Звездопад


«Затруднительно завести связи, находясь почти в месяце лёта от столицы… — невесело подумал Вим и замер. — Вот оно! У меня нет там связей, но и со мной ни у кого из сектора Тейл нету связей, и он может быть в этом уверен. А про любого другого у него такой уверенности нет».

— Ну хорошо, — произнёс он вслух. — Но что я там сделаю, без людей, без ресурсов…

— У тебя будут самые широкие полномочия. Все местные группы будут временно переподчинены тебе, — с широкой улыбкой заверил его Арти. — Если что, привлекай людей конфидента, но с известной осторожностью.

— А что вообще с этим лордом… — начал было Вим, но был прерван Арти.

— Вот здесь вся необходимая информация, — заявил он, протянув два инфостержня. — А касательно лорда, конечно же, преступников, злоумышлявших против лорда империи, крайне желательно найти. Если найдёшь, то за мной не заржавеет — ты меня знаешь. Ну а нет так нет…

— Когда вылетать? — невесело поинтересовался Вим.

— Чем раньше, тем лучше, — с сожалением развёл руками Арти. — Курьер уже ждёт тебя на орбите. Так что как получишь документы следователя и прочую бюрократию, так и отправляйся. Край, если завтра.

— Вот проклятие. А я думал успеть выбраться с тобой на охоту…

— Знаешь, — вздохнул Арти с какой-то болью во взгляде. — Я думаю, это к лучшему, что ты сейчас улетаешь. Вот вернёшься, мы с тобой оторвёмся по полной…

Они потрепались о былом ещё примерно час, и Вимо засобирался. Про себя он решил улетать сегодня же. Никаких особых дел у него в столице не было, оставались только мелкие бюрократические вопросы да забрать ещё не распакованные чемоданы из служебной квартиры. Поэтому уже спустя шесть часов он был на борту курьерского корабля имперской разведки. Выложив свой инфоблок на узенький столик, располагавшийся в углу его каюты, Вим принялся переодеваться. Поменяв парадную форму на просторный косой социарский халат, он уселся за стол и вставил первый стержень. Инфоблок недовольно запищал и затребовал личный код и подтверждение личности. Спустя пять минут, когда меры безопасности были наконец преодолены, выяснилось, что информация на обоих стержнях абсолютно идентична. Это было очевидной глупостью.

«Не мог же Арти сунуть мне два абсолютно одинаковых стержня», — недовольно подумал Вим, ещё раз проверяя все данные — они абсолютно совпадали. Он вытащил оба стержня — внешне они были идентичны. Действуя по наитию, попробовал развинтить сначала один, потом другой. Второй стержень поддался — головка щёлкнула, открывая тайник, — на стол высыпались три белые таблетки и свёрнутая в трубочку записка.

«Надеюсь, это тебе поможет, приятель».

Вим поднял одну из таблеток и поднёс её к светильнику — белая поверхность под светом явственно отливала перламутром — «Радуга».

«Интересно, сколько именно предписаний, актов и законов нарушил Арти», — невесело подумал он, глядя на радужные переливы на поверхности таблетки. «Радуга» позволяла самому обычному человеку стать на время почти адептом — у него развивалась сильнейшая эмпатия, интуиция усиливалась многократно, появлялось «чувство опасности», а уж что творилось с полноценными адептами, принявшими «Радугу»… Поэтому сказать, что использование «Радуги» было строго регламентировано — это ничего не сказать, на каждое применение требовалось разрешение первого инквизитора или прямой эдикт императора. Вим принимал «Радугу» всего однажды, во время обучающего курса по использованию «медпрепаратов третьего класса и выше». Доза была примерно четверть одной таблетки, но ему хватило по полной…

«Зачем он мне их дал? Да ещё и в нарушение официальной процедуры. Арти не мог не знать моё отношение к этой дряни. Жрать „Радугу“ добровольно я ни за что бы не стал, разве уж совсем прижмёт. — Первым порывом Вима было выкинуть таблетки в мусоросжигатель, — перед ним на столе лежал не только верный конец его карьеры, но и три высших меры разом. Но подумав, он с тяжким вздохом принялся запихивать таблетки обратно в тайник. — И каких теней меня сорвали с Социары, — мысленно простонал он, открывая свою папку с коллекцией записей и пряча стержень среди сотен таких же. — Мне там так нравилось, тихо шпионил. Социарцы делали вид, что не знают, чем занимается первый атташе, я делал вид, что не знаю, что они знают. Ходил себе на приёмы и в свободное время собирал материалы по церкви Пламени… Благодать».

Он с сожалением посмотрел на связку стержней с неразобранной информацией по древнейшему периоду «Служения Райн» и, тяжко вздохнув, закинул их обратно в папку, ему предстояло прочесть гору аналитических записок и отчётов групп по сектору Тейл.

 

Спустя четыре дня безвылазного сидения в каюте и бдения перед терминалом он курьерским кораблем прибыл на Таллану, где располагалась главная база армии, флота и по совместительству секторное управление имперской разведки. Его уже ждали, стек-капитан в белой форме старшего офицера флота и двое сопровождающих в тёмно-синей вытянулись по стойке смирно напротив трапа. Судя по несколько нервным лицам встречающих, впереди «полномочного следователя» (так теперь официально именовался Вим), шла волна «бодрости», пущенная главой четвёртого департамента, а может, кем и повыше.

— Добро пожаловать в крепость Форизет, господин полномочный следователь, — начал стек-капитан, как только Вим сошел с трапа на пружинистое и отдраенное до зеркального блеска покрытие из сайлакса, которым был устлан пол огромного подъёмного поля станции. — Позвольте представиться, я стек-капитан Грег Тундали, глава местного управления имперской разведки, — сказал он, протягивая руку. Ему было около тридцати, и уже глава секторного управления — отличная карьера для такого возраста. Тёмные волосы и карие глаза выдавали аристократическую породу, а кожа была бледна, как и у всех, кто живёт на станциях. Лощёный и подтянутый стек-капитан не походил на «штабного жука», должно быть, перевёлся из флота.

Обменявшись приветствиями с капитаном Тундали, Вим вежливо отказался от предложения отправиться в выделенные ему комнаты для отдыха:

— Вообще-то я предпочёл бы сразу перейти к делу.

— О, ну что же, тогда, думаю, нам лучше отправиться к нам в управление, — предложил Тундали, указав в сторону выхода с подъёмного поля.

Станционная зона, выделенная для нужд разведки, находилась не очень далеко от внешнего периметра, поэтому уже спустя десять минут Вим сидел в кабинете стек-капитана, кстати, со вкусом обставленного, и потягивал теймар, принесённый на редкость симпатичной помощницей. «Похоже, за те шесть лет, что я провёл на Социаре, в разведке появилась мода на смазливых стек-кадетов женского пола». К сожалению, за вычетом обстановки и помощницы, капитан Тундали больше ничем его порадовать не мог.

— Неужели всё настолько плохо? — с лёгким недоверием в голосе поинтересовался сайн-майор Вимо у своего собеседника, когда выяснилось, что всей «неофициальной» частью управления, то есть полевыми группами, агентами и осведомителями, заправляет конфидент.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *