Звездопад


Алекс обменялся с лордом Листером удивлёнными взглядами и, сунув бластер обратно в кобуру, крикнул в спину удаляющейся фигуре:

— Эй, уважаемый, а хоть носилки или коляску раздобыть где-нибудь можно? — Тащить повстанца на себе совершенно не хотелось.

Врач, не оборачиваясь, сделал какой-то неопределённый жест рукой, то ли «отвалите», то ли «посмотрите там». «Там», кроме двух салатовых аэрокаров с синей полосой по борту, ничего и не было.

Решив, что, наверно, это местная «скорая помощь» и там вполне могут быть носилки, Алекс, оставив повстанца на попечение пилота, двинулся туда вместе с лордом Бренором.

Первая машина оказалась закрыта; безуспешно подёргав двери и решив пока не вскрывать, они подошли ко второй. После нажатия на ручку боковая дверь второй машины мягко ушла в сторону.

Алекс осторожно заглянул вовнутрь. В аэрокаре, уткнувшись лицом в приборную панель, дрых молодой темноволосый парень в светло-зеленом комбинезоне с синей эмблемой на груди, должно быть пилот, в центральной части салона, в полуметре над полом висела длинная белая платформа, вполне подходящая, чтобы сыграть роль носилок.

— Лорд Кассард, вы хотите попробовать пройти вне очереди? — поинтересовался Бренор, после того как они осторожно, чтобы не разбудить пилота, извлекли из машины носилки. — Мне кажется, это не совсем справедливо…

— Очень даже справедливо, — возразил Алекс. — Жизнь нашего товарища, да и наша тоже, зависит от того, как быстро мы сможем покинуть это место. Для остальных же совершенно ничего не изменится, если они получат помощь на полчаса позже, нам же это может стоить жизни.

— Пожалуй, вы правы, — кивнул он. — Я как-то не думал об этом в таком ключе.

Погрузив Крайна на носилки и наказав пилоту аэрокара ждать их до победного конца на стоянке, они двинулись к лифтовой надстройке.

По мере того как носилки с Крайном приближались к широким раздвижным дверям, помимо очереди на них направлялось всё больше недовольных взглядов.

— Вы это куда? — послышался сзади недовольный женский голос. — Очередь там начинается…

— Мы по процедурному вопросу, — огрызнулся Алекс, не оборачиваясь. «Вот народ, даже на бластеры на поясе не реагируют», — мысленно удивился он.

Под недовольное бурчание очереди они вошли в лифт, и Алекс ткнул в кнопку «Распределение, регистрация и информация».

Лифт, спустившийся, похоже, всего на один уровень, привёл их в очень просторное, если не сказать огромное помещение, украшенное статуей красивой девушки, которая показалась Алексу чем-то знакомой. Вокруг статуи шёл круглый стол, за которым находились с десяток дроидов, судя по всему, местная регистратура.

Зал был заполнен огромным количеством людей, которые сидели, спали на каких-то матрасах, расстеленных по полу, что-то ели или разговаривали. Больных или раненых они не напоминали. Зал заполнял многоголосый гомон, и запах чего-то, напоминающего овсянку. «Беженцы, что ли?»

Состроив морду кирпичом и размахивая удостоверением Чрезвычайного комитета Талланы, «Атур Чермега» проложил им дорогу почти до самой стойки, тут носилки дёрнулись и остановились.

— Эй, плевок, ты смотришь, куда прёшь?! — раздался окрик сзади. — А ну стой…

Когда Алекс обернулся, он увидел здорового красномордого детину, ухватившего за шиворот лорда Листера, который толкал носилки сзади.

— Немедля извинитесь… — процедил сквозь зубы «клинок чести», скосив глаза на бугая.

— Ты чё булькнул? — поинтересовался тот, приблизившись к лицу Бренора, так что почти упёрся в него лбом. — Я те щас так извинюсь…

Алекс, за внешностью «ботаника» и общей субтильностью телосложения, как-то забыл, кем на самом деле является лорд Листер, он ещё только придумывал, как бы отшить громилу, а «клинок чести», выхватив шпагу, крутанулся юлой, заходя за спину. Вспыхнувший клинок пронёсся с такой скоростью, что размазался в сплошную золотую петлю, прервавшуюся выбросами дымного искрящегося пламени там, где шпага коснулась плоти.

Амбал с воем рухнул на пол, уцелевшая рука бессильно царапала покрытие, вторая лежала рядом. Ноги клинок не перерубил, но судя по глубине раны, не хватило совсем чуть-чуть.

— Немедля извинитесь, — повторил лорд Листер, поднеся пылающий золотом клинок к лицу обидчика. Тот издал какой-то нечленораздельный звук и перешёл на крик, кричал он страшно.

— Ему не до этого, — прокомментировал Крайн, приподнявшись на локтях.

— Я думаю, нам лучше идти дальше, — подал голос всё ещё несколько шокированный увиденным Алекс.

Бренор смерил взглядом хрипящего амбала и выключил шпагу.

В гробовой тишине, которую нарушали только стоны и крики боли невезучего детины, они дошли до стойки регистратуры и, поинтересовавшись, как им найти «главного», поспешно ретировались в лифт.

— Да, вы правы, — начал лорд Листер в ответ на удивлённый взгляд Алекса, когда за ними закрылись двери лифта. — Он явный простолюдин и не мог нанести мне оскорбление, но… — Он с сожалением развёл руками. — Я просто не сдержался, лорд Кассард. В любом случае это послужит ему хорошим уроком.

— Как минимум запоминающимся, — вздохнул Алекс в ответ.

Двери лифта с мелодичным звоном открылись, и, оставив Крайна под присмотром какой-то отловленной девушки в белом халате, два лорда отправились на поиски «главного», которые, к счастью, продлились недолго.

— Ну, понимаете, не могу я! Клянусь Заступницей, не могу, — убеждал их дежурный врач — невысокий мирлиссти в синем халате. Он быстро перебегал от одной стены своего кабинета к другой, отчаянно жестикулируя. Длинные свёрнутые трубочкой ушки гневно подрагивали, когда он начинал объяснять что-то особенно эмоционально. Он был похож на маленькую гиперактивную овечку с огромными фиолетовыми глазами, но в душе он был явный баран.

Поняв, что Алекс хочет развести его на терапию виталлином, он упёрся насмерть:

— Ранение у вашего товарища лёгкое, мы сейчас его быстро, вне очереди, прооперируем, наложим матрицу, кристаллоиды в кровь, три таблетки детокса, и дня через четыре будет ходить.

— Революционная необходимость требует… — в который раз начал «Атур Чермега».

— А виталлии мне эта ваша революционная необходимость достанет? У меня с этой вашей революцией тридцать тысяч раненых! — взорвался мирлиссти, гневно тыча пальцем в потолок. — Люди в коридорах лежат, и это только тяжёлые, лёгких и средних я вообще после операции по домам отправляю. Даже сейчас, в четыре утра, в час по пять сотен новых прибывает. И всё это за счёт клиники, прошу заметить, революционная необходимость у всех, а как лечить — так орден. У меня операционные материалы кончаются, а вы требуете, чтобы я тратил драгоценный виталлии на легкораненого. А что тогда делать, если прибудет вот такой же, чрезвычайный и революционный, но критически тяжёлый? Или хуже того, в состоянии искусственной анимации, а может вообще консерва. Вот вас, например, — он быстро подбежал к лорду Листеру, — ранят. Смертельно. — Он ткнул длинным пальцем в район сердца. — Проникающий ожог шестой степени, обширная баротравма, уничтожено левое лёгкое, сердце и три позвонка… И что? Скажу: «Вы знаете, виталлина нет, истратили на ранение икроножной мышцы…» Да меня ваши же революционеры и убьют, и за дело.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *