Звездопад


— Всё-таки кровь могли бы и смыть, — недовольно заметил профессор, закончив разглядывать Алекса, и, повернувшись к молодому парню, приказал: — Дайте их светлости какой-нибудь стимулятор или обезболивающее, а то, глядя на него, нам не поверят, что он живой.

— Это всё от нервов, — посетовал Алекс, продолжая вспоминать, где он мог видеть раненого. — То покушение, то ещё одно — совершенно не удавалось отдохнуть.

— Ну тогда вы должны быть нам благодарны, — улыбнулся профессор Таккар, следя за манипуляциями своего помощника, — за трое суток сна, что мы вам обеспечили; думаю, этого достаточно, чтобы выспаться.

Парень достал из лежащего у его ног небольшого пластикового кофра прозрачный цилиндр с синей жидкостью и заправил его в инъектор.

Холодный металл головки инъектора коснулся кожи, и плечо Алекса обожгла резкая боль, растёкшаяся по телу жгучими мурашками.

— Что-нибудь ещё? — поинтересовался парень, подняв глаза.

— Нет-нет, Юта, идите. Спасибо, — замахал руками Таккар и, проводив ушедшего юношу взглядом, снова повернулся к своим пленникам.

— Как вы себя чувствуете, ваша светлость, — поинтересовался он, склонившись над Алексом.

— Уже лучше, — натянуто улыбнулся Алекс, не отводя глаз от «раненого». «Точно, я его точно видел на войгроме, он был среди людей Лиоры».

— Вот и славно, у вас был на редкость болезненный вид.

— Может, руки развяжете, — предложил Алекс, кивнув в сторону скучающих охранников. — У вас всё равно вон какие мордовороты, а у меня плечи жутко болят.

— Нет, это лишнее, ваша светлость, — покачал головой профессор. — Покупатель может не понять.

— И было бы совсем замечательно, если бы мне сказали, где я нахожусь, — продолжил свою мысль «ваша светлость».

— Это автоматический склад компании «Вкуснота». — Таккар по-хозяйски обвёл рукой нагромождения контейнеров. — Великолепное место, достаточно взломать центральный блок и к вашим услугам огромные площади, возможность принимать тяжёлые грузовые аэрокары и челноки, и всё это безо всяких посторонних глаз. Их тут вообще нет, одни дроиды. Поэтому нам никто не помешает. Забавно, не правда ли? — поинтересовался он, снова повернувшись к Алексу, и, видя непонимание в его глазах, добавил:

— Компания «Вкуснота» принадлежит вам почти полностью.

— Да? — удивился новоиспечённый владелец и демонстративно обвёл взглядом склад. — Очень недурно, — заключил он и осуждающе посмотрел на Таккара: — Так вы, стало быть, ещё и взломом с грабежами промышляете, несолидно как-то для декана Талланского университета… Или это хобби?

— А надо отдать вам должное, лорд Кассард, — хмыкнул профессор, не сводя изучающего взгляда. — Вы держитесь на редкость уверенно, даже немного нагло. Я ожидал от вас несколько иного поведения, неужели вы не хотите предложить нам денег?

— У меня была такая мысль, — ухмыльнулся в ответ Алекс. — Но, к сожалению, я забыл кошелёк в нагрудном кармане… — Из одежды на нём были только перепачканные в крови охотничьи брюки.

Профессор подошёл ещё ближе и с нескрываемым любопытством заглянул в глаза своему пленнику.

— Знаете, ваша светлость, должен вам признаться. Когда сорвалось четвёртое покушение, у меня появилась мысль, не совсем достойная учёного, я подумал: «Неужели вся эта чепуха про благословление Пламени это на самом деле правда». Ваше везение явно выходило за статистически допустимые рамки, а уж то, что вы выжили после двойной дозы «серой пыли», и вовсе противоречит здравому смыслу. И сейчас вы спокойны, будто вознесённый… — задумчиво протянул Таккар и неожиданно и сильно ударил пленника по лицу тыльной стороной ладони.

Алекс дёрнулся от удара, чуть не упав вместе со стулом, и зашипел от боли: «Ну ублюдок, только дай выбраться…»

— А я смотрю, Гранд, у тебя уже полное единение разумов с СБ произошло, — прохрипел раненый и плюнул кровью профессору под ноги. — Манеры те же, формы только чёрной не хватает; может, попросишь у друзей? Неужели откажут?

— Ты ошибаешься, Крайн, — возразил профессор. — Это был научный эксперимент. — Он ухватил Алекса за подбородок и развернул его лицом к раненому: — Посмотри на него, его глаза полны злобы и страха, обычного животного страха за свою жизнь, разве он может быть вознесённым? — Он несколько секунд «демонстрировал» Алекса, а потом, должно быть решив, что достаточно, отпустил его, повернувшись к раненому: — А что касается тебя… — протянул Таккар, с брезгливой тщательностью вытирая ладонь платком, извлечённым из кармана. — Тут, конечно, есть доля моей вины, дисциплину надо сохранять даже в случае с предателями, нарушители получат взыскание.

— Предатель… — хрипло рассмеялся раненый. — Из уст человека, продавшего всю сеть сопротивления на Таллане, это звучит как комплимент.

— Дурак, — раздражённо бросил профессор; похоже, эти слова его задели. — Я не продал сопротивление, я его создал, я дал им настоящую цель — восстание. А не рисование беззубых воззваний на стенах. Империю можно сломить только силой. А вот ты, Крайн, предатель, ты не просто оставил ПВД, ты сдал всё, что знал, этим соплякам из «антиимперского альянса», а эта глупая попытка освободить лорда Кассарда… — Таккар разочарованно покачал головой. — Не говоря о том, что это просто безумие, сколько людей погибло бы или отправилось на каторгу?..

— Ты и так продал их!! — закричал раненый и кинулся к профессору, но рухнул на пол вместе со стулом, к которому был прикован, и, приподняв искажённое злобой лицо, прорычал:

— Ты продал всё подполье! Пять лет нашего труда погибнет на Таллане, когда вернётся имперский флот, твоё восстание обречено, и ты это знаешь. Ты провокатор! — Последнее обвинение он буквально выплюнул вместе с кровью.

— Да, это восстание обречено, — согласился Таккар, жестом остановив кинувшихся было охранников. В его голосе послышалась горечь. — Это необходимая жертва, оно покажет всем, что Империя не всесильна, что ей можно сопротивляться, это восстание породит тысячи таких же. Разве мы не об этом мечтали, а, Крайн?

— Император просто получит то, что хочет!! Он объявит чрезвычайное положение, и от свободы в секторе Тэйл не останется и следа, получится ещё один безликий имперский регион. Не будет никакого второго восстания, не будет ещё тысячи таких же. У всех перед глазами будет Таллана, и никто не захочет повторить её судьбу.

— Да, они введут чрезвычайное положение, — кивнул профессор. — Тем лучше, сектор Тэйл на собственной шкуре ощутит имперский сапог, и тогда они поймут, почему против империи надо сражаться. Они избавятся от иллюзий, и чем сильнее и грубее будет давить СБ, тем больше бойцов и поддержки получит сопротивление, жаль, что ты этого не понимаешь, Крайн. — Он махнул рукой одному из охранников, и в раненого ударил синий луч парализатора.

— Хорошо, ответ на первый мучивший меня вопрос я узнал, — процедил Таккар. — Осталось узнать ответ на второй, — добавил он, повернувшись к притихшему Алексу. — Как зовут адепта, которого вы наняли для охраны, и как вы на него вышли, — спросил Таккар и, угрожающе сощурившись, добавил: — И поверьте, в моём арсенале есть вещи пострашнее пощёчины.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *