Не бойся


— Вы-то кто такие? — задал все-таки запоздалый вопрос комбайнер по дороге.

— Вместе с вашей дочкой работаем, — проявил находчивость Диксон, сворачивая с грейдера на узкую дорожку, ведущую в сторону леса.

— Куда это мы? — только теперь заподозрил неладное Поликарп Матвеевич.

— Веников березовых наломаем, — ухмыльнулся Сутулый, — а то в городе с ними дефицит.

— Но в этом лесу одни дубы растут. — Комбайнер почувствовал опасность.

— Дубовые тоже неплохо, — продолжал ломать комедию Павел.

— Дочь, которую уехала навестить жена, не в городе живет и вы не можете вместе работать. — Поликарп Матвеевич усиленно искал ответ на вопрос: что нужно незнакомым парням от него? Но ответа не находил. — Отвезите меня обратно, — неожиданно потребовал он.

— Ну зачем так категорично? — улыбнулся Диксон. — С твоими женой и дочкой мы действительно не знакомы, зато привезли привет от Смугловых. — По желвакам на скулах комбайнера Марат догадался, что последняя его реплика на собеседника подействовала не самым приятным образом, и он добавил: — Не скучаешь по бывшим соседям?

— Отпустите меня! — взмолился Поликарп Матвеевич.

— Посмотрите на него, какой жалобный вид. Меня сейчас слеза прошибет, — сказал Сутулый с иронией.

«Жигуленок» углубился в лес на несколько километров и вырулил на небольшую поляну, остановившись возле огромного, древнего дуба.

— Приехали, — объявил Сайфутдинов, открывая дверцу машины.

— Выходи, дядя, — подтолкнул Поликарпа Матвеевича Сутулый.

— Что вы собираетесь со мной делать? — спросил не на шутку перепуганный комбайнер.

— По идее, тебя бы следовало опустить, — процедил Павел сквозь зубы.

— Куда опустить? — не понял Поликарп Матвеевич.

— На дно, — усмехнулся Сутулый.

— Только не убивайте! — Мужчина преклонных лет встал на колени и сложил руки вместе.

— Спокойно! — Диксон вытянул руку ладонью вперед. — Опустить — это значит сделать с тобой то же самое, что ты сотворил со Смугловыми много лет назад и не понес за содеянное заслуженного наказания.

Комбайнер все еще стоял на коленях с округленными от страха глазами, а Сайфутдинов продолжил:

— Но в конце концов мы решили не лишать тебя целомудренности, потому что наказание для тебя может превратиться в удовольствие. Но и оставлять безнаказанной подобную выходку, — он поднял вверх указательный палец, — тоже нельзя.

— Я готов заплатить, — нашел Поликарп Матвеевич выход из щекотливой ситуации. — У меня на сберкнижке более двух тысяч рублей, и я…

Но его перебил долго молчавший Алексей:

— Мы приехали не для того, чтобы шантажировать и вымогать деньги.

На лбу разволновавшегося пожилого мужчины выступили крупные капли холодного пота.

— Для чего же тогда вы завезли меня в лес?

— Мы лишим тебя возможности еще когда-нибудь причинить страдания женскому полу, — спокойным тоном даже не ответил, а вынес приговор Атаман.

— Как это? — опять не понял приговоренный.

— Очень просто, — сказал Диксон, открывая багажник «жигуленка» и извлекая оттуда два красных кирпича. — Старым, испытанным методом.

Промелькнувшая догадка привела Поликарпа Матвеевича в ужас.

— Вы не посмеете, — неуверенно произнес он.

— Еще как посмеем, — ответили в унисон Сутулый и Диксон.

Поликарп Матвеевич попытался бежать, но возраст и мучавшая его одышка не позволили далеко уйти. Метров через пятнадцать-двадцать его настиг один из преследователей и поставил подножку.

Дальше все было словно в тумане: он не помнил, как его привязали к стволу могучего дуба, как он орал и сопротивлялся, как спустили штаны. Единственное, что Поликарп Матвеевич отчетливо запомнил: это разведенные в стороны два красных кирпича, глухой хлопок и адскую боль, от которой он потерял сознание.

Председатель колхоза Струнов Игорь Витальевич возвращался с поля в село. Несмотря на то, что за ним числилась служебная машина с шофером, он привык к лошади и к бричке на резиновом ходу. Струнов пребывал в приподнятом настроении: урожай выдался на славу и погода хорошая стояла. Игорь Витальевич думал, что если дождей не будет еще с недельку, рекордная сдача зерна государству обеспечена. Он мысленно уже составлял отчет в райком партии. Душераздирающий крик со стороны леса оборвал мысленные планы председателя. Крик мало походил на человеческий, но Игорь Витальевич не смог вспомнить и животное, способное издавать подобные звуки, поэтому решил, что ему показалось. Но когда Струнов занес хлыст, чтобы стегнуть лошадь, крик повторился и на этот раз был похож на рев смертельно раненого зверя. Председатель замер с занесенным хлыстом в руке, но быстро пришел в себя, взял вожжи в обе руки и направил лошадь с грейдера на боковую дорожку, ведущую к лесу.

Навстречу ему, оставляя за собой шлейф пыли, приближалась легковая автомашина. Он остановил ее и поинтересовался у водителя: не заметил ли тот в лесу чего-нибудь необычного и слышал ли он какие-нибудь неестественные шумы? На что парень ответил, что ничего подозрительного не заметил и не слышал, так как автомобильный приемник заглушает все внешние шумы.

Струнов уже углубился в лес на несколько километров, но никого и ничего не обнаружил. Узкая дорожка между деревьев не позволяла повернуть назад, и он собирался развернуться на ближайшей поляне, когда до его слуха донесся слабый человеческий стон. Игорь Витальевич стеганул лошадь и вскоре действительно выехал на поляну, где увидел комбайнера своего колхоза Поликарпа Матвеевича, привязанного к дереву. Его необычный вид и состояние, в котором тот находился, привели председателя в замешательство.

— Что уставился? — посмотрел комбайнер на руководителя мутными глазами и, вероятнее всего, не узнал его. — Лучше помоги.

— Что случилось? — поинтересовался Струнов, освобождая Поликарпа Матвеевича. — В поле мне сказали, что у тебя вернулась жена и ты отпросился у бригадира на пару часиков.

— Это вы, Игорь Витальевич?

Только освободившись, пострадавший узнал председателя и поведал ему все, лишь умышленно скрыв то, из-за чего с ним так по-скотски обошлись.

— Я же их встретил перед выездом на грейдер, — возмущался раздосадованный руководитель, помогая Поликарпу Матвеевичу сесть в бричку.

Председатель отвез пострадавшего в больницу, затем сообщил о случившемся участковому. В дело вмешалась милиция.

 

Алексей с женой еще нежился в постели, когда во входную дверь позвонили.

— Лежи, я открою, — остановила Светлана мужа. Она накинула халат и, сладко позевывая, вышла из спальни. Женщина посмотрела в глазок и увидела лицо незнакомого мужчины средних лет.

— Кто там? — спросила она.

— Извините, срочная телеграмма, — ответил незнакомец. — Вам необходимо расписаться.

«От кого, интересно?» — подумала Света, открывая внутренний замок.

Но не успела она приоткрыть дверь, в прихожую буквально ворвались трое на вид физически крепких мужчин.

— Казакова? — резко спросил один из них.

— Казакова, — машинально подтвердила ничего не понимающая хозяйка.

— Где ваш муж?

— Он еще в спальне, — как бы оправдываясь, произнесла Света. — Сейчас позову.

— Не нужно, мы сами, — остановил ее старший, как ей показалось, среди незваных гостей.

— Казаков? — Перед глазами Алексея выросли три внушительные мужские фигуры, и он сразу догадался, кто они.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *