому полковника и перемахнули через забор.

— Снотворное подействовало, — кивнул Атаман в сторону собачьей будки, возле которой валялась уснувшая овчарка рядом с недоеденным куском колбасы.

Диксон запихнул безвольную собаку в конуру и заложил выход.

— От греха подальше, — объяснил он.

— Молоток! — заслужил он комплимент от друга. Замок подельники сворачивать не стали, а выбили стекло в доме, с внутренней стороны двора. Золото и драгоценности они обнаружили довольно-таки быстро. Их хозяева особо не прятали, все они были практически на виду: в шкатулке на трюмо, на стеклянной полке в стенке, замки которой носили чисто символический характер. Даже в ванной комнате, на зеркале, висели две длинные золотые цепочки. Порадовали преступников и несколько крупных бриллиантов, которые они нашли в жестяной баночке с рисом, высыпав рис на пол кухни. Но найти сбережения оказалось непростой задачей, если вообще выполнимой. Прошло два с половиной часа беспрерывного поиска, а деньгами даже не пахло.

— Где же этот куркуль хранит свой капитал? — начал нервничать Диксон.

— Спокойно, Марат! Нужно сначала подумать, а потом искать дальше. — Алексей сел в кресло, и его изучающий взгляд заскользил по стенам помещения. — Тебе не кажется, что среди довольно-таки богатой обстановки репродукция с картины неизвестного художника смотрится слишком скудно? — спросил он подельника.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *