Не бойся


— Не надо переезжать к нему. — Люба выдержала небольшую паузу и продолжила: —Я не могу тебе сейчас всего объяснить, но поверь, что скоро ты убедишься, что я была права.

— Но я уже решила уйти из дома, сказала об этом маме и идти на попятную не намерена.

— Хорошо, — сдалась Люба, посчитав, что отговаривать племянницу бесполезно. — Но пообещай мне, что ты откажешься от его предложения, если он его сделает, и не допустишь близости.

— Даже и не подумаю! Не хочу ставить себя и его в идиотское положение. К тому же боюсь, что повторного предложения может больше не поступить.

— Ладно. Не отказывай ему, но сошлись на то, что тебе нужно все обдумать и взвесить. Таким образом протянешь месяц.

— А что изменится через месяц?

— Это не моя тайна. — Казакова с сожалением развела руками. — Вернется твоя бабушка с моря, и ты все узнаешь.

— Тайна? — удивилась Ксюша. — Но при чем тут бабушка?

— Потерпи немного, — попросила Люба.

— Надо же! Что-то мне подсказывает, что неспроста вы на одно лицо.

— Природа еще и не такие шутки выкидывала, — улыбнулась гостья. — Так мы договорились?

— Надеюсь, что ты меня не разыгрываешь?

— Нет.

— Потерплю месяц, куда деваться, — наконец-то согласилась она, заинтригованная тайной.

 

Александр вернулся в общежитие, разобрал постель и лег. Но переполнявшие его мысли мешали заснуть. Теперь он был уверен, что Алексей Леонидович Кожевников замешан в деле Панина, и только благодаря его осведомленности начальнику холодильного цеха удалось вывернуться. Прощаясь с Ксюшей, он как бы между прочим поинтересовался Любиным отчеством. То, что у Любы и Алексея разные отцы, но с одним именем, лишний раз убедило следователя, что Кожевников не является тем, за кого себя выдает. Он принял решение провести неофициальное расследование и только после этого смог уснуть. Утром Вершков позвонил своему однокурснику, который попал по распределению в город, где Александр родился.

— Алло! — прокричал он в трубку из своего кабинета. — Лейтенанта Крупенина пригласите, пожалуйста, к телефону. — После двадцатисекундного молчания услышал знакомый голос. — Василий, ты? — спросил на всякий случай.

— Я, Сашка! Я! — сразу узнал его друг. Они коротко обменялись приветствиями и впечатлениями о своей работе. Затем Вершков перевел разговор в нужное ему русло:

— Я к тебе, Василь, с просьбой.

— Все, что в моих силах, — с готовностью отозвался однокурсник.

— Мне нужны данные на Казакова Алексея Леонидовича. — Он немного подумал и добавил: — Если такого в вашей картотеке не числится, то на Кожевникова.

— Добро! — согласился Крупенин. — Как только найду что-нибудь, сразу сообщу.

— Я сам перезвоню через несколько дней. Просьба личного характера, — поторопился он предупредить однокурсника.

— Добро, — повторил тот свое излюбленное словечко, и они распрощались.

День у молодого следователя пропал даром. Он взял новое дело, но не мог на нем сосредоточиться. Ему мешали мысли о семействе Кожевниковых: любовь к Ксюше и темная личность ее отца. Сложно было соединить все это в одно целое.

За весь рабочий день Ксюша ему ни разу не позвонила, и он возвращался в общежитие не в самом лучшем настроении.

— С каких это пор ты перестал со мной здороваться? — долетел до слуха следователя знакомый голос.

— Ксюша! — обрадовался Александр. Девушка сидела на лавочке перед входом в общежитие и улыбалась. Рядом с ней стоял внушительных размеров чемодан.

— Ты уезжаешь? — предположил с опаской мужчина.

— Не уезжаю, а переезжаю, — продолжала улыбаться Ксения. Но решив, что уже достаточно держать Вершкова в неведении, пояснила: — Я поругалась с отцом и ушла из дома. Оказавшись на улице, поняла, что ближе тебя у меня никого нет.

— Что же мы тут стоим? — Александр поднял чемодан. От последних слов девушки он буквально весь засветился.

— Кавалер приглашает даму на чашечку кофе? — У Ксюши проскальзывали игривые нотки.

— Если дама по достоинству оценит приготовленный им кофе, то и на постоянное место жительства.

Они дружно засмеялись, и Ксюша, поднявшись с лавочки, взяла Александра под руку.

— Веди в свои хоромы! — произнесла она, приподняв высоко подбородок, изображая великосветскую даму.

Весь вечер они беседовали, пили кофе и не заметили, как стемнело.

— Кофе у тебя отменный, — сказала Ксюша. — Но до тех пор, пока мы не обручены, спать будем отдельно. — Она старалась все преподать в шутливой манере.

— У меня маленькая комната и всего одна кровать. — Вершков же был серьезнее, чем когда-либо. Сразу можно было заметить, что слова ему давались с большим трудом. — И все же я рискую просить твоей руки.

— Ты и впрямь вошел в образ, — рассмеялась Ксюша. — Но тогда ты должен просить руку девушки у ее отца.

Александр оставался серьезным.

— Мы живем в другое время. Ты с отцом поругалась, у меня тоже не сложились с ним отношения. Более того, я его кое в чем подозреваю и рассчитываю со временем вывести на чистую воду.

— Я согласна стать твоей женой, но ты должен оставить папу в покое, — выдвинула она условие.

— Но я не исключаю возможности, что он преступник, — возразил мужчина.

— Он мой отец! — произнесла Ксения с вызовом. — И если я нужна тебе, то… Выбор за тобой!

— Боже мой! Ксюша! — Он опустился на кровать рядом с девушкой и обнял ее за плечи. — Я же люблю тебя! — Он смутился, но потом решительно добавил: — Давай завтра подадим заявление в ЗАГС и распишемся.

У обоих учащенно забились сердца.

— Подадим через месяц, — сказала Ксюша. — Не хочу тебя обманывать и честно признаюсь: меня просили подождать месяц, если ты сделаешь предложение.

Для Александра это было полной неожиданностью.

— Кто?

— Ты действительно хочешь знать?

— Меня просто распирает от любопытства.

— Меня просила об этом Казакова Любовь Леонидовна, моя дражайшая тетушка.

— Вокруг вашей семьи витает тайна, одни загадки, на которые пока нет ответов. Что касается нашей схожести, то она меня вчера поразила, — признался Вершков. — Это несмотря на то, что я уже видел Любину фотографию. Но уж очень странной показалась мне твоя тетя. Ее поведение не укладывается в рамки здравого смысла.

— Ее можно понять, — заступилась за тетку племянница. — Ты хоть фотографию ее видел, а для нее эта встреча, как снег на голову. Я представляю, что испытывает человек, увидевший свое отражение без зеркала.

— Выходит, что до встречи со мной она обо мне ничего не слышала?

— Что тут удивительного? — пожала плечами собеседница. — Нам интересно было посмотреть сцену вашей встречи, вот мы и не предупредили ее. Извини, если тебе это не понравилось. — И Ксюша обиженно поджала губы.

— Дело в другом. Она, когда мы с ней танцевали, сыпала такими подробностями из моей биографии, о которых я рассказывал только тебе. Ты точно ей ничего не говорила?


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *