Мое проклятие Книга 3 / Право на счастье


Здание покачнулось от очередного взрыва, но нас это не остановило — лишь странным образом подстегнуло. Дрожал пол… Дрожали и подкашивались ослабевшие ноги… Дрожь пронизывала тело, скручивала внутренности, жидким огнем разливаясь по венам. Поцелуй становился все более глубоким и страстным. Обжигая, возбуждая. Хрипло застонала, не в силах сдерживаться. Савард поймал губами мой стон, коротко рыкнул, и я тут же оказалась прижатой к стене.

Схватилась за его рубашку, отчаянно попыталась нащупать шнуровку, но в итоге просто бессильно уцепилась за ворот. Какая разница? Пусть остается. Это не имело значения. Ничто сейчас не имело значения, кроме иступленного, сводящего с ума вожделения. Кажется, мужчина считал так же. Подрагивающие пальцы судорожно смяли подол платья, рывком задрали к талии, и сиятельный, подхватив меня обеими руками под ягодицы, поднял вверх.

Стиснула ногами его бедра, запустила пальцы в волосы, густые, короткие, слегка оттянув голову мужчины назад, и выгнулась в нетерпении. Он все понял без слов. Наклонился, поцеловал грудь прямо через ткань платья, а потом выпрямился, снова вдавливая меня в каменную кладку.

— Смотри на меня, — шепнул, лихорадочно блестя потемневшими глазами. — Не отводи взгляда. — Дождался ответного отрывистого кивка и ворвался в мое тело.

Комната начала вращаться, а потом и вовсе исчезла. Остатки мыслей выветрились, осталось только чистое, ничем не замутненное желание.

— Смотри на меня, — последовал новый приказ, и я снова подчинилась.

Мы жили в едином ритме и, кажется, даже стонали одновременно. Я слышала, нет чувствовала, как неистово бьется сердце Саварда. Каждым яростным мощным рывком, каждой настойчивой лаской и оставленной на моем теле меткой, он точно утверждал: «Моя… Моя».

А я с готовностью раскрывалась ему навстречу, тихо вскрикивала от ослепительных, почти болезненных вспышек удовольствия, безмолвно отвечая: «Твоя, только твоя… Здесь и сейчас… Всегда».

Движения мужчины стали быстрее, резче, и я потеряла ощущение времени и пространства. Кто мы, где мы? Существуем или нас уже нет? Что-то тяжелое и горячее пульсировало в груди, готовое вот-вот взорваться на тысячу мельчайших осколков.

Савард, протяжно застонал, последний раз погружаясь в меня. Дыхание сбилось, и я перестала существовать/быть, окончательно отпустив себя за грань.

 

***

— А вот и наша пропажа, — встретил меня громкий возглас Вольпена. — Наконец-то!

Портал богини вывел из подвала Нижней заставы не в храм, а прямо в гостиную дома, где мы остановились, и я сразу же наткнулась на мэтра, беспокойно прохаживающимся по комнате.

— Долго же тебя не было — полночи и почти весь день. Хорошо, Великая успокоила, объяснила, что с тобой все в порядке. Но мы все равно волновались, мало ли, что могло случиться, — маг просто пылал негодованием. — Почему не разбудила и с собой не позвала? Или хотя бы не предупредила, что так надолго уходишь?

Я виновато потупилась.

Мы с Савардом, действительно потеряли счет часам. Говорили, занимались любовью, снова что-то обсуждали, перескакивая с темы на тему и перемежая фразы поцелуями. А потом опять забывали о проблемах, растворяясь в сладких, таких необходимых сейчас объятиях. И пусть Эргор подождет!

Но постепенно, слово за слово, все же рассказали друг другу, что с каждым из нас за это время произошло.

Сиятельный, выждав обещанные несколько дней и не получив никаких известий, отправился на перевал. Меня он уже не застал — мы разминулись, буквально, на четверть часа, — зато обнаружил совершенно невменяемого Арвита.

Глава одного из высших родов империи с диким видом бросался на неизвестно откуда взявшуюся над пропастью туманную завесу, вновь и вновь пытаясь обрушить на нее всю мощь подвластной ему стихии. Именно «пытаясь», потому что Воздух отказывался подчиняться своему носителю, и высокородный, в бессильной злобе, бесновался все больше и больше.

На попытки выяснить, что здесь случилось, Адан не реагировал, лишь злобно огрызался и требовал, чтобы его оставили в покое.

— Убирайтесь, Крэаз! Мне ничего от вас не нужно, просто не мешайте, — выкрикивал он отрывисто и хрипло. — Эй вы, — тут же наскакивал он на толпившихся в стороне бледных, растерянных магов. — Что застыли? Быстро же вы сдались, лентяи. Кучка ни на что не годных бездарностей! Пошли прочь. Все вон! Сам справлюсь. Умру, но найду Эо. Бедная моя звездочка… совсем одна… там… среди врагов.

Устав от бесплодных усилий хоть как-то договориться, Савард отдал приказ, и сопровождавшие Арвита высокородные пусть нехотя, но все же скрутили своего окончательно ослабевшего господина. Видимо, Эоноре не удалось полностью подчинить их себе, а распоряжения советника императора в любых обстоятельствах значили больше, чем требования главы рода. Тем более сейчас, когда саэры видели, как ведет себя хозяин.

Он казался не просто невменяемым — одержимым, навязчиво стремящимся к тому, кто владел сейчас его помыслами и чувствами. И сиятельный похолодел, догадавшись, что могло приключиться с сильнейшим дваждырожденным Эргора.

Адана доставили к императорским целителям, вызвали Айара — внезапное помешательство главы высшего рода было очень серьезным происшествием, чтобы держать Повелителя в неведении. Но даже Раиэсс не добился от безумца внятных объяснений. Тот продолжал сокрушаться о судьбе своей нежной звездочки, осыпать ругательствами подлую гадину, которая умудрилась их обмануть, ускользнув прямо из рук, и проклинать так не вовремя вмешавшегося в сражение щенка Борга.

— Знал бы, что эта дрянь утащит с собой мою девочку, собственными руками удавил бы, — повторял он как в бреду. — И ведь сколько раз хотел уничтожить, но мерзавку словно Проклятая хранила. А потом малышка запретила ее трогать. Она такая добрая, такая чувствительная, моя милая Эо.

Император, с трудом сохраняя самообладание и положенную ему по рангу холодную невозмутимость, послал за наследником саэра Рэдриса. Но вместо него явился сам глава рода и, не успев выйти из портала, тут же заявил, что сын прямо во время их разговора неожиданно исчез из комнаты. А некоторое время назад отец вообще перестал ощущать его присутствие в этом мире. Не смог ни призвать, ни к нему переместиться. Даже родовой артефакт оказался бесполезен.

И все запуталось еще больше.

Наконец, после бурных обсуждений и споров наедине с Савардом, император принял решение донести до глав высших родов следующую версию.

Эонора оказалась потомком жриц Проклятой. Пользуясь властью, что давала ей порченная кровь, она зачаровала сначала опекуна, а потом саэров и магов из его ближайшего окружения. Не собираясь на этом останавливаться, хитрая бестия вознамерилась стать наидой второго после императора дваждырожденного в государстве, подчинив и его своему влиянию. Но советник выбрал другую сирру.

Желая освободить занятое место, девушка, руками несчастного опекуна, попыталась устранить соперницу. Когда и это не удалось, она, пылая злобой и жаждой мести, заставила бедного воспитателя украсть соперницу. После чего каким-то образом привлекла на свою сторону мага рода Борг, освободила сообщника от кровной клятвы — видимо, с помощью старых заклинаний, найденных в запретных книгах, — и они скрылись в горах, отгородившись магической завесой. Наследник Рэдриса Борга пытался помешать бывшему слуге и защитить наиду советника, но сам пострадал и пропал вместе со злоумышленниками и их жертвой.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *