Звездопад


Обладатель длинностволки, упиравшейся Алексу в ухо, молодой темноволосый парень с красными глазами, то ли с недосыпа, то ли от стимулирующих веществ, и щеголявший в обтягивающей ярко-оранжевой куртке, с сомнением посмотрел на захваченных.

— Похоже, и вправду свои… — неуверенно произнёс он и обернулся к остальным. — Куртки у них университетские…

— А чего тогда от баррикады побежали, как космики от долгов? — категорично возразили откуда-то сзади. Распихав остальных наблюдателей в стороны, к машине подошёл усатый субъект неопределённого возраста с кожей оттенка спелого баклажана и с блестящими тёмными глазами. На нём был серый комбинезон, обтягивавший пивное брюшко и явно снятый с кого-то, круглый оранжевый шлем. Он утёр лоснящийся от пота лоб рукавом и с не меньшим сомнением посмотрел на пленных.

— Гляди, как глазами-то зыркают, — протянул он, недобро посмотрев на Алекса. — А куртки, поди, украли или с убитых сняли… тоже мне, велика сделка… — сплюнул под ноги он и, задрав голову, прокричал вверх: — А ну-ка вытаскивай их! Да ручки-то в стороны… — добавил он, поигрывая коротким серебристым бластером.

Революционеры подались чуть назад, и огромная металлическая лапа, появившаяся откуда-то сверху, опустилась на капот, сминая металл, как бумагу, в этот момент сверху заскрежетало, и вторая лапа, легко оторвав у глайдера крышу, отшвырнула её в сторону.

— Я ж говорю — краденые!! — радостно вскричал усатый, когда пленники выбрались из остатков глайдера. — Гляди-ка, эти двое вообще босые, а у того штанина простреленная — поди у убитого…

— Этот человек был ранен в бою, сражаясь за вашу свободу! — оборвал его Алекс, взглядом остановил дёрнувшегося было «клинка чести». — А босые мы по случаю траура, сегодня в бою погибло множество наших товарищей, у нас так принято.

— Ты мне рот-то не затыкай, — сощурился усатый. — Чем докажете?

«Та-ак, кажется, сейчас начнётся игра в „докажи, что ты не верблюд“», — подумал Алекс и, решив, что это занятие абсолютно бесперспективное, перешёл в наступление.

— Я-то докажу, — веско заявил он и, решив, «что если уж гнать, то по-крупному», медленно вытянул из кармана карточку «чрезвычайного комитета Талланы». И убедившись, что собравшиеся как следует рассмотрели надпись, холодно поинтересовался: — А ты чем докажешь, что ты не предатель, не провокатор, проникший в этот отряд, и теперь, пользуясь своим положением, не соблюдает дисциплину, сеет рознь среди прогрессивных сил… Задумайтесь, товарищи, давно ли вы знаете этого человека, тот ли он, за кого себя выдаёт.

В это время толпа, окружавшая пленников, расступилась, и, на ходу застёгивая коричневую ПВДшную куртку, к глайдеру подошёл совсем молодой парень, лет двадцати, с длинными тёмными волосами, собранными в хвост, и цепкими раскосыми глазами серого цвета, пылающими революционной решительностью. Судя по всему, местный «командир».

Подойдя к пленникам, он молча взял у Алекса карточку и, достав из кармана куртки нечто напоминавшее миниатюрный фонарик, «посветил» на печати.

Под лучом фонарика над печатями в воздухе заколебались голограммы каких-то цветных символов.

— Хм, пропуск подлинный, — произнёс он, не скрывая удивления. — Но это действительно ничего не доказывает.

— Да я ж говорю, убитых обобрали! — выкрикнул из-за спины командира усатый.

Тот, жестом руки заставив его умолкнуть, поинтересовался у Алекса, возвращая ему карточку:

— Кто вы и что тут делаете?

Тот открыл уже было рот, чтобы соврать что-нибудь правдоподобное, но Крайн его опередил.

— Ну вы даёте, — невесело хмыкнул повстанец, покачав головой. — Вообще-то это сам Атур Чермега и Брен, представители антиимперского альянса с Тунайи. А я их сопровождающий из ПВД. Наш отряд попал в засаду неподалёку отсюда, прорывались к своим, вот прорвались…

— А и правда, Чермега… — донёсся откуда-то из задних рядов радостный и явно нетрезвый голос. — Похож…

— Да какой ещё, к демонам, Чермега?! — не унимался усатый, буквально чернея от злости. — Откуда он вообще на Таллане? С каких пор вообще тунайцы босыми в траур ходят.

— Ты что, эксперт по Тунайе, что ли? — огрызнулся Алекс. — Прилетели мы. Товарищи, да он же явный провокатор.

— Так, дисциплина! — окрикнул командир ломающимся голосом. — Чего тут делить?! Сейчас во всём разберёмся. Свяжемся с революционным штабом и все дела. Тарб, пошли запрос, — бросил он парню в оранжевой куртке, и тот бросился в сторону аэрокара с тентом. Под тентом стоял терминал, явно вырванный откуда-то с «мясом», к которому тянулась бухта разноцветных проводов из-под эстакады.

— Я уверен, — продолжил командир с нехорошей улыбкой, — что если бы на Таллане присутствовал «сам Атур Чермега», тем более как представитель чрезвычайного комитета, революционный штаб об этом бы знал.

«Попали, — невесело подумал Алекс, лихорадочно думая, что делать, в боевом столкновении шансы были невелики, огромная сферическая туша всё ещё нависала сверху, не оставляя сомнений в исходе боя. — Сейчас нас постигнет революционная законность. Хотя… на поясе по-прежнему висел бластер, а у лорда Бренора так и вовсе два. Если чуть сместиться вбок, зайти за командира, перекрыв таким образом линию огня остальным, и попытаться взять его в заложники…» — Алекс бросил быстрый взгляд на Крайна — повстанец внешне был абсолютно спокоен и, увидев взгляд Алекса, незаметно подмигнул ему.

Полагая, что повстанец знает, что делает, Алекс решил ждать, заодно показав глазами лорду Листеру, чтоб не совершал резких движений.

Вернувшийся «связист» подскочил к командиру и что-то зашептал ему на ухо. По мере того как он говорил, плечи командира опускались, а долетавшие обрывки фраз целебным бальзамом ложились на душу Алекса: «Действительно прилетел… сам Гранд… на встречу с чрезвычайным комитетом… в нашем районе… всячески содействовать».

«А похоже, повстанец-то точно знал, что говорить», — довольно подумал Алекс и ухмыльнулся, глядя на командира.

— Ну? — поинтересовался он у него. — Необходимая ясность внесена? Я могу наконец опустить руки?

— Конечно, конечно! — закивал командир, с сожалением развёл руками. — Простите, уважаемый Чермега, ошибка вышла. Но вы так странно на нашу баррикаду среагировали, вот мы и заподозрили…

— Так мы возле такой же баррикады в засаду и попали! — вскричал «Атур Чермега», эмоционально жестикулируя. — Эти мрази захватили её, и когда мы подъехали поближе, долбанули. Кто знает, может, тут было то же самое? Снова рисковать людьми? Глупость! Хотели сначала разведать, а вы… — Тут Алекс добавил в голос обвинительных ноток: — Даже не попытались сначала разобраться! Испортили реквизированный транспорт, хорошо хоть никто не пострадал.

— Но мы… — начал было как-то разом сдувшийся командир, но был прерван Алексом:

— И абсолютно правильно! Революционная сознательность и осторожность! — И не обращая внимания на округлившиеся глаза лорда Листера и не менее удивлённого Крайна, он взобрался на остатки глайдера и обратился уже ко всем: — Только так мы можем победить в нашей нелёгкой борьбе! Но нельзя позволять беспочвенным подозрениям… — Тут он бросил выразительный взгляд на усатого. — Вносить раздор в наши ряды, вместе — мы сила! Вместе мы победим!


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *