Не бойся


— Прости идиота, ради всего святого, — умолял Марат, опустившись перед женщиной на колени и целуя ее руки.

— Подожди, — перебила она его и вновь отстранилась. — Хочу, чтобы ты выслушал до конца. — Марат покорно пересел в кресло. — Как раз вчера я решилась на близость с тобой и согласилась остаться с ночевкой, но не потому, что ты мне подарил перстень с бриллиантом, а потому, что убедилась и наконец поняла, что между нами прочная и настоящая любовь. Но ты не мог прочитать моих мыслей и по-своему воспользовался представившейся возможностью. Таким образом, второй мужчина в моей жизни оказался ненамного лучше первого. Эх ты! — прозвучали в ее голосе печальные нотки.

— Знаю, что не прав, и нет слов, чтобы оправдать мой поступок. Но я люблю тебя, поверь, говорю искренне. Прошу, очень прошу: дай возможность хоть как-то сгладить нанесенную тебе обиду. Клянусь, что больше не притронусь к тебе, пока сама этого не пожелаешь, — с чувством выговорился Сайфутдинов, который не хотел расставаться с любимой женщиной и, как утопающий, цеплялся за соломинку.

— Видно, мне не суждено быть счастливой, — обреченно вздохнула Марина. — Две глубокие душевные раны — слишком много для одного человека. — Она посмотрела на него и добавила: — Но мне почему-то не хочется именно у тебя оставить плохое впечатление о себе. Я понимаю, что мужчина не получает полного удовлетворения, если женщина в постели не отвечает на его ласки.

Она поднялась и на глазах изумленного Марата сбросила с себя всю одежду, при этом поворачивалась так, чтобы он мог любоваться ее возбуждающими формами…

Марина была активна, эротична и непредсказуема. Марат сходил с ума от нее. Он уже несколько раз получил удовлетворение, показав свою мужскую силу, но энергия все еще продолжала бить из него ключом, чему он сам изумлялся в немалой степени и приписывал эту заслугу исключительно партнерше. Он уже думал, что женщина простила его и готова пойти на примирение, когда Марина последний раз чмокнула его в губы, собралась в считанные секунды и положила на стол подаренный перстень.

— Прощай, — махнула она рукой. — Не кори и не терзай себя, мне с тобой было очень хорошо. В моей памяти ты останешься мужественным, ласковым, сильным и нежным, каким был сегодняшним утром. — И уже на пороге добавила: — Но встреч не ищи. Пожалуйста, не порть последнего впечатления.

И она исчезла, словно ее никогда и не было.

Марат не стал догонять ее, понимая, что только усугубит положение. И все равно ему казалось странным: люблю, хорошо с тобой, но прощай. Почему? Как бы там ни было, а Марат утвердился в мыслях, что добьется своего, чего бы это ему ни стоило. Чтоб избавиться от тяжелых мыслей, Марат отправился в спортзал, который находился в подвале дома.

 

Дом был построен таким образом: общая мансарда — огромное помещение на чердаке, отделанное деревом, утопающее в зелени разнообразных домашних растений, искусно подобранных Светланой и ее восьмилетней дочерью, жилые помещения с двумя отдельными входами, внизу общий спортзал — мужчины по-прежнему поддерживали хорошую спортивную форму.

Сайфутдинов нажал кнопку вызова, но Казаков долго не появлялся, тогда он снова нажал ее и не отпускал до тех пор, пока Алексей не спустился вниз.

— Чего растрезвонился? — пробурчал он недовольным, сонным голосом.

— Давай мышцы качать, а то застоялись.

— Ты меня удивляешь, — посмотрел на Марата друг, как на ненормального. — В шестом часу утра разбудил все семейство. Да после вчерашней пьянки мне бы поспать до обеда, потом горячий кофе в постель, а уж затем я подумаю: штангу тягать или просто-напросто похмелиться. — Но, увидев расстроенную физиономию друга, Казаков догадался, что у него что-то случилось, поэтому поинтересовался: — Что стряслось? С Мариной поругался?

— А-а-а, — махнул рукой Марат. — Бросила она меня. — И он рассказал все, что между ними произошло.

— Плохи твои дела. — Алексей ненадолго задумался. — Единственный вариант, чтобы вновь завоевать расположение Марины, — это наказать ее насильника.

— А ведь ты прав, — обрадовался Сайфутдинов. — Эта тварь заслуживает самого серьезного наказания. — И в его голосе уже проскальзывали суровые нотки.

— Адрес знаешь? — перешел Атаман к делу.

— Нет. Но это не проблема, сегодня же позвоню Марининой матери и между прочим спрошу, где они раньше жили.

— Вот и прекрасно! — Казаков решительно поднялся. — Иди звони, а я умоюсь, соберусь и через пятнадцать минут встречаемся в твоем гараже.

«Как хорошо иметь таких друзей», — подумал Марат.

Через час «жигуленок» уже плавно скользил по загородному шоссе с неизменной троицей: Сутулым, Диксоном и Атаманом…

 

За последние несколько лет Поликарп Матвеевич сильно постарел: многочисленные морщины, тяжелая поступь, сгорбленность, и только колючий, цепкий взгляд напоминал о былой молодости. Чуть ли не круглосуточная работа комбайнером подрывала и так уже слабое здоровье. Несколько часов сна ему не хватало. И чтобы продлить сон, он ночевал в поле на раскладушке, соорудив небольшой навес из плотного брезента.

Сегодняшнее утро от предыдущих ничем не отличалось. Лишь забрезжил рассвет, он уже сидел за штурвалом комбайна, привычно вдыхая пыль в легкие — неприятность, с которой приходилось мириться годами. Поликарп Матвеевич встряхнул головой, отгоняя сон и направляя комбайн на третий круг, когда заметил, что какие-то люди на кромке поля машут ему руками.

— Кого еще принесла нелегкая? — сказал комбайнер вслух и, заполнив зерном очередную грузовую машину, съехал в сторону в конце полосы.

— Вы ко мне, ребята? — удивленно спросил он у трех незнакомых парней.

— К вам, Поликарп Матвеевич, — ответил за всех Казаков. — Ваша жена просила, чтобы мы срочно привезли вас домой.

— А что, она уже вернулась? — подозрительно посмотрел мужчина на собеседников.

— Откуда? — сделал Алексей вид, что не понимает комбайнера.

— Так она же дней десять как уехала погостить к старшей дочке.

— Ах, вот вы о чем. Я думал, что она сообщила о своем возвращении, — улыбнулся Атаман. Его улыбка всегда располагала к себе людей, и Поликарп Матвеевич не составил исключения. — Мы привезли вашу жену и дочку, которая решила проведать отца.

— А внучку? — Пожилой мужчина вскинул полные надежды глаза на молодого человека. — Полгода не видел.

— А как же без внучки! — обрадовал его Казаков, окончательно притупив бдительность комбайнера. — Мы на машине, так что доставим в родную деревню минут за пятнадцать, — подтолкнул Алексей собеседника к принятию решения.

— Минут пять подождете, парни? — попросил довольный Поликарп Матвеевич, даже не поинтересовавшись, с кем имеет дело.

— Какой может быть разговор? — вставил свое слово Сутулый. — Мы в полном твоем распоряжении.

Парни перешли с комбайнером на «ты», как старые, добрые знакомые, чем еще больше расположили к себе.

Поликарп Матвеевич остановил комбайн бригадира с небольшим красным флажком на кабине и о чем-то долго беседовал с напарником, но в конце концов они пожали друг другу руки, и приезжие догадались, что они договорились.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *