Мое проклятие Книга 3 / Право на счастье


Вольпен поморщился, но все-таки — пусть нехотя — отложил амулет, а затем отступил к окну, давая понять, что возражать не станет. Охранники, наоборот, выдвинулись вперед, бесцеремонно подхватывая Стану. Бедная женщина запричитала еще громче, задергалась, стараясь вывернуться из жесткой хватки. Бесполезно — ее вздернули на ноги и, крепко удерживая, практически потащили к выходу.

— С тобой, Таск, мы позже поговорим. — пообещал Даниас, прожигая незадачливого ухажера Тиссы недовольным взглядом, и тот нервно сглотнул. — Веди своих людей наверх в малую приемную, пусть заверят наконец этот никому не нужный договор.

— Какой договор ты собрался подписывать, Дан? Да еще и никому не нужный?

Ни горестные всхлипы Станы, ни возгласы тянувших ее к дверям молодых саэров не помешали расслышать негромкую, спокойную сказанную фразу. Она прозвучала очень отчетливо и произвела просто-таки ошеломительный эффект.

Нары, под предводительством Грида направлявшиеся к лестнице, дружно шарахнулись в сторону. Даниас ударил кулаком по перилам и прошипел какое-то ругательство. Охранники выпустили нару Хард, которая тут же бессильно осела на пол, и вытянулись по стойке смирно. А я, поспешив опять спрятаться за спинами свидетелей, начала осторожно изучать высокого подтянутого мужчину, позади которого таяла дымка портального перехода.

Саэр Теомер, перворожденный сын Рэдриса Борга и наследник одного из высших родов безусловно уступал в красоте своему младшему родственнику, хоть и был очень на него похож. А может все впечатление портило непроницаемое, сдержанно-суровое выражении лица, которое скорее отталкивало, чем привлекало? Аккуратно причесанные короткие темно-каштановые волосы, строго сжатые губы, холодный блеск постоянно менявших свой оттенок глаз. Они казались то светло-коричневыми, то зеленовато-болотными, то золотисто-ореховыми и в глубине их мелькали какие-то неясные тени — точно в песочных часах пересыпались песчинки.

— Так что ты опять затеял?

— Ничего интересного Тео, — устремился навстречу старшему Даниас, — нашел себе новую любовницу, только и всего. Вот, собираюсь подписывать контракт, в присутствии свидетелей, как и положено.

— А почему столько шума? — саэр Борг по-прежнему обращался исключительно к младшему братцу. Нас он высокомерно игнорировал. Действительно, чем высокородного дваждырожденного может привлечь кучка каких-то жалких наров? — Даже в моей приемной слышно. Отец удивился, стал расспрашивать, что здесь у нас происходит.

— Ах, это, — неопределенно дернул подбородком Даниас. — Мать будущей наложницы не сумела сдержать радости, когда узнала о том, как повезло девчонке. Вон до сих пор плачет от счастья. Будь снисходителен, что взять с простолюдинки? — ни на мгновение не запнувшись, изложил он свою версию и быстро добавил: — Ее сейчас уберут. Зерих, Таванор, приказ помните?

— Ладно, — отмахнулся Теомер, — сам решай свои дела. Только побыстрее. А потом жду тебя в приемной, надо поговорить.

Он развернулся, готовясь открыть портал, и тут, наконец, активизировалась Стана.

— Благородный саэр, смилуйтесь, верните мою девочку, — закричала она истошно. — Тисса сама пошла, знаю, но ведь она… и Олеб… Как же теперь? Как? — и поползла на коленях к наследнику рода Борг.

— Плачет от счастья, говоришь? — язвительно произнес мужчина, пряча за спиной ладонь, которую пыталась схватить просительница. — Не похоже. Скажи толком, женщина, чего ты хочешь.

Но Стана, которой не удалось поймать пальцы саэра, окончательно впала в истерику, вцепилась за его одежду и зашлась в рыданиях, бормоча что-то нечленораздельное.

— Кто-нибудь объяснит мне, что здесь происходит? — начал терять терпение Теомер и гневно сдвинул брови, окидывая взором присутствующих.

Нара Хард затряслась, заголосила еще пронзительней и отчаяннее. Даниас развел руками, как бы говоря: «Сам видишь, не в себе тетка». Маг неопределенно передернул плечами и промолчал, предоставив господину самому разбираться с братом. Грид отвел глаза, а сопровождавшие его нары втянули головы в плечи и застыли каменными изваяниями. Видимо, здесь тоже хорошо знали пословицу: «бояре дерутся — у холопов чубы трещат». По разным причинам — но отвечать не хотел никто.

Набрала в грудь побольше воздуха, медленно выдохнула и, смиряясь с неизбежным, вышла из-за спин свидетелей.

— Благородный саэр, дочь нары Хард помолвлена. Уже назначен день свадьбы и почти завершены все приготовления к ней, — пробормотала, не поднимая головы. — Еще сегодня утром Тисса считалась счастливой невестой, надеялась на скорое замужество и не собиралась ни участвовать в смотринах, ни подписывать контракт.

Очень хотелось проверить, какое впечатление произвели на Теомера мои слова, но я не решилась. Благоразумно склонилась еще ниже, почти уткнувшись подбородком в грудь. Взгляд дваждырожденного давил, каменным гнетом ложился на плечи, пригибая к полу — я почти физически ощущала на себе его тяжесть. Сила наследника рода Земли была велика.

— Вот как… — протянул мужчина после продолжительной паузы. — Что скажешь, Дан?

— Не имею ни малейшего представления, о чем мечтала до нашей встречи наложница. Мне нет до этого никакого дела. Главное, теперь она грезит только о моей постели, — цинично хохотнул младший братец. — Все простолюдинки одинаковые. Сначала прикидываются недотрогами, чтобы подороже продать невинность, а потом, при виде саэра, моментально обо всем забывают. Слетаются отовсюду, как мухи на мед. — Угу. Только не на мед, а на другой продукт, дурно пахнущий, хотя для насекомых не менее привлекательный. — Стоит только поманить их контрактом да пообещать денег, нарядов и украшений побольше, каждая с радостью готова променять своего невзрачного мужчину на высокородного. Знаешь ведь, такое частенько случается.

Наследник коротко хмыкнул, но возражать не стал. А Даниас, ободренный его молчаливой поддержкой, продолжал:

— Я прекрасно помню о запрете принуждения и не стал бы нарушать правила ради очередной подстилки. Зачем? Желающие всегда найдутся. Но если не веришь, — в его речи зазвенели нотки почти детской обиды, — можешь сам спросить, мне скрывать нечего.

— И где же твоя избранница? — сухо поинтересовался Теомер. — Почему не пришла вместе со всеми?

— Не думаешь же ты, что я ее прячу? — возмущенно вскинулся Даниас. — Девчонка давно уже в доме. Она не отлипала от меня и так уговаривала взять с собой, что я не смог ей отказать. Наре отвели комнату рядом с моими апартаментами. Такая горячая малышка! Не представляешь, с каким нетерпением она ждет моего возвращения, подписания контракта и… остального, разумеется.

На протяжении всего выступления младшего Борга я отчаянно пыталась сдержаться. Стояла, разглядывала концы туфель. Сжимала пальцы в кулаки, пряча их в складках платья, упрямо кусала губы и все ниже и ниже опускала голову.

«Это не моя жизнь, не моя беда. Я сделала то, что от меня зависело, и даже больше, — уговаривала саму себя. — Надо отступить, уйти… просто уйти, пока не поздно. Там, впереди, ждет храм и решение всех проблем. А Тисса… Что Тисса? Смирится, перетерпит… Они всегда так или иначе смиряются».

— Если тебе не жаль зря тратить время, пойдем, девушка охотно подтвердит, что добровольно согласилась стать моей наложницей, — небрежно закончил Даниас, который, кажется, уже чувствовал себя победителем.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *