Звездопад


— Вот как, — хмыкнул Алекс. — А раз я последний в роду, то и умереть у меня не получится, до тех пор пока не настанет это третье воплощение, да?

— Или пока не появится наследник.

— А это всё про Пламя как, всерьёз? — решил уточнить он. — Действительно работает?

— Род Кассардов действительно не пресёкся, — рассудительно заявила Таэр. — Но есть и более древние рода, которые не пресеклись без всяких благословений. Всё зависит от точки зрения. Втористы считают, что само существование рода Кассардов есть одно из явленных чудес Пламени.

— А ты втористка?

— Я нет, — мотнула головой Таэр и, предвидя следующий вопрос, добавила: — Но мои родители — втористы, причём очень верующие.

— Понятно. — Алекс многозначительно посмотрел на неё. — Прям день открытий сегодня. На Кассарде большинство втористы? Я правильно понял?

— Да, — кивнула она.

— И как ко мне там относятся?

— Простолюдины тебя обожают.

— Несмотря на мою репутацию и всякие изображения в компании голых девок?

Таэр пожала плечами:

— Церковь Райн никогда не призывала к сдержанности.

— Интересное, похоже, место этот Кассард, — заключил лорд.

Таэр в ответ только молча пожала плечами. Кассард ей нравился, а вот люди, с которыми там приходилось сталкиваться, — нет.

 

Тонкие ступени из ребристого металла звенели в такт шагов поднимающейся Таэр, заполняя узкий колодец винтовой лестницы многократным, отскакивающим от стен эхом. По мере её подъёма низкий гул, исходивший сверху, всё нарастал, постепенно заглушая все остальные звуки. Генераторы щитов работали на полную мощность, и резонирующее с ними в унисон поле биозащиты заполняло внутренности фрегата низким, на грани с инфразвуком, пронизывающим гулом, эхом, отдававшимся где-то в глубине солнечного сплетения. Через несколько оборотов лестница закончилась, упершись в массивный люк, который плавно ушёл вверх, открывая выход на смотровую палубу.

Наверху, возле люка, её встретил непроницаемо спокойный карпацианец, в белом кителе с чёрной вышивкой — цвета рода Рионалей, со сканером в руках, и один из людей графини Дэрларль. Разведчик был вооружён «коротышом» и одет в серо-зелёную планетарную форму без знаков различий, поверх которой был надет белый противобластерный жилет. После нападения на замок лорда старались не оставлять одного, даже в совершенно безопасных местах.

Обзорная палуба представляла собой небольшой прозрачный купол, располагавшийся на покатой лобовой плите фрегата, с установленными внутри креслами и парой навигационных терминалов, которые сейчас были отключены. В кресле у левого края, задумчиво подперев голову рукой, сидел лорд Кассард. Над его головой чёрным облаком скользил истребитель, на его коротких опущенных вниз крыльях гравистабилизаторов светились алым вставшие на дыбы грифоны. Ещё два истребителя скользили слева и справа. Похожие на гигантские иглы или чёрные стилеты, с короткими полумесяцами «крыльев» у «рукоятей», истребители шли, взяв фрегат в «коробочку», и прижимались всё ближе по мере снижения. Вдалеке, возле горизонта синели размытые силуэты многочисленных башен делового центра, на фоне которых белыми каплями проступала цепочка полицейских аэрокаров внешнего оцепления.

Пока карпацианец её сканировал, Таэр послала вопросительный взгляд разведчику, показав глазами на лорда: «Как он?» Тот в ответ только чуть пожал плечами.

Закончив её сканировать, карпацианец учтиво склонился и отошёл в сторону, освобождая проход.

— Ваша светлость… — Таэр осторожно тронула лорда за плечо. — Мы уже у замка, посадка через несколько минут, вы просили предупредить.

— Тут всегда так… красно? — спросил её Алекс, не оборачиваясь.

С высоты парки исторического центра Кассарда напоминали плед из лоскутов всех оттенков красного. Пышные кроны покрасневшей листвы, алыми облаками висели над чёрными линиями дорожек, сливаясь в сплошное холмистое поле, в разрывах которого виднелись поляны пожелтевшей травы.

— Только зимой, — ответила она. — Зимой у большинства кассардских деревьев листва краснеет.

Лорд почему-то очень резко воспринял тот факт, что его владения включают всю планету целиком, и хотя перелёт с Копейры помог ему примириться с этой мыслью, вид у него был всё равно несколько подавленный, он внимательно смотрел вниз, будто что-то выискивая, и, должно быть не найдя, повернулся к Таэр:

— А снега тут зимой не бывает?

— Насколько я знаю — в этой полосе не бывает. Но я видела снежные шапки в горах на полюсе.

При упоминании о горах в глазах Алекса блеснуло любопытство:

— И высокие горы?

— Не знаю, — неуверенно пожала плечами Таэр. — Я не интересовалась, несколько комеров, наверно.

— Там катаются?

— Навряд ли, на Кассарде частным лицам запрещено владеть флаэрами.

— При чём тут флаэры? — удивился Алекс. — Впрочем, забудь, — махнул рукой он.

Пока они говорили, фрегат чуть повернул вправо и начал снижаться. Снизу, охваченное оранжевым заревом, на них стремительно надвигалось «Пламя воплощённое», или, как её ещё называли, «Лик огня», — гигантская статуя второго воплощения Ир’Райн в полный рост и с огненным мечом в вытянутой руке. Она располагалась прямо напротив дворца «Исталь», отделённая от него длинной площадью, которую сейчас заполняла пёстрая масса людской толпы, пришедшей посмотреть на своего лорда. По первоначальному плану они должны были приземлиться у подножия статуи и отправиться во дворец на открытой платформе, но от этой идеи пришлось отказаться по соображениям безопасности, несмотря на всё сопротивление протокольного комитета, который не хотел разочаровывать пришедших. Хотя, как догадывалась Таэр, дело было не только в верноподданнических чувствах собравшихся. «До Кассарда явно дошла информация о покушениях на лорда, и слухи тут ходят, должно быть, самые причудливые, а муниципалитет хотел их развеять демонстрацией лорда, так сказать, вблизи».

По мере снижения, прямо по курсу проступала вершина белой громады дворца. Две огромные башни невероятной высоты, выраставшие из низкого и очень широкого основания, выполненного в форме восьмиконечной звезды. Башни дворца располагались практически вплотную друг к другу и лишь недалеко от вершин изгибались, освобождая место для шара из оранжевого стекла, сверкавшего в лучах солнца. Сужавшиеся у вершин, они напоминали две руки, сжимавшие сгусток пламени.

— Мы уже прилетели, — сказала она, вслух показав глазами в сторону «Лика огня». — Нам пора идти.

Когда лорд обернулся, фрегат как раз проходил напротив лица титанической статуи. На фоне тёмно-серого камня светились оранжевые провалы глаз, заполненные ревущим пламенем, в каждом из которых, наверно, легко поместился бы истребитель. Огромный факел лимонно-жёлтого огня окутывал голову статуи, образуя сноп стелющихся по ветру коротких волос, чуть подёрнутых чёрной каймой дыма.

— Такая огромная… — потрясённо протянул лорд, оценив размеры проплывавшей рядом вытянутой руки. Если бы ладонь, сжимавшая меч, была развёрнута, фрегат вполне мог бы использовать её как посадочную площадку.

Хоть Таэр и видела «Пламя воплощённое» много раз, но даже на неё масштаб всё равно производил впечатление, особенно вблизи. Рядом с ней собственная незначительность ощущалась как-то особенно остро.

— Она вообще настоящая? — спросил Алекс, снова обернувшись к «специалистке». — Или это голограмма?


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *