Звездопад


— Уважаемый Пинтирси, скажите прямо, насколько дорого? — устало спросила Таэр, предчувствуя уже знакомые, по покупке генератора, танцы вокруг цены.

— Сейчас я ещё не могу сказать точно, нужно дождаться отчёта лечащего врача, но не меньше двух миллионов кредов. Конечно, с учётом дополнительных издержек сумма может увеличиться, — поспешно добавил Пинтирси и, смущённо улыбнувшись, нервно пробарабанил коготками по полированной поверхности стола.

Первым её порывом было сразу же согласиться на интенсивную терапию виталином. На личном счёте всё ещё было больше десяти миллионов данариев, из числа тех денег, что были выделены на закупку техники, и она могла бы оплатить лечение Дудо прямо сейчас, даже не запрашивая визы лорда. Но в груди червячком сомнений забеспокоилась совесть, пропев ей подленьким голоском: «Что, госпожа гвардии сайн-лейтенант, уже приступили к освоению средств?» Мысль о том, что она уже начинает самовольно распоряжаться выделенными ей деньгами, что она думала о них как о своих, не давала ей согласиться, хотя в глубине души она была абсолютно уверена, что Дудо заслуживает наилучшего лечения, какое только возможно.

Затянувшуюся паузу нарушил главврач, он снова сложил ладони «домиком», так что они практически закрывали маленький рот, и чуть подался вперёд.

— Возможна определённая скидка… Лично вам, — как бы между делом сообщил мирлиссти, должно быть расценив молчание «госпожи Дилтар» как ожидание некоего предложения. Чем только подлил масла в огонь.

— В случае таких сумм, — холодно улыбнулась Таэр, — я должна посоветоваться с его светлостью лордом Кассардом, поэтому я вам сообщу наше решение позднее. Надеюсь, уважаемый Пинтирси, к этому моменту увидеть окончательные расчёты, с точной реальной суммой, — добавила она, сделав особое ударение на «реальной».

— Конечно, конечно, — участливо закивал он и, извинительно улыбнувшись, пододвинул к ней плоскую таблицу одного из инфоблоков, лежащего на столе.

— Может быть, тогда, госпожа Дилтар, мы пока заключим договор на размещение в реанимационной палате?

— Это можно, — кивнула она, и уже спустя полчаса мирлиссти, смущенно улыбаясь и постоянно извиняясь за всё подряд, провожал её до стоянки на крыше.

Таэр прибыла в «Синее пламя» только для того, чтобы, насильно запихав в себя завтрак и три таблетки фенота, спустя четыре часа прилететь в клинику вместе с лордом.

— Так, за сколько вы сможете его поставить на ноги? — поинтересовался Алекс, наблюдая сквозь прозрачную стену палаты за ровным синеватым свечением трубок регенаторов, опутывавших тело Дудо. Его тело почти полностью покрывала золотая фольга изофолии, кроме огромной тёмно-красной дыры на левой стороне груди. Полупрозрачный мерцающий луч прижимного поля, подсвеченный холодными переливами обеззараживающих светильников, бил прямо в рану, практически закрывая все подробности. Что, по мнению Таэр, было явно к лучшему. Реанимационный блок, в котором лежало тело Дудо, был наклонён почти вертикально и выдвинут вперёд, на всеобщее обозрение, отчего золотая фигура, опутанная синими трубками с кровезаменителем, и с тёмно-алой дырой в груди напоминала какую-то гротескную скульптуру.

— В случае интенсивной терапии за три-четыре дня, ваша светлость, — ответил главврач, слегка склонив голову в учтивом поклоне.

— И когда вы сможете начать?

— Хоть сейчас, ваша светлость, — улыбнулся мирлиссти. Его ушки мелко подрагивали, должно быть от нервов.

— Ну тогда, наверно, нужно решить формаль… — начал Алекс, но был прерван пронзительным писком коммуникатора Таэр.

— Прошу меня простить… — натянуто улыбнулась «специалистка» и вышла в коридор, на ходу извлекая коммуникатор.

— Да. Что стряслось, Барра? — Вызов был из замка с личного коммуникатора мажордома, а тот никогда не звонил по пустякам.

— Тут офицеры из имперской безопасности… — Голос Барры немного дрожал. — И уполномоченный следователь высшего имперского трибунала. Они хотят видеть их светлость лорда Кассарда. А их светлость баронесса Риональ на них кричит. Что мне делать?

Память, должно быть, подстёгнутая фенотом, сразу выдала вопрос ещё до того, как Таэр успела удивиться или испугаться.

— У них есть предписание от имперского трибунала или санкция сената? — деловито спросила она. — И почему на них кричит Кэйрин?

— Я… я не знаю. — Тут голос у Барры внезапно пропал. — Они ничего не показывали, — просипел он и, откашлявшись, продолжил нормальным тоном: — Как я понял, это связано с покушениями. Они привезли какую-то аппаратуру и что-то ею измеряют по всему замку, и они вошли в комнаты баронессы, а она…

— Что ещё за аппаратура? — начала заводиться Таэр, но вовремя остановилась.

— Значит, так, выметай их всех в главную гостиную, пои чаем, теймаром, вином или что они там захотят, и скажи, что без личного разрешения их светлости в замке делать ничего нельзя, в том числе и использовать всякую аппаратуру, а их светлость поговорит с ними как только освободится.

— А если они не послушаются? — В голосе Барры прорезались жалобные нотки, что было на него совсем не похоже.

«Должно быть, он решил, что какие-то его финансовые махинации вскрылись и это пришли его брать, вот и запаниковал», — решила Таэр, а вслух добавила:

— Куда они денутся, послушаются, если нет — вызови меня снова.

Когда она снова вошла в приёмную часть палаты, Алекс, в окружении главврача и двух его помощниц, как раз читал на небольшом плоском инфоблоке контракт. Стоявший напротив мирлиссти и остальные окружающие всячески старались показать, что абсолютно не шокированы этим зрелищем. Но получалось это у них так себе.

— У нас определённые затруднения в замке, — прошептала Таэр ему на ухо, подойдя сзади. — Хорошо бы туда выехать.

Алекс скосил глаза на неё и, видя хмурый вид, отложил инфоблок на небольшой столик, стоявший рядом.

— Всё настолько серьёзно? — переспросил он также шёпотом.

Она лишь молча кивнула.

Лорд задумчиво хмыкнул и снова повернулся к мирлиссти.

— Ну что ж, — мило улыбнулся он. — По-моему, всё прекрасно, нас полностью устраивают ваши условия, и я надеюсь, что ваша клиника не подведёт меня в таком деликатном вопросе. Я очень надеюсь, что с моим человеком будет всё хорошо. — На словах «мой человек» он сделал особое ударение.

Главврач, судя по всему, уловил намёк.

— Конечно, ваша светлость, — затрепетал мирлиссти. — Мы уверены в результатах более чем на девяносто четыре процента, и в любом случае жизни вашего слуги ничего не угрожает, им будет заниматься наша лучшая команда. Это без преувеличения самые сильные реаниматологи, хирурги и регенератологи на Копейре.

— Очень надеюсь на ваш профессионализм, — кивнул Алекс. — И поскольку у меня сейчас возникли неотложные дела, я хотел бы завершить все финансовые вопросы как можно быстрее.

— Разумеется, ваша светлость. Если вы очень торопитесь, то можно перенести подписание контракта и перевод средств на более удобное вам время.

— Я бы предпочёл всё оплатить прямо сейчас. Если это, конечно, возможно, господин Пинтирси.

Мирлиссти в ответ заулыбался и мелко закивал головой.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *