Не бойся


 

Мирошниченко решил в этот раз окончательно расквитаться с врагом и уже больше часа дежурил около его подъезда в надежде, что тот надумает выйти из дома в магазин или еще по каким-нибудь делам.

Уже давно стемнело, магазины закрылись, а в окнах Сазоновых горел свет, никто и не думал покидать на ночь глядя теплое гнездышко.

Хотя мороз был сильный, Тарас Поликарпович дрожал больше от злости, чем от холода. Тут ему в голову пришла мысль. Осмотревшись по сторонам, он заметил в конце дома телефонную будку и не раздумывая направился к ней.

Мирошниченко набрал «02» и услышал на другом конце провода:

— Дежурный по городу подполковник Сидоренко.

Мирошниченко приложил к телефонной трубке сложенный вчетверо носовой платок и сказал:

— У меня для вас важное сообщение.

— Кто вы? Представьтесь, — потребовал дежурный.

— Это не имеет абсолютно никакого значения. Я точно знаю, что полковник Сазонов связан с преступными элементами и на днях взял крупную взятку.

Так после совершения преступления он рассчитывал направить следствие по ложному следу.

— Как с вами можно связаться? Алло, алло… — но Тарас Поликарпович повесил трубку на рычаг.

Составив план преступления, бывший подполковник сразу успокоился и действовал обдуманно и не спеша. Еще раз прокрутив в голове задуманное, он опять снял трубку, приложил к микрофону носовой платок и набрал номер квартиры Сазонова. Ему ответила жена Антона Герасимовича, и он представительным голосом попросил, чтобы она пригласила супруга, а когда в трубке раздался мужской кашель, отчеканил:

— Товарищ полковник, на проводе дежурный по городу подполковник Сидоренко.

— Что-нибудь стряслось? — заинтересовался Сазонов.

— В здание УВД забрались двое преступников. Обнаружено, что сломан замок двери вашего кабинета, — доложил Мирошниченко.

— Преступники задержаны? — заволновался полковник. — Мой сейф не вскрыт?

Звонивший догадался, что так обеспокоило абонента: по всей вероятности, его деньги еще лежали у Сазонова в сейфе. С трудом сдерживая пульсирующую в висках ненависть, Тарас Поликарпович продолжил доклад:

— Преступники задержаны, эксперты уже на месте, подробности мне неизвестны. Машину за вами уже выслали, можете спускаться.

— Хорошо. Без меня в кабинете ничего не трогать, — приказал полковник и прервал связь.

Злоумышленник все-таки своего добился, жертва клюнула на приманку. Он вернулся к подъезду, открыл входную дверь и, удерживая ее за ручку левой рукой, спрятался за ней. В правой руке он сжимал пистолет Макарова, готовый в любую секунду пустить его в ход. Ждать пришлось недолго, полковник выскочил в гражданской одежде нараспашку и даже без головного убора, видно, очень торопился. Он с нетерпением озирался по сторонам, то и дело посматривая на часы. Скрип подъездной двери привлек внимание Сазонова, и он обернулся. Взгляд расширенных от ужаса глаз застыл на смертоносном отверстии направленного на него ствола.

— Допрыгался? — прозвучал ледяной голос палача.

— Может, договоримся? — взмолился полковник. — Клянусь…

Но закончить он не успел — две пули пробили ему грудь. Антон Герасимович шагнул вперед, но подкосившиеся ноги не выдержали, и он упал вниз лицом. Изо рта потекла тонкая струйка горячей, алой крови.

Яркое пятно медленно расползалось на белом снегу. Остекленевшие глаза закатились.

Картина смерти повергла убийцу в шок. Однако это не помешало ему еще раз выстрелить в голову уже мертвого врага. Только после этого он побежал, задыхаясь, и скрылся за углом многоэтажек.

Никогда еще в своей жизни он так быстро не бегал. Даже не заметил, как проскочил несколько соседних домов. Он лихорадочно оглянулся и только теперь, убедившись, что находится на безопасном расстоянии от места преступления, перешел на шаг.

Успокаиваясь, Мирошниченко обнаружил, что до сих пор сжимает в руке оружие. Но было уже темно, а случайных прохожих, к счастью, он не встретил. Все тем же носовым платком Тарас Поликарпович протер пистолет и забросил его в подвал одного из домов через зарешеченное, но без стекла окошко.

Избавившись от орудия убийства, Мирошниченко облегченно вздохнул и вышел на центральную улицу. Пересек ее, направляясь к небольшой автостоянке, где припарковал свой автомобиль.

Убийца как раз выруливал со стоянки, когда мимо с оглушительным воем сирен пронеслись машины «скорой помощи» и милиции. Перед глазами промелькнул красный крест на белом фоне, и преступник подумал, что врачи уже никогда не понадобятся его бывшему начальнику. Он повернул рулевое колесо вправо, вливаясь в общий поток движения, и произнес вслух:

— Не маленький, должен понимать, что своя рубашка ближе к телу.

Этой поговоркой он как бы хотел оправдаться перед самим собой. Далее в голове наступил сплошной сумбур. В беспорядочном хаосе одна мысль наскакивала на другую, которую уже стремилась вытеснить третья. Если бы его позже спросили, о чем он думал в тот отрезок времени, пока добирался от города до дома, он бы и под пыткой не смог вспомнить.

 Глава пятнадцатая

Семья Казаковых — Кожевниковых жила в мире и согласии. Испытания, отведенные им судьбой, только закалили и укрепили их отношения, и острота взаимных чувств не притупилась. Алексей по-прежнему страстно и трепетно любил жену. Светлана отвечала ему тем же, и оба в подрастающей дочери души не чаяли. Они дружили с семьей Ахметзяновых и с Виктором Гущиным, который тоже перебрался на новое место жительства и снял однокомнатную квартиру.

О деньгах Казаковы как-то не задумывались. Светлану такое положение устраивало, она, конечно, догадывалась, что такие деньги честным трудом не заработаешь, но никогда не задавала мужу вопросов.

У семейной четы существовал негласный договор: каждый отвечает за свое, и обязанности тоже распределились сами собой. Последние годы Атаман криминальным бизнесом не занимался, жил исключительно на былые сбережения, которых у него хватило на долгое время.

Но однажды привыкнув жить на широкую ногу, трудно вновь научиться экономить и вернуться к простому и нормальному образу жизни законопослушного гражданина. Деньги имеют одно немаловажное свойство: если они не приносят доход, то тают на глазах, что и произошло с капиталом Алексея.

В те годы по законам страны иметь крупный капитал и тем более вкладывать его в дело категорически запрещалось. Поэтому для богатого человека, — а богатство мало кто наживал законно — рано или поздно конец был один. Пришло время Атаману, Диксону и Тюленю собраться вместе, чтобы решить, что делать дальше, где брать деньги.

— Выявить какого-нибудь толстосума и ограбить, — не задумываясь предложил Виктор.

— Не забывай, что мы с Маратом находимся во всесоюзном розыске, имеем детей и жен, поэтому я лично по-глупому рисковать не собираюсь, — высказался Алексей.

— Разве мало мы рисковали? — стоял на своем Гущин.

— Я считаю, что Атаман прав, — вмешался в беседу Марат. — Сегодня мы несем ответственность не только за себя, но и за семьи, а если менты застукают нас за горячим делом — пятнашка обеспечена. Но и сидеть на бобах нет смысла. Нужно что-то придумать. Но что? — И он умолк.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *