Звездопад


Он нащупал в кармане банку с фенотом и, достав её, посмотрел на свет — оставалось меньше половины. Флаер шёл ровно, поэтому Алекс без опаски высыпал синие искристые капсулы на ладонь. Отсчитав семь штук, он закинул их в рот и с задумчивым видом разжевал. Капсулы были мягкие и гладкие, как будто из прозрачной резины, а внутри, похоже, была жидкость. Задумчивое выражение моментально сменилось перекошенной гримасой. Во рту словно взорвался состав с заморозкой, приправленной полынью. «Боже, какая непередаваемая гадость».

— Что, противные? — спросила Таэр, которая с любопытством наблюдала за манипуляциями Алекса.

— Терпимо, — ответил он, когда наконец прошла судорога, свёдшая скулы. — Зато сразу невероятная бодрость во всём теле образуется, — добавил Алекс, протягивая банку «специалистке», которой, судя по красным глазам и взгляду, устремлённому в пустоту, тоже не помешало бы прийти в более адекватное состояние. «С таким образом жизни мы скоро оба на эту штуку подсядем».

Таэр, молча пожав плечами, взяла несколько капсул и с таким же задумчивым видом их разжевала с предсказуемым результатом:

— Великие тени, какая мерзость. — Она буквально вся передёрнулась. — Ты уверен, что их надо именно разжёвывать?

— Нет, — хмыкнул Алекс. — Их надо глотать целиком. Мне просто было любопытно, что будет.

Судя по лицу «специалистки», она хоть и промолчала, но явно подумала что-то нецензурное про своего лорда.

— Надо достать обычных стимуляторов, а не есть эту гадость, может, это вообще вредно для тех, у кого нет амнезии, — наконец сказала она.

— Да ладно, вполне безопас… — начал возражать Алекс, но был прерван включившейся внутренней связью.

— Две минуты до поместья маркизы Туранг, милорд. — Тихий голос Водина, благодаря усилителям, успешно перекрыл и вой движков, и громкий разговор. — Вы просили вас предупредить. Если хотите, мы можем дать пару кругов вокруг поместья.

Алекс переглянулся с Таэр, после фенота «специалистка» явно пришла в норму, да и сам он чувствовал себя намного лучше.

— Спасибо, Рокот, думаю, мы готовы, так что можете смело идти на посадку, — почти прокричал в коммуникатор внутренней связи Алекс.

Машины резко развернулись и, не снижая скорости, понеслись над узким каналом, соединявшим побережье и поместье. «Главное, чтоб снова какое-нибудь трёхсотлетнее дерево не снесли», — подумал Алекс, глядя на замелькавшие в боковом окне верхушки деревьев. Спустя несколько минут флаеры резко затормозили и замерли, зависнув на высоте ладони от земли. Боковая дверь распахнулась, залив светом затемнённый салон, Таэр быстро провела рукой по волосам, убеждаясь, что они не растрепались, расстегнула привязные ремни и вышла первой, на мгновение превратившись в размытый белый силуэт — подстёгнутые общей паранойей пилоты не стали глушить поля при посадке. Дав «специалистке» несколько секунд, чтобы осмотреться, Алекс вышел следом.

Небольшие белые шарики, похожие на жемчужины, которыми была выстлана площадка перед крыльцом, зашуршали под ногами. Воздушная волна, поднятая флаерами, нагнала резко остановившиеся машины, принеся с собой порывы тёплого ветра, сорванную с деревьев листву и запах моря. Пройдя сквозь марево защитного поля, Алекс получил возможность оглядеться. Поместье оказалось небольшим, а по местным меркам, наверно, и вовсе крохотным двухэтажным домом. Первый этаж, выполненный из массивных и нарочито неровных блоков красноватого камня, плавно переходил во второй, сложенный из тёмно-красного бруса. Местами стены отсутствовали, давая место огромным, от пола до потолка окнам. Широкие двустворчатые двери парадного входа были широко распахнуты, а перед ними на широком, почти плоском крыльце, выложенном огромными белыми плитами, их уже ждала Исалайя и восемь гвардейцев почётного караула из её «руки». На ней было белое с серебряной искрой струящееся платье, с завышенной талией и шлейфом. Короткие рукава резко расширялись у локтей, превращаясь в две длинные серебристые ленты, ниспадающие до пола. Широкий полукруглый вырез открывал шею, украшенную цепью с массивными тёмно-синими драгоценными камнями, которая оканчивалась ярко-красным сверкающим камнем в форме веретена, который покоился на груди, на её лице лежала явная тень беспокойства, чуть приглушившая хищную красоту маркизы.

— Алекс! — с тревогой воскликнула она и поспешила навстречу, ленты рукавов затрепетали у неё за спиной серебристым инверсионным следом. Оказавшись рядом, Исалайя порывисто его обняла, одновременно целуя в щёки.

— Я уже слышала про покушение. Это ужасно, слава заступнице, ты цел.

— А уж я-то как рад, — невесело улыбнулся он в ответ, внимательно вглядываясь в лицо Исалайи — её глаза были расширены и, двигаясь быстрыми рывками, будто ощупывали лицо Алекса, губы еле заметно подрагивали, а щёки слегка раскраснелись. Она буквально излучала искреннее участие и тревогу, что плохо вязалось с её «хищными» чертами лица. Создавалось довольно странное впечатление: «Что-то вроде расстроенного коршуна. А ведь её проблемы с доступом к счетам исчезли бы с моей смертью». Но поверить в то, что это лишь «игра», было очень сложно, она выглядела такой естественной и такой взволнованной. «И безумно красивой». А если в чём Алекс и успел убедиться на собственном опыте, так это в том, что с красивыми женщинами нужен глаз да глаз.

Исалайя наконец разомкнула свои объятия и облегчённо вздохнула.

— Прости, — смущённо улыбнулась она. — Я что-то так разволновалась, сама не знаю почему. Пойдём скорее в дом.

Внутри оказалось очень просторно и светло, простая деревянная лестница без перил вела на второй этаж, куда они и поднялись, оставив Таэр на первом этаже в обществе гвардейцев из руки Исалайи. Алекс послал на прощание своей «специалистке» взгляд, полный извинений, — ей предстояло остаться наедине с восемью мужиками, которые, возможно, не очень-то хорошо к ней относятся после того, как она разбила одному из них колено. Но взять её с собой тоже было не лучшей идеей — так как предстояло обсуждать наём убийц, и как на эту идею отреагирует Таэр, он не знал.

«С другой стороны, гвардейцы не выглядят агрессивными, скорее любопытными, — мысленно оправдывался Алекс, поднимаясь следом за Исалайей. — И у Таэр есть отличная возможность в красках расписать личное геройство во время нападения».

— Ну, куда пойдём? — с лёгким налётом лукавства спросила маркиза. — Налево или направо?

Широкая, слегка скруглённая стена, отделанная деревянными панелями, проходившая посередине, делила помещение на две части — справа, судя по всему, была спальня, по крайней мере там находилась огромная кровать, застеленная белоснежными пушистыми шкурами, пол устилали узорчатые ковры, и всё помещение наполнял таинственный полумрак. Левая же часть была наполнена светом, который давали две отсутствующие стены. Прямо в центре располагался большой диван в форме подковы, в центре которого был небольшой столик. Огромная люстра, похожая на колонну из тонких треугольных кристаллов, свисала с потолка почти до самого столика, лёгкий бриз заставлял кристаллы слегка дрожать, наполняя помещение мелодичным перезвоном.

— Думаю, лучше налево, — махнул рукой в сторону дивана Алекс.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *