Мое проклятие Книга 3 / Право на счастье


Не стала тревожить мужчин — пусть отдохнут, неизвестно еще, что ждет нас впереди. Взяла ключ от комнаты Эоноры и отправилась проверить, как обстоят дела у нашей не в меру прыткой красавицы.

Состояние подопечной Адана не изменилось. Бледное, до зелени, лицо, запавшие глаза, тяжелое, с хрипами, дыхание. Подхватив с прикроватного столика полотенце, я промокнула покрытый испариной лоб. Девушка вздрогнула и бессознательно потянулась за моей рукой, не застонав — по-щенячьи тоненько, жалобно заскулив.

Как же нам с тобой поступить, воспитанница рода Арвит?

Погруженная в невеселые раздумья, вышла из комнаты Эоноры и уже собиралась вернуться назад, к своим — очень надеялась на это — друзьям, как вдруг мое внимание привлекло странное голубоватое мерцание. Одна из дверей в противоположном конце коридора была приоткрыта, и из узкой щели пробивалось, пульсируя, слабое рассеянное сияние.

Сердце пропустило удар, а потом бешено застучало. Не заметила, как снова оказалась в гостиной.

— Вольпен, Теомер. — Кинулась я к мужчинам. — Проход появился. Надо посмотреть, что там, пока есть такая возможность. Ну, что же вы? Вставайте. Тео! Венн!

Я металась от одного к другому, трясла за плечи, дергала, тормошила, но все попытки расшевелить их так ни к чему и не привели. Маг и саэр продолжали все так же глубоко, спокойно спать.

Присела на край дивана, размышляя над сложившейся ситуацией. Здесь явно не обошлось без магического вмешательства. Значит, приглашение — если конечно, я его правильно поняла — предназначалось только мне, а мэтра с его бывшим хозяином просто устранили, чтобы они не увязались следом за мной. Что ж, придется идти без своих надежных защитников.

Нет, я, конечно, могла подождать. Рассветет, мои спутники проснутся, мы посоветуемся, обсудим варианты, примем взвешенное решение. Это было разумно, логично, рационально и в то же время… неправильно.

Я чувствовала, нет, твердо знала — нельзя терять драгоценные секунды, минуты, часы. Потом станет поздно. Да и не факт, что утром что-то изменится. Представила Вольпена с Теомером, беспробудно спящих — день… второй… третий, а рядом себя, всю в сомнениях и колебаниях, и содрогнулась. Нет уж. Поднялась и торопливо, чтобы не передумать, направилась туда, куда меня так настойчиво звали.

Перед самой дверью смелость мне изменила. От волнения и страха перехватило дыхание. На мгновение я словно оцепенела, застыла в миллиметре от края пропасти, но потом собралась с духом и все-таки сделала последний, невероятно трудный, шаг.

И сразу же округ меня взметнулся легкий серебряный вихрь. Налетел, подхватил, закружил, помчал куда-то вперед, а потом бережно поставил на ноги и отступил. Растворился в окружающем пространстве, точно его и вовсе не было.

Быстро огляделась и с радостным удивлением поняла, что это место я уже видела. Сколько раз пробегала здесь в своих видениях? Уже и не вспомню. А теперь вот оказалась наяву.

Высокий свод купола. Колонны, расписанные светящимися красками. Стрельчатые окна, в которые заглядывала все та же ясная луна, заливая все вокруг — блестящую поверхность малахитового пола, майолику на стенах, изящную отделку из золота и драгоценных камней — танцующими бликами. За прошедшие века в храме ничего не изменилось. Не поблекло. Не обветшало. Не разрушилось. Словно сама вечность, признав поражение, отступила в бессилии перед величием Сэйти Аэрэ.

Как во сне брела я знакомыми переходами, отмечая каждую мелочь. Поворот… следующий… теперь направо… налево… а вот и арка перехода. Задержалась на секунду, провела пальцами по ажурной каменной резьбе — гладкой и неожиданно теплой — и поспешила дальше, к Мосту Слез.

В своих ночных грезах я всегда преодолевала его спокойно, ни на что не обращая внимания, но сейчас остановилась в растерянности. Пройти по нависшему над бездной узкому прозрачному настилу без перил? Нет, это невозможно! Тем более, что другого его конца и вовсе не было видно, он размывался, терялся где-то вдалеке.

— Смелее, дитя, — прохладным ветром пронеслось по залу. — Не бойся. Это испытание не для тебя. — В тихом строгом голосе зазвенели насмешливые нотки.

Выдохнула, как перед прыжком в холодную воду, — не век же тут стоять, в самом деле? — и ступила на казавшуюся такой непрочной скользкую стеклянную поверхность.

«Главное, не опускать взгляд вниз», — повторяла про себя как заклинание.

Но это предостережение не понадобилось. Все вокруг заволокло белесым туманом — миг — и под ногами снова устойчивые каменные плиты.

«Портал», — промелькнуло в голове, а потом я подняла глаза, и все мысли исчезли.

Входа в святилище больше не существовало. Передо мной, сдерживаемый серебряными цепями, парил в воздухе гигантский кристалл — отшлифованный до блеска и абсолютно прозрачный. А в нем, как бабочка в капле янтаря, безмятежно покоилась обнаженная женщина.

Впрочем, женщиной это существо вряд ли кто осмелился бы назвать, слишком уж она отличалась от простых смертных. Идеальные, нечеловечески прекрасные черты. Ровный ряд драгоценных капель, вплавленных в алебастровую кожу лба, груди, живота. Кружева причудливых узоров, искристым инеем покрывавшие лицо и тело. И длинные густые, даже не белые — бесцветные волосы. Они обтекали незнакомку со всех сторон и, начиная от талии, плотно оборачивались вокруг нее, полностью скрывая нижнюю половину и создавая впечатление причудливого русалочьего хвоста. А потом закручивались в тугую спираль и исчезали где-то в глубине кристалла.

А в храме, как сказано в древней легенде,

Закрывшись от зависти, смерти и зла,

Средь россыпей злата и дивных каменьев

Спит сладко богиня, что мир создала…

В памяти всплыло заключительное четверостишие из легенды о богине, что рассказывала своей дочери Урга. Права Хэльма: на золоте и камнях спать неудобно. А вот «в гробу хрустальном» — в самый раз.

От незнакомки невозможно было оторвать глаз, хотелось смотреть и смотреть. Бесконечно.

И я смотрела. Забыв, где нахожусь, и зачем сюда пришла. Но долго любоваться мне не позволили.

— Ну здравствуй, Екатерина Уварова. — Глубокий, мелодичный голос заполнил окружающее пространство, волной сладкого трепета отозвавшись в душе. Будто меня позвал кто-то давно забытый и бесконечно родной. — Здравствуй, моя последняя додола.

 Глава 16

 

Меня затрясло. Ноги не держали, и я оперлась о какой-то постамент, так кстати подвернувшийся под руку.

Напряжение последних дней… Бегство из Атдора… Перевал и изнурительные поиски… Теомер, откликнувшийся на Зов… Сражение с отрядом Арвита… Умирающая Эонора… Наталья Владимировна, неожиданно оказавшаяся жрицей Проклятой и наместницей Сердца Ночи… Титул, которым только что, непонятно за какие заслуги, наградила богиня… Слишком много для одной меня.

Хотелось сползти вниз, сесть на пол и ни о чем не думать. А еще, отчаянно хотелось к Саварду. Утонуть в его объятиях, слушая звук неровного дыхания. Раствориться в восхищенном жадном взгляде, забыть обо всех заботах. Навсегда.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *