Мое проклятие Книга 3 / Право на счастье


— Миир появился чуть раньше и готовился стать императором, а Горт — его советником и соправителем. Все, как всегда….

Мальчишки, удивительно похожие друг на друга, только у одного волосы черные, а у другого — белые с золотым отливом, увлеченно чертят длинными палочками на песке. Вот темноволосый подскакивает, размахивает руками, пытается что-то доказать, второй недоуменно хмурится, но не соглашается. Тогда спорщик начинает топтать рисунки, и парочка, сцепившись, катится по земле…

— Горт, более упрямый, напористый, тщеславный, всегда завидовал тому, что именно спокойному сдержанному Мииру суждено стать Повелителем, но никогда не пытался занять место наследника и по-своему очень дорожил им…

Юноши, оживленно переговариваясь, идут по аллее парка. Их спутница, хрупкая, миловидная сирра, застенчиво улыбается, с восторгом поглядывая на светловолосого и не замечая ревнивого прищура его брата…

— Горт женился первым. Ранелла мечтала о Миире, но тот не обращал на нее никакого внимания, а будущий советник — слишком выгодная партия, чтобы ему отказывать. Родители дали согласие, даже не спросив мнения дочери…

Печальная женщина смотрит в окно, судорожно сминая пальцами край портьеры. Там, внизу, весело смеются мужчины. Вот один наклоняется к уху другого, и налетевший ветер, перемешивая, вплетает светло-золотистые пряди в густые темные волосы…

— Горт был младшим, и никто не верил, что у него родятся близнецы, но он ни в чем не хотел уступать старшему и очень надеялся на милость судьбы. И супруга, действительно, подарила ему двойню. Но не сыновей, а мальчика и девочку. Арива и Лиос. Муж так и не простил Ранелле ни ее холодности, ни обманутых ожиданий. Взял новых жен, а ее отлучил от супружеского ложа, перестал делиться силой, а потом и вовсе отослал в дальнее поместье, запретив встречаться с детьми. Промучившись несколько лет, бедняжка пришла с прошением в Сэйти Аэрэ. Нареченная Ночи внимательно выслушала ее историю и сочла возможным оборвать родовую привязку, освободив Неллу от ненавистного брака и позволив ей жить при храме…

Брюнет, который кажется мне странно знакомым, воинственно выпятив подбородок, стоит перед невысокой скромно одетой жрицей. Лицо искажено от ярости, крылья носа свирепо раздуваются, на шее проступили вены. Еще миг — и посетитель бросится на женщину с кулаками, но стоящие рядом маги сдвигаются, закрывая ее собой, и гость остается на месте…

— Брошенный муж пришел в бешенство. Но ни он, ни сам император, его отец, ничего не могли сделать. Моя служительница была в своем праве. Горт отступил, но не смирился, не простил унижения. А через несколько лет… — Верховная внезапно запнулась, будто собираясь с духом. — Через несколько лет Миир неожиданно для всех вошел в круг наместницы Сэйти Аэрэ.

— Но вы говорили, что жрицы не призывали высокородных, — выразил всеобщее недоумение Вольпен. — А тут не просто дваждырожденный — наследник престола, будущий повелитель.

— С Зовом крови трудно спорить, — сдвинула брови богиня. — Время от времени саэры приходили, и жрицы старались побыстрее освободить их от невольного долга. К взаимному удовольствию. В этом же случае… — Сва вздохнула. — Как выяснилось, Миир давно был влюблен в Нареченную. Его страсть усилила мгновенно сформировавшуюся связь, и разорвать ее без вреда для мужчины, стало невозможно.

Я покосилась на Теомера. Надеюсь, у него ко мне не столь пылкие чувства, и когда он возглавит род, у меня получится отпустить его.

— Горт неистовствовал, — продолжала Великая. — Он обвинил жрицу в том, что она намеренно очаровала наследника, желая подчинить себе будущего владыку, и потребовал, чтобы брат отрекся от силы и стихии в пользу Арива. Миир не возражал, император колебался, а потом… Наместница Сэйти Аэрэ Альдара и весь ее круг погибли, уничтожая одно из последних драконьих гнезд на Эргоре. Не вернулся никто.

Здесь еще и драконы водились? Как хорошо, что я их не застала.

— Неужели вы не могли… — замялась, подбирая слова, чтобы не обидеть божественную собеседницу.

— Помочь им? Спасти? — спокойно закончила за меня Сва.

— Да… — утвердительно кивнула. — А еще раньше оборвать связь и освободить наследника.

— Скажи дитя, а боги Земли часто приходят на помощь людям? Бросаются выручать их в любой трудной ситуации? Вряд ли.

Смущенно уставилась в пол, молчаливо признавая справедливость последних слов, и Верховная понимающе усмехнулась.

— Мы создаем мир и следим за тем, чтобы соблюдались основные его законы. Собственные проблемы все разумные должны решать сами. Иначе они так и останутся слабыми, никчемными существами, во всем полагающимися на милость того, кто их сотворил. Саэры и до Миира, пусть редко, но приходили в круг и оставались там навсегда. А предназначение жриц и магов в том и заключается, чтобы поддерживать порядок, защищать жителей Эргора. Даже ценой своих жизней.

Повисла неловкая пауза, прерываемая лишь прерывистым дыханием присутствующих.

— И кого объявили наследником после смерти Миира? — не выдержал наконец Теомер.

— Стихия приняла и признала Арива, Опекуном назначили его отца и начали готовить мальчика к церемонии второго рождения. Горт всегда имел на сына огромное влияние. Неудивительно, что после смерти правителя и его брата, именно он стал фактически единоличным властителем государства, несмотря на то, что носителем Света и императором был провозглашен Арив.

Богиня опустила ресницы, размышляя о чем-то, а потом открыла глаза и обвела слушателей внимательным взглядом.

— Вот здесь и начинается история Нэталины, самой молодой наместницы Сэйти Аэрэ — произнесла она, закончив изучать наши сосредоточенные лица. — Любой бог всегда ограничивает свое влияние на мир. Делается это сознательно, чтобы избежать искушения, поддавшись настроению, неожиданно изменить законы или вообще перестроить заново. Случайные капризы никогда ни к чему хорошему не приводили — только к хаосу, катастрофам и гибели всего живого. Поэтому создатель всегда приближает к себе избранных и передает им часть собственной силы, чтобы они сумели, при необходимости, задержать или даже остановить разбушевавшееся божество. У Ирна это были носители Света и Тьмы, у меня — Нареченные Дня и Ночи

— Утешающая и Карающая, — пробормотала я, вспомнив свои сны.

— Да, — согласилась Верховная и властно вскинула руку, останавливая уже открывшего рот Вольпена. — Почему их так называли и как они избирались, узнаете позже. Сейчас главное, чтобы вы поняли — избранные наделяются огромной властью, могуществом и способны противостоять даже своему творцу, особенно если действуют сообща. Поэтому так важно не ошибиться в выборе. Нэталина стала моей ошибкой — первой и, надеюсь, последней. Слишком дорого пришлось заплатить за этот просчет. И мне, и всему миру.

 

 Глава 19

 

Снова перед нами замелькали сцены из давным-давно забытой, «довоенной» жизни Эргора.

Рядом восхищенно ахнула Кариффа, рассматривая розово-пурпурную Эфраду. Разноцветные дорожки в тени фруктовых деревьев, стены, украшенные изящным цветочным орнаментом, балконы, портики, колонны, затейливое кружево мостиков и двух закадычных подружек, спешащих куда-то по своим делам.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *