Звездопад


— Нормальное, — пожала плечами Таэр. — Спать, конечно, хочется, но если что-то надо…

— Нет, нет, — замахал руками Алекс. — Я так просто поинтересовался, уж больно ты, когда не выспишься, загадочная.

— В смысле? — нахмурилась «специалистка».

— Ну… — Алекс сделал неопределённый жест рукой, пытаясь подобрать слова. — Ну как будто совсем с другим человеком разговариваю. Не знаю, как объяснить, ощущение просто такое.

Таэр демонстративно себя ощупала:

— Да нет, вроде всё та же. Даже какое-то ощущение ясности появилось, несмотря на усталость. Может, я просто этого фенота объелась? — предположила она.

— Не знаю, — вздохнул он. — Скорее, это мне показалось. А ты иди лучше спать, а то смущаешь ты меня своей загадочностью.

Таэр снова пожала плечами и, молча махнув двумя пальцами от виска на прощание, поплелась к себе. Добравшись до кровати, она стянула с себя одежду, кинула пояс с кобурой на стол возле терминала и, выставив температурный контроль на «охлаждение», — ей вдруг почему-то стало жарко. Рухнула на кровать, моментально погрузившись в сон.

 

Таэр проснулась сразу — резким толчком, как будто кошмар разжевал её и, не удовлетворившись вкусом, выплюнул.

— Проклятие… — сдавленно простонала она, стягивая с себя мокрые от пота простыни и пытаясь сесть на кровати. — Опять…

Кошмар начался чётко по расписанию, на следующую ночь после активации наведёнки. Её тело сотрясала мелкая дрожь, похожая на озноб, абсолютно все суставы ныли. Её корёжило так, будто она рассыпалась на тысячу маленьких кусочков, а кто-то наскоро склеил обратно, не особо заботясь подгонкой частей.

Таэр вытянула руку, и с громким щелчком локтевой сустав встал на место. Ладонь захрустела, сжимаясь в кулак — отвратительное ноющее чувство немного утихло. Дотянувшись до небольшого столика, стоявшего у кровати, она стянула свой коммуникатор. На экранчике вспыхнули синие цифры.

«Три часа, — мысленно удивилась Таэр. — Получается, я проспала почти сутки».

Она вызвала дроидов, чтобы перестелили постель, и, забросив коммуникатор обратно на столик, осторожно встала с кровати. Казалось, стоит перенести побольше веса на ногу, как та лопнет, словно бокал из тончайшего хрусталя в неосторожной руке, и она сломанной куклой рухнет на пол. Так ли это на самом деле — проверять не хотелось, поэтому Таэр двинулась в сторону ванной медленно, бережно неся себя через комнату, словно величайшую драгоценность.

Проходя мимо терминала системы безопасности, она машинально запустила диагностику, скользнув невидящим взглядом по россыпи картинок от датчиков слежения, и уже собиралась отвернуться, как вдруг её тело замерло, а спустя мгновение она словно вспыхнула изнутри.

Волна жара прокатилась по ней, выжигая дрожь и слабость, лёгкие налились огнём, как после многочасового кросса. Таэр сделала глубокий обжигающий вдох, будто вместо воздуха она вдохнула чистое пламя, и прекратила дышать вообще. В этот же момент её правая рука одним невероятно чётким и изящным движением вытряхнула бластер из кобуры, оставленной на столе, одновременно взведя рычаг готовности и выставив мощность на максимум. Включился ускоритель, и пока её тело плыло в густом сиропе уплотнившегося воздуха, в стремительном рывке к замаскированной сдвижной панели, разделявшей их с лордом спальни, Таэр поняла, что вызвало такую реакцию наведёнки.

«Ни на одной из картинок терминала безопасности не было вызванных дроидов, — запоздало озарило её. — Кто-то или заблокировал мой канал связи, и они просто не вызвались, либо взломал сеть наблюдения, и теперь на терминале крутится „визуальная петля“, склеенная из старых записей».

Панель бесшумной тенью скользнула в сторону, и Таэр вытянулась в стелющемся прыжке, у самого пола, стремясь скорее покинуть опасные границы дверного проёма. Пушистый ворс ковра пронёсся у самого лица, она мягко ткнулась в него плечом и ушла в перекат, застыв плотным сгруппировавшимся комком за огромным, в человеческий рост зеркалом, стоявшим в спальне лорда. За границы зеркала выступал только край правого глаза и дуло бластера.

Тёмную комнату заливал призрачный красноватый свет ночного неба, тусклыми бликами ложась на алый шёлк обивки стен. Один из сегментов огромного окна, занимавшего всю внешнюю стену, был открыт, и лёгкие дуновения ветра приносили с собой запах влажной листвы, тихий шелест ресвелей и далёкие трели редких вьюрков. Рама зеркала, к которой она прижималась, холодила ей щёку и пахла старым металлом. В спальне царила тишина и покой. Лорд, разметавшись, спал поперёк кровати, с виду целый и невредимый.

Она выскользнула из-за зеркала и по широкой дуге двинулась к кровати лорда, перетекая с места на место, от одного укрытия к другому, при этом алая точка прицела легла на дверь, ведущую в коридор, и застыла практически не колеблясь, несмотря на все её перемещения. Наведёнка, умудряясь одновременно целиться, осматривать комнату и смотреть за дверями в коридор и гардеробную, подвела Таэр к лорду, её ладонь замерла возле его лица. Спокойное дыхание спящего тёплой волной обдало её пальцы.

«Слава теням, ложная тревога», — с облегчением подумала она и спустя мгновение осознала, насколько в неудобном положении она находится. Глубокой ночью, в спальне своего лорда, зачем-то держа ладонь у его лица, а из предметов одежды у неё имелся один бластер, даже без кобуры и пояса, который по-прежнему был направлен в сторону двери. Прохладный влажный ветер налетел из сада, отчего спина покрылась мурашками.

«Ох, Райн, только бы он не проснулся, — мысленно взмолилась она. — А то решит, что я сошла с ума, сдадут в какую-нибудь лечебницу».

И тут она, к своему ужасу, увидела, как веки лорда дрогнули и его глаза, очень медленно, с точки зрения всё ещё «ускоренной» Таэр, стали открываться.

Несколько мгновений они смотрели друг другу в глаза сквозь её растопыренные пальцы. Во взгляде лорда непонимание успело смениться удивлением, а Таэр стала лихорадочно думать, что бы ей сказать, как вдруг раздался тихий щелчок и дверь, ведущая в коридор, стала открываться…

По мере того как светлый луч приоткрытой двери расширялся, стала видна изящная рука и край тёмно-фиолетового платья…

Бластер в руке Таэр взвизгнул, и шарик разряда оранжевым светлячком понёсся навстречу открывающейся двери. Она, уже не в силах что-либо изменить, с ужасом смотрела, как медленно плывущий в сторону край двери открывает входящего: маленький алый цветок «истали», приколотый к бретельке возле плеча, длинные текучие золотые серьги, подчёркивающие красоту шеи их обладательницы, тёмные волосы, собранные в длинный тугой хвост широкими тёмно-красными лентами. Это была баронесса Кэйрин Риональ, собственной персоной, в облегающем тёмно-фиолетовом платье, в котором она была во время прошлого завтрака. Разряд яркой вспышкой разбился о лицо Кэйрин, алые искры моментально сгоревших волос брызнули в стороны, тугой алый бутон взрыва лопнул дымными лепестками, выцветая чёрным инеем сажи. Баронесса чуть покачнулась, но устояла, а её левая рука медленно пошла вверх.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *