Мое проклятие Книга 3 / Право на счастье


Ласково погладила переливающуюся на солнце пышную гриву Хэссаша и, бережно потянув на себя длинную сверкающую шерстинку, начала ее сматывать. Шар постепенно рос, и император, поневоле заинтересовавшись, настороженно, внимательно следил за моими действиями.

Когда клубок достиг размеров небольшого мячика, я, наклонившись, опустила его на ковер и аккуратно толкнула в направлении хозяина кабинета. Мужчина еще сильнее сжал ладони, так, что побелели костяшки, но не отступил. Гордость не позволила. Ни один саэр никогда не стал бы прятаться от собственной стихии, а уж Повелитель — тем более.

Мяч подкатился совсем близко к Айару, потек белесым мерцающим туманом и вновь сгустился, превратившись в маленькое подобие Хэссаша. Щенок тявкнул, смешно фыркая, обнюхал ноги мужчины, закружился волчком, взвился в воздух и уже там рассыпался прощальным фейерверком. Исчез, оставив внизу неподвижного, остолбеневшего Раиэсса.

Сейчас на его глазах произошло нечто невероятное, разрушающее все представления саэров о сложившемся мироустройстве. Женщина, к тому же не имеющая никакого отношения к императорскому роду в присутствии законного главы этого самого рода легко, почти небрежно управляла стихией Света. Ладно, эта коварная особа, используя какую-то непонятную магию, сумела договориться с къором и закрыться от удара. Неприятно, но при желании можно постараться и отыскать объяснение. Но подчинить себе чужую стихию не пройдя второе рождение? Да что там — не будучи даже мужчиной? Немыслимо!

— Знаете, как называли жриц в древности? — задала вопрос, не давая Повелителю опомниться.

— Что? — ошарашенно прохрипел мужчина.

— Къолиэ, — я поймала его взгляд и больше уже не отпускала. — Стихийницы. Слово «къор», кстати, произошло от того же корня. Служительницы богини не владели в совершенстве боевыми искусствами, и практиковали, в основном, лишь ритуальные, бытовые и целительские заклинания. Их сила заключалась совсем в другом — они умели договариваться со стихиями. Не порабощать, заставляя служить себе, — именно договариваться. Ни одна стихия никогда не причинит вреда къолиэ, тем более Избранной, а от оружия и магии защитит круг. Вам не добраться сейчас до меня, как бы ни старались. — Ох, как же самой хотелось в это верить. — Так что… давайте поговорим?

Айар ожег очередным яростным взглядом, но все же снизошел до ответа:

— Ты отняла у меня женщину, которой я дорожил больше всего на свете.

— Она умирала, неужели вы этого не видели?

— Нет, — упрямо тряхнул головой Раиэсс. — Просто устала Это моя ошибка — не стоило каждый день водить ее на прогулку. Слишком много впечатлений, а она такая слабенькая.

— Последние месяцы ваша наида жила взаймы, — повысила голос, надеясь достучаться до этого упрямца. — Если бы не эликсир, который я ей дала, она давно бы уже погибла. Но срок действия снадобья подходил к концу, а вместе с ним и время, отпущенное Вионне.

Нарочно не упомянула об участии Гарарда. Не стоит его пока впутывать.

— Вместо того, чтобы рассказать мне обо всем, ты ее похитила.

— А вы бы так сразу поверили? Отпустили? Что же вы молчите? Вионна угасала. Не с каждым днем — с каждым часом, каждым мгновением — медлить было нельзя. Я воспользовалась формальным разрешением, которое давало мне право пригласить ее к себе в гости. И… я никого не забирала силой, это ее выбор.

— Что толку теперь обсуждать? — Айар неожиданно устало ссутулился. — Я ни о чем не собираюсь с тобой говорить до тех пор, пока не получу тело Ви… — он осекся, не в силах произнести это имя, — моей наиды и не предам его стихии, как полагается.

— Тело? — переспросила недоуменно. — Вы что… Вы считаете, что Вионна мертва?

— Полчаса назад… — Раиэсс крепко сцепил зубы, словно пытаясь удержать рвущийся с губ стон. — Наша связь оборвалась. Это означает только одно…

Император снова замолчал, и я, пользуясь моментом, продолжила его фразу:

— Это означает лишь то, что Вионна стала достаточно сильной, чтобы полностью сбросить с себя родовую привязку. Только и всего.

Ну, Ви, удружила. Я ее, конечно, хорошо понимаю, но как же это некстати. Жаль, не предупредила ее, чтобы немного подождала, но, если честно, я не ожидала, что она успеет так быстро освоить все нужные заклинания.

— Она… жива?! — в голосе Айара плеснула такая отчаянная надежда, что мое сердце дрогнуло.

— Жива, и совершенно здорова, — поспешила я заверить мужчину. — Великая ее исцелила и помогла освободиться…

— От меня, — мрачно закончил Раиэсс, — как она и мечтала.

— От участи наиды и скорой смерти, — поправила мягко. — Только от этого. Остальное зависит от вас.

— Что от меня может зависеть? Я здесь, она неизвестно где, в каком-то Гортом забытом храме, — дернул уголком губ император.

А ведь он еще не знает, что его женщина стала жрицей богини, которую он с детства привык величать не иначе, как Проклятой.

— Позволите присесть, Повелитель?

— Райс, ты обещал, что выслушаешь, — настойчиво вмешался Савард.

Дождалась неохотного кивка и, радуясь про себя маленькой победе, спокойно прошла к ближайшему креслу. Не отходившие от меня ни на шаг Вольпен с Теомером, остались стоять рядом. Раиэсс немного помедлил и занял кресло неподалеку — напряженный, как натянутая пружина, готовая вот-вот сорваться. Савард, придвинув стул, сел так, чтобы, в случае чего, мгновенно оказаться между нами.

Надо отдать Айару должное — он ни разу меня не перебил. Я видела, иногда ему очень хочется вмешаться — резко возразить, поспорить, обвинить во лжи и даже клевете. На его лице отражалась целая гамма самых противоречивых чувств: от изумления и раздражения до откровенного недоверия. Но каждый раз, пусть в самую последнюю минуту, мужчине удавалось сдержаться, и он продолжал молчать, не пропуская ни одного слова, анализируя, прикидывая.

Я сообщила обо всем, что, так или иначе, касалось саэров. Об Ирне и его сестре. О гибели Урхада, о том, как саэры попали на Эргор и о проблемах, с которыми столкнулись. О Горте и предательстве Нэталины. О словах Оделфри и вмешательстве Свы, предопределивших мое появление здесь. О Земле и о том, кто я, собственно, такая.

— Саэры опрометчиво привыкли считать себя повелителями стихий, но никогда ими не являлись, по крайней мере в этом мире, — закончила я подробный и очень непростой рассказ. — Между ними и Тьмой, Светом, Огнем, Водой, Воздухом, Землей всегда стояли посредники — жрицы. Вы давно уже об этом забыли, а вот Горт еще помнил. Понимал, что никогда не получит вожделенной власти, пока живы те, кто служит Великой, поэтому и истреблял их с такой беспощадностью. Но просчитался.

— Если все так, как ты говоришь, почему же стихии не защитили жриц и позволили их уничтожить? — подозрительно прищурился Раиэсс. — Почему не отомстили убийцам?

Хороший вопрос. Я сама его задавала Верховной.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *