Мое проклятие Книга 3 / Право на счастье


Горячее дыхание обожгло щеку. Я с трудом сглотнула, и взгляд мужчины мгновенно потяжелел, а в глубине глаз заплясало уже знакомое пламя.

— Скажи: «Вард», — потребовал он со стоном, почти касаясь моего рта. — Скажи… Хочу слышать, как ты это произносишь. — Низкий голос дрожал от едва сдерживаемой страсти.

— Вард, — повторила послушно, и сиятельный накрыл мои губы поцелуем, впитывая свое имя.

Я подалась вперед, пьянея от близости Саварда, надеясь хоть ненадолго продлить волшебные минуты, но его лицо уже начало бледнеть, растворятся в подступающей темноте. Руки, последний раз стиснув мои плечи, неохотно разжались.

— А того саэра я обязательно найду. Слышишь, Кэти? — эхом донеслось издалека, и я провалилась в спасительное небытие.

Бедный Теомер…

Проснулась я внезапно, от резкого порыва обжигающе холодного ветра, неожиданно пронесшегося надо мною. Еще не до конца очнувшись, перевернулась на бок и обвела сонным взглядом комнату, пытаясь сообразить, что же меня разбудило.

Рассвет еще не наступил, но из-за края занавески уже пробивался первый, смутный проблеск грядущего утра. Темнота вокруг начинала потихоньку блекнуть, и в прозрачной тени, лежащей на стуле, отчетливо выделялась моя заплечная сумка. Она чуть заметно мерцала и время от времени подрагивала. Я бы сказала, призывно мерцала и нетерпеливо подрагивала.

Дневник!

Окончательно придя в себя, соскочила с кровати, подхватила торбу и заглянула внутрь. Так и есть. Владычица действительно горела желанием пообщаться — причем, в полном смысле этого слова, — и теперь всячески пыталась привлечь мое внимание.

Быстро отдернула штору и аккуратно выложила магическую вещицу на подоконник. Едва коснувшись ровной поверхности, книга встрепенулась, сердито зашуршала и распахнулась на странице с единственной строчкой:

«Кто хочет много знать, тому надо меньше спать».

— Но, уважаемая Иравит, — парировала я вежливо, но достаточно решительно, — вы сами вчера не соизволили со мной разговаривать.

«Спросить не стыдно, стыдно — не знать», — упорствовал вредный артефакт, представив взору еще одну запись.

— Почему же вы тогда не отвечали на вопросы? — зашипела я и возмущенно выпрямилась.

Ответ последовал незамедлительно:

«Каждому знанию свое время, а переученный хуже недоученного, — Дневник снова грозно зашелестел и, стремительно поменяв мягкое желтое свечение на ярко-красное, явил новую мудрость: — Почитай наставника и помни: ученик не выше учителя своего.

Любопытная беседа у нас получается.

— Хорошо-хорошо, — отступила я, добровольно сдаваясь на милость победителя. — Извините, что игнорировала вас после ужина, — вспомнила фразу из любимого фильма и, не сдержавшись, нарочито серьезно пояснила: — Была неправа, вспылила, но теперь считаю свое поведение безобразной ошибкой. Раскаиваюсь, прошу дать возможность загладить, искупить.

Надеюсь, книга не обидится на невинную шутку.

Не обиделась. А скорее всего, просто приняла мои слова за чистую монету, «Обыкновенное чудо» в этом мире точно никто не смотрел. По крайней мере, она перестала воинственно трясти листами, исходящее от нее сияние опять приобрело нежно-золотистый оттенок, потом поблекло, а через мгновение и вовсе потухло. Дневник затих на несколько минут — я терпеливо ждала, не двигаясь и никак не выражая заинтересованности, — а потом медленно открылся.

«Личный круг жрицы», — прочитала я заголовок и жадно потянула к себе артефакт…

Утро я провела у единственного окна своей тесной комнатенки. Опираясь ладонями о подоконник, слушала звонкую перекличку птиц, вспоминала ночную встречу с Савардом, все, что недавно прочитала. Думала и наблюдала, как разгорается, набирая силу, новый день. Что он мне принесет?

Шевелиться совершенно не хотелось, и я лишний раз порадовалась, что приняла решение никуда сегодня не выходить. Не отпускало ощущение, что мне дали лишь крохотную передышку, которая вот-вот закончится. Снова придется куда-то бежать, что-то разгадывать, напрягаться, делать выбор.

Нара Хард с младшей дочерью зашли перед завтраком, но я отговорилась отсутствием аппетита, усталостью, желанием подремать-отдохнуть в одиночестве и попросила до ужина не беспокоить. Женщина равнодушно пожала плечами, девчонка фыркнула, пробормотав: «Как можно спать в такой день», и они удалились, а я вернулась к окну, к своим мыслям и к Дневнику. Не покидала надежда, что Иравит не откажется еще раз поговорить, и я задам, наконец, свою тысячу вопросов. Нет, уже тысячу сто. Новая информация, та, которой артефакт сегодня любезно поделился, тоже нуждалась в разъяснениях.

Мои раздумья прервал вырвал настойчивый, торопливый стук.

— Нара Варр, — Стана метеором ворвалась внутрь, едва не сбив меня с ног. Я даже дверь не успела до конца открыть. — Летта пропала.

— Как пропала? — я обернулась к встревоженной матери, бестолково мечущейся взад-вперед по узкой комнате. — Когда?

— Я отлучилась ненадолго… — она запнулась, но потом продолжила: — … по нужде, а когда вернулась, ее уже не было.

— Значит, вы просто ушли? — вскипела я, до боли сжимая кулаки, — Вот так вот ушли и не взяли девочку с собой, даже не заперли ее, хотя прекрасно знали, что она мечтает сбежать, чтобы полюбоваться на праздничную прогулку в господском парке?

— Но она обещала слушаться… дождаться, — жалко проблеяла женщина.

— Обещала… — хмыкнула я язвительно. — И вы поверили? В который раз? А от меня теперь чего хотите? Сами упустили — сами и разыскивайте, — сказала и поморщилась от того, как резко это прозвучало.

Чувствовала, что говорю жестко, даже грубо, но, видят боги, я начинала уставать от семейки Хард. От беспомощности мамаши, которая никак не могла справиться с младшей дочерью. От бесконечных глупых капризов Летты, которая не собиралась ничего понимать и учитывать, кроме своей так некстати вспыхнувшей влюбленности. Только Тиссу мне по-прежнему было невероятно жалко.

Шагнула к Стане. Женщина испуганно отшатнулась — наверное, испугалась моего разъяренного вида, но тут же взяла себя в руки, бросилась навстречу и схватила за руки, стискивая их холодными трясущимися пальцами.

— Помогите, умоляю… умоляю… — забормотала она сбивчиво. — Я везде искала, у всех спрашивала. Дети слуг сидят по комнатам, родители запретили им выходить, чтобы они, не приведи Лиос, не помешали господам развлекаться. Нет только двух девочек, самых бойких. Наверное, моя с ними сбежала. Я и в сад ходила, к той дырке в заборе, помните? Но их там нет. — И прежде, чем я успела возразить или еще раз отказаться, торопливо добавила, просительно заглядывая в глаза. — Если Летту увидит саэр, который очаровал Тиссу, он сразу же поймет, что мы здесь… что девочка моя здесь.

Да, младший Борг — проблема, и в первую очередь не для дочери Станы, уверена, наследник не даст ее в обиду, а для меня. Яростный, ненавидящий взгляд Даниаса я помнила до сих пор. Сейчас высокородный потерял мой след, но, когда найдет, вцепится бульдожьей хваткой и не отвяжется. Станет преследовать, пока не уничтожит, или не выдаст, если поймет, кто я такая. И на снисхождение с его стороны рассчитывать точно не приходится. Это не Теомер.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *