Мое проклятие Книга 3 / Право на счастье


— Я слышала, там есть целый раздел, посвященный заклинаниям изменения. Жаль, что он доступен лишь Избранным.

— Да… жаль… — согласилась машинально, думая совсем о другом.

— Я бы не только перекрасилась, но и волосы гуще сделала. Глаза больше, ресницы длиннее… — Угу, губы пухлее, бюст объемнее. Знаю, на Земле подобные модифицированные красотки надоели. — Талию тоньше, ноги стройнее, — продолжала восторженно перечислять наивная фантазерка. — Ах, Нэтка, все маги были бы моими. А Джердоро перестал бы равнодушно отворачиваться при встрече, словно перед ним пустое место. Сразу бы меня разглядел.

Возбужденный голос Одри отдалялся, истончался, пока совсем не затих где-то вдали. А вместе с ним постепенно исчезла, потеряв очертания и расплываясь дымом, и комната…

Когда я проснулась, стояла глухая ночь. За неплотно задернутыми занавесками дрожали крупные звезды, а в оконном проеме ярко блестела луна, превращая чернильную тьму в холодный полусвет.

Полежала немного, рассматривая ползущие по потолку длинные рваные тени. Вот я и узнала, наставница, как звали вашу прапрапра… Улыбнулась, вспомнив черноглазую болтушку и ее сокровенные бесхитростные мечты. Одри… Интересно, это полное имя или детское сокращение?

Ладно, не стоит тянуть. До утра еще, конечно, далеко, но и дел у меня немало.

Легко соскочила с кровати, подхватила торбу, уселась на невысокий широкий подоконник, чтобы лучше видеть, и достала из сумки Дневник. Помедлила, любовно разглаживая темный, чуть шершавый переплет — и как в такой небольшой том вместилось столько полезной информации? — и открыла обложку. Вернее, попробовала открыть и… не сумела.

Еще одна попытка… И еще…

Бесполезно. На этот раз владычица Иравит не собиралась открывать мне свои тайны.

«Она сама сделала выбор… Магические рукописи умеют отводить глаза»…

Жаль, что я не обратила на слова Матери-настоятельницы особого внимания. Не переспросила, не уточнила, торопясь поскорее уйти. И, как выясняется, зря. Если Дневник способен сам выбирать и совершать какие-то действия, значит, это не просто сборник для записей, а артефакт. Почти разумное существо, с собственным характером и непонятными мне пока целями. Из этого и станем исходить.

— Дорогой Дневник, — произнесла негромко, ощущая себя полной дурой, — мне очень нужно сменить внешность. Совсем немного, только чтобы на нар стать похожей и не так сильно выделяться на их фоне. Черты погрубее. Чуть-чуть… Самую капельку… Волосы русые опять же… Покажи мне заклинания изменения, а?

Книженция даже не шелохнулась. Продолжала спокойно лежать на подоконнике, изображая из себя безмозглую тетрадку. Ладно, начнем сначала.

— Я понимаю, что Харды свою будущую спутницу давно уже рассмотрели и новое лицо их удивит. От женщин ни одна мелочь не укроется. Но о том, что я блондинка, знает только Теомер. Кроме него никто меня без капюшона не видел. Надеюсь, и наследнику Боргов это больше не удастся. Он обещал не заставлять, а добровольно я к нему близко не подойду. Затяну чепец потуже и буду держаться подальше. Согласна, риск, что он все-таки заметит другой цвет волос, существует, но оставить все, как есть, тоже нельзя. Не могу же я в дороге ночью в головном уборе спать. Меня ненормальной сочтут. Или больной. Магу расскажут, а он точно полезет посмотреть, что я там так усердно прячу.

Книга подумала — вот честное слово, она, действительно, размышляла, колебалась, решала — и, мягко шелестя страницами, открылась.

 

 Глава 7

 

Когда за окном забрезжил ранний летний рассвет, разбрызгивая золотисто-розовые искры по стенам и мебели, мое преображение закончилось.

«Дорогой Дневник» расщедрился только на одно-единственное заклинание. Я смело произнесла незнакомую формулу, понимая, что стать радикально-зеленой, как Киса Воробьянинов, или фиолетовой в крапинку с таким суровым цензором мне не грозит. И действительно, цвет остался практически прежним, изменился лишь оттенок. Но как много это дало.

Волосы утратили свой блеск, теплое, волшебное сияние, которое мне так нравилось, и выглядели теперь блеклыми, сероватыми, будто припорошенными пылью. Они казались какими-то тоненькими и уж точно не такими густыми и пышными как раньше. В общем, меня вполне можно было назвать светло-русой. Не самый распространенный среди простолюдинок вариант, но вполне приемлемо. Тускло, невыразительно и малопривлекательно. То, что требовалось.

Быстро сбегала в примыкавшую к комнате миниатюрную купальню, надела очередное, купленное вчера балахонистое платье, причесалась, убрав локоны в строгий тугой узел, и нацепила спасительный чепец. Все, я готова. Обвела взглядом комнату — не забыла ли чего-нибудь — и поспешила спуститься вниз. Чутье подсказывало, что мэтр Вольпен постарается явиться как можно раньше, чтобы самолично вытащить «зазнавшуюся простолюдинку» из ее комнаты. Не хотелось доставлять ему такое удовольствие.

Маг возник на пороге «Веселого кота», когда я уже заканчивала завтракать. Обвел внимательным взглядом обеденный зал, заметил меня и скривился. Недовольно, почти обиженно. Детский сад, честное слово.

— Поторопитесь, нара, — кинул он мне вместо приветствия и, не найдя других слов, прибавил раздраженно: — Что вы там возитесь? Собираетесь съесть все, что оставила для других постояльцев хозяйка? Мы и так уже опаздываем.

Пожала плечами, допила морс и без возражений поднялась из-за стола, чем, кажется, привела Вольпена в еще большее негодование. Он что, рассчитывал на капризы?

— Не заставляйте себя ждать, — процедил он сквозь зубы. И удалился, громко хлопнув дверью.

Не стала дразнить и так уже достаточно раздосадованного мэтра. Надела заплечную сумку, попрощалась с гостеприимными хозяевами, выслушала от них пожелания счастливого пути вперемешку с призывами к Лиос не оставлять своими милостями несчастную юную вдову и догнала мага, который уже успел выйти за калитку.

Минут через десять быстрого шага в полном молчании мы добрались наконец до дома родителей Тиссы — маг впереди, я в нескольких шагах позади него. Как и предполагала, мэтр подгонял меня исключительно из вредности, фургон подъехал лишь через полчаса. Все это время я провела в маленьком ухоженном садике Хардов, хотелось перед дорогой подышать свежим воздухом.

Стана в сопровождении Вольпена и младшей дочери вышла сразу же, как прибыла повозка. Бледная и какая-то помятая, она тем не менее была тщательно, подчеркнуто аккуратно одета и выглядела вполне вменяемой. По крайней мере, не плакала, уже хорошо. На ее фоне Летта казалась особенно шумной и легкомысленно-беззаботной. Прелестной легкокрылой бабочкой, что весело кружит вокруг умирающего бесцветного мотылька.

У северных ворот уже поджидали всадники, один из которых держал перед собою в седле закутанную в плащ женщину. При виде нас он мгновенно соскочил с коня и осторожно помог спешиться своей спутнице.

— Тисса, — рванулась к дочери Стана.

— Нет, — стегнул ее резкий окрик мага, и нара Хард, прижав руки к груди, застыла на месте. — Сейчас она заснет, — продолжил Вольпен, перехватывая девушку и поднимая ее на повозку. — До вечера не приближаться, не трогать, не будить. А там посмотрим.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *