Звездопад


— И потом считай «Бентарскую росу» авансом за твоё следующее назначение, — нарушил тишину Арти.

— Наверно, ты смерти моей хочешь, раз перед заданием меня «Бентарской росой» поить надо.

 

— Ты слышал про лорда-директора?

Находиться в столице и не услышать про гибель лорда-директора имперской службы безопасности Рениса Тейто в результате катастрофы челнока было почти невозможно. Абсолютно все каналы голо и все новостные линии коммсетей только этим и были забиты. «Трагическая случайность, оборвавшая жизнь великого человека». Челнок взорвался при «агрессивной» посадке, сбой силового щита и незначительные нарушения во внешней обшивке при нормальной глиссаде и скорости не привели бы к катастрофе. Но лорд Тейто не любил ждать — это его и погубило. Высказывались, конечно, теории об убийстве, организованном «антиимперским альянсом». Но Вим в это не верил, он достаточно хорошо был знаком с тем, как охраняли лорда-директора. «Нет, у повстанцев для такого руки коротки…»

— Хочешь, чтоб я занялся этим расследованием? — чуть не подавился вином Вим. Становиться «заранее виноватым», принимая явно провальное дело, ему совсем не хотелось. А уж внимание к результатам будет самое пристальное.

— Нет, что ты, — покачал головой Арти. — Я сегодня был у Самого. Он в ярости. Не поверишь, даже кричал на меня. Разведка и СБ этим делом заниматься не будут. Расследование поручено теням императора.

«Вот даже как, — мысленно удивился Вим. — То ли император решил продемонстрировать высшую степень неудовольствия разведкой и СБ, то ли он действительно считает, что смерть главы СБ не случайна». Он уже открыл было рот, чтобы поделиться мыслью с другом, как заметил, что тот, пристально глядя ему в глаза, делает указательным пальцем круговые движения. Так они обозначали, что их пишут.

— Вот как… — протянул он вслух, вопросительно глядя на друга. «Интересно, кто же имеет достаточно наглости, чтобы писать начальника четвёртого департамента в его же кабинете? Новый шеф вполне может рыть под излишне талантливого зама… А может, стоит смотреть глубже? Сомнения императора, порождённые гибелью лорда директора, вполне могли обрести материальное воплощение…»

— Да, такие дела… — всё так же серьёзно кивнул Арти. — Кстати, ты в курсе слухов про Астреса?

— Нет. А что за слухи? — максимально спокойным голосом спросил Вим, вспоминая, что когда он навещал Старика, тот тоже почему-то поминал придворного адепта Астреса, тогда ещё живого. И неожиданно спросил, не думал ли он, Вимо, об отставке, так как: «Сейчас самое время, сынок». Тогда он принял это за шутку.

— Я сам ничего не знаю, — вздохнул Арти, максимально выделив слово «ничего». — Говорят, перед смертью он сделал какое-то предсказание. Но, по-моему, это не более чем пустые сплетни, смерть адептов в глазах придворных ротозеев всегда сопряжена с тайной.

Вим молча пожал плечами, предоставляя другу самому определять, что лучше сказать вслух, а где намекнуть, и полез за сигаретами — молитва всегда помогала ему сосредоточиться.

— Так что за назначение, из-за которого меня согнали с уютной должности военного атташе в посольстве на Социаре, а теперь ещё и «Бентарской росой» поят? — спросил он, протягивая вторую сигарету Арти.

— Ну, ты же знаешь, я, в отличие от тебя, нерелигиозен, — начал возражать он, но сигарету всё-таки взял. Это было их старым ритуалом, он всегда сначала отказывался, а потом выкуривал с ним одну.

— Пламя готово принять всех, — ухмыльнулся Вим, давая прикурить другу. — Да и лорда директора, помянуть стоит, хоть он и был той ещё мразью, но дело своё знал крепко. Пусть заступница хранит его душу.

— Пусть хранит… — согласился Арти, затягиваясь. Он выпустил струю дыма и неожиданно сильно закашлялся.

— Похоже, я успел отвыкнуть от этой дряни, — сообщил он немного осипшим голосом, возвращая обратно зажигалку. — Как вы это всё время выдерживаете… Одно слово — фанатики.

— Всё дело в постоянных тренировках. Так что насчёт назначения?

Арти поморщился, как от зубной боли, и сделал ещё затяжку.

— Восемь дней назад у нас в секторе Тейл пропала группа, — сообщил он ещё более сиплым голосом и сделал большой глоток из бокала. — И вообще, там что-то мутное происходит. А я не знаю что.

— Сектор Тейл… — многозначительно протянул Вим. — Это дело тонкое, а я в их кухне совсем не разбираюсь. Опозорюсь ещё. Или там светлость с господином перепутаю и политический скандал выйдет.

— Не язви старшим по званию, — устало выдохнул Арти. — Я всё понимаю… И что работать там невозможно — тоже. И что вообще лучше член в улей к жемчужным осам сунуть, чем к местной аристократии соваться. Но нет никого больше, молодняк — дуболомы сплошные, только и умеют что напролом переть, размахивая удостоверениями, как эсбэшники какие-нибудь.

— Там вроде специально для этого конфидент был.

— Я боюсь, что в той мути, что поднялась в секторе Тейл, у конфидента свой интерес. Поэтому нужен кто-то со стороны. И потом, ты же из огнепоклонников, вот заодно посетишь святыни.

— Огнепоклонники, — поморщился Вим. — Ты смотри в присутственном месте так не ляпни, господин эрго-капитан, а то скандал может выйти. «Служители Райн», ну или «втористы» в крайнем случае. И потом с точки зрения огненного престола — я еретик, так что не с руки мне туда ехать.

— Ну ты, главное, его пречистости «хранителю огня» свою оригинальную теорию не рассказывай, и всё в порядке, можешь посещать святыни. А касательно названия, тени вас разберут, меня вот протокольный отдел недавно убеждал — что правильно «ир’райнистами» называть.

— Слушай, Арти, давай серьёзно. Какой из меня полевой агент? Возраст уже не тот. Я последний раз в поле уже не помню когда был. Последние шесть лет вообще политесы с социарской верхушкой разводил.

— Давай серьёзно, — кивнул он. — Я что-нибудь говорил про полевого агента? Нет. Ты туда поедешь официально. А возраст… сорок четыре года — это самый расцвет, не прибедняйся.

— Официально? — приподнял бровь Вим. — И в каком качестве?

— В качестве имперского следователя. Там очень удачно совершили попытку отравления лорда империи. Высший трибунал уже прислал запрос на расследование.

— Мне казалось, император предпочитает не вмешиваться в семейные конфликты Великих Домов.

— А тут вот решил вмешаться, — развёл руками Арти с саркастической улыбкой. — И потом, я не удивлюсь, если это покушение связано с той мутью, что поднялась по сектору. Там что-то происходит. Мне нужно, чтобы кто-то послушал, о чём там шепчут звезды. Понимаешь меня? Человек надёжный и опытный, это должен быть именно ты, — сказал он, выделив голосом «именно ты».

Вим молча сложил руки домиком и погрузился в раздумья, пытаясь понять, что именно хотел ему сказать Арти.

«Именно я? И чем примечателен старый друг сайн-майор Вимо Дербал? Тем, что он друг, — ответил сам себе Вим, но тут же отбросил этот вариант. — У начальника четвёртого департамента должна быть задница вместо головы, если у него больше нет доверенных лиц». Вариант с дружескими связями отпадал, оставалось «происхождение». Последние шесть лет он провёл вне империи в столице Социарского союза, играя в игру: «Я знаю, что вы знаете, что я знаю». Это, конечно, давало определённый опыт. И этот опыт говорил ему, что в аристократическом обществе почти всё определяется титулом и связями. А у него не было ни того ни другого. Титулы доставались преимущественно бравым флотским капитанам и пилотам, ну армии ещё перепадало немножко. И почти никогда для разведки и СБ — таков негласный порядок. А связи… Несмотря на то что двор просто кишел аристократами из сектора Тейл, связей у него там никаких не было.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *