Мое проклятие Книга 3 / Право на счастье


Да… Недовольные, безусловно, найдутся — ревнители старых порядков, упертые глупцы, страшащиеся любых перемен и мерзавцы, типа «дядюшки» и Даниаса, которым прежняя вседозволенность развязывала руки. Многие возмущены освобождением магов и новыми «мягкими» законами в отношении простолюдинов.

Ладно, пусть ворчат и досадуют, лишь бы бунтовать не начали. Сейчас я постараюсь наглядно продемонстрировать, что если они вздумают выступить против, сражаться придется без привычной помощи стихий.

Шагнула на образовавшуюся дорожку и даже не вздрогнула, когда маленькие молнии, багровая и янтарно-белая, ударили в пол справа и слева от меня. Пространство поплыло, подернувшись рябью, — миг — и рядом, мягко ступая тяжелыми лапами, плавно заскользили два гигантских хищника. Кроваво-черный, с пылающими потусторонним огнем глазами, и светло-золотистый, с роскошной гривой, сплетенной из ярких потоков света.

— Койо нейх, Тайо, Хэссаш, — улыбнулась уголками губ.

И къоры откликнулись слаженным басовитым урчанием.

Зал потрясенно загудел, а я продолжила неторопливо двигаться вперед. Туда, где у кресел на возвышении уже стояли, ожидая, главы высших родов. Вольпен и Теомер незаметно отстали, освобождая место позади меня.

Молния… вторая… третья… четвертая…

— Атро… Гиюс… Эйш… Лрох… Койо нейх. Суулхэ…

Я, действительно, была рада видеть их всех — сплетенного из грозовых разрядов тигра Арвита, покрытого каменной чешуей двухголового ящера Борга, крылатого огненного змея Талейва Омаэ. Даже шакалообразного монстра Эктара, чье нападение на Поединке Стихий чуть не стоило мне жизни. В ответ на приветствие Лрох виновато ткнулся холодным носом в руку, поднырнул под ладонь, напрашиваясь на ласку, а потом, ощерившись, грозно зарычал на саэра, который чуть «выбился из строя». Бедняга мгновенно побледнел и отпрянул назад, а вместе с ним и все, кто находился рядом.

Так мы и шли. Впереди я, за мной полукругом къоры, а за ними Венн с Тео.

При нашем приближении главы высших родов спустились с возвышения. Что бы они сейчас ни чувствовали, внешне это никак не выражалось — невозмутимые лица, вежливые официальные улыбки. Лишь на дне прозрачно-серых глаз Саварда пряталась нежная усмешка.

— Досточтимые саэры, — разнесся над притихшим залом властный голос Айара — приветствуйте Избранную Верховной богини…

Айар, Крэаз, Омайэ и Борг первыми склонили головы — чуть заметно, скорее обозначая движение и давая команду остальным, — и высокородные последовали их примеру. Кто охотно, кто с затаенной враждебностью, а кто даже не пытаясь скрывать своего негодования — но они подчинились…

Следующие несколько недель слились в один бесконечный, наполненный бурными событиями и заботами день. Нам с Теомером и Вольпеном все чаще и чаще приходилось расставаться. Мои связанные очень переживали по этому поводу — того, кто покушался на меня так и не нашли, несмотря на все усилия имперской службы безопасности. Но нас было катастрофически мало, а дел удручающе много.

Вольпен занимался подготовкой к первому конклаву магов. Вместе с Гарардом, Циольфом и его учеником Брунисом — худощавым светловолосым молодым человеком с бледным вытянутым лицом, глазами неопределенного цвета и рассеянным взглядом «ботаника». Теомер большую часть времени проводил теперь с Раиэссом и Савардом, помогал убеждать сомневающихся и усмирять возмущенных. К счастью, до открытого мятежа пока не дошло. Стихии ясно показали, на чьей они стороне и кого поддерживают. Высокородные намек поняли.

Мы с Кариффой разбирались с обителью. Девочек отправили по домам, но в усадьбе остались воспитательницы, и, что с ними делать, мы не представляли.

Наставницами становились невесты, отвергнутые стихией, или жены, возвращенные обратно в родительскую семью — потому, что не сумели забеременеть, или из-за того, что их мужья нарушили условия брачного контракта. Подобное случалось чрезвычайно редко, в основном с сиррами из дальних ветвей рода. Все женщины сразу же выкупались императором и отсылались в обитель. Кстати Эктар потому и собирался отнять супругу у Вотена Дорста — чтобы продать ее еще раз.

Чему обучали малышек эти несчастные, понятно и без объяснений. Растили из них таких же обиженных судьбой, лишенных будущего теней, какими являлись сами.

И куда теперь их девать?

Можно, конечно, создать из обители богадельню, где эти бедолаги незаметно доживут свой век, но у меня возникла другая идея. Организовать что-то вроде пансиона для благородных девиц под патронажем императорского рода, куда было бы престижно отдавать дочерей из самых знатных семей и родов. Там потихоньку воспитывали бы из юных сирр умных, хорошо образованных, достойных представительниц своего сословия. Но где взять наставниц? Прежние на эту роль явно не годились. Вопрос так и оставался пока открытым. Единственное, что я сделала, с одобрения богини назначила Кариффу настоятельницей бывшей-будущей обители.

А по утрам все мы в обязательном порядке посещали занятия, и попробовал бы кто прогулять. Наставники были строги, единодушны и не прощали прогулов. Даже мэтр Фредмир, не говоря уже об Иравит или Терисе.

Териса… Мать-настоятельница храмовой школы для девочек. Сва освободила ее дух от обязанности неотлучно находиться в библиотеке, и теперь хранительница Эфрады ежедневно наведывалась в Сердце Ночи. Верховная назначила ее второй наставницей, и они с Иравит быстро нашли общий язык. Кроме меня, Кариффы и Вионны у Терисы имелась и собственная юная ученица. Кареглазая Эркина — тихая, серьезная, немного застенчивая девчушка двенадцати лет от роду. Дочь Циольфа.

Как целитель Эктара нейтрализовал действие заклинания бесплодия, которое принудительно накладывалось на каждого юного адепта Башни, я поняла сразу. Помогли его знаменитые снадобья с магической составляющей. Почему он решился на это, тоже не сложно было сообразить. Для многих одаренных рождение ребенка являлся навязчивой идеей — они мечтали передать свои способности по наследству, как в прежние времена. А вот как мэтру удалось столько лет скрывать девочку от высокородных, оставалось только догадываться. Если бы родился сын, он отдал бы его в Башню, наблюдал бы ненавязчиво, а потом взял в личные ученики. Но дочь…

О существовании Эрки знал Гарард, давний друг и учитель Циольфа, и, как ни странно, Кариффа, которая и помогла пристроить малышку на воспитание в одну из дальних горных деревень. Альфииса каким-то образом проведала, что у семейного целителя есть постоянная женщина — что строжайше запрещалось правилами, — и шантажировала его этим. Но о девочке она ничего не успела выяснить.

Как только магам разрешили вступать в брак и обзаводиться потомством, Гарард уговорил друга забрать дочь и привести ее в Сэйти Аэрэ. Дитя двух одаренных — мага и травницы — Эркина могла, при правильном обучении, со временем стать первой полноценной жрицей Верховной. Поэтому Териса уделяла ей особое внимание. Ей и Вионне, которой помогала подчинить доставшийся «по наследству» непростой и очень опасный Дар очарования.

Бывшая наида Айара теперь почти всегда улыбалась. Как приговоренный к казни слепец, которого в самый последний момент не только помиловали, но и чудесным образом исцелили, позволив увидеть, как прекрасен окружающий мир. Лишь один-единственный раз мне снова довелось увидеть гримасу ужаса на ее прекрасном лице. Когда уговаривала согласиться на свидание с императором.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *