Звездопад


— Это хорошо, — снова улыбнулся лорд.

Видя эту улыбку, Таэр слегка напряглась.

— А что за идея? — спросила она.

— Помнишь того замечательного следователя из имперской разведки, что приходил со мной «беседовать». А потом и с тобой «беседовал», оставив свою визитку? Так вот. Я хочу всё это, или почти всё, я ещё не решил, — слить ему.

— При всём уважении… — с сомнением произнесла Таэр. — Это выглядит не очень мудрым решением. Если добытые данные верны, за всем происходящим может стоять имперская СБ. И передавать данные имперскому следователю…

— Как я понял, имперская СБ с имперской же разведкой несколько на ножах, — пояснил лорд. — Более того, эта операция, — он показал глазами на инфоблок и россыпь стержней, — настолько секретная, что о ней даже не вся СБ знает, и совершенно точно не посвящена разведка. Так что мы просто предоставим возможность господину следователю отличиться. Найти покушавшихся на меня, пусть уже и мёртвых. И раскрыть террористическую сеть. Могу спорить, он такую возможность не упустит.

— Но если имперская СБ вмешается… — начала было «специалистка», но была перебита лордом.

— Как она вмешается? — ухмыльнулся он. — Скажет, не трогайте наших террористов? Офицеру из конкурирующего ведомства?

— Навряд ли… — согласилась Таэр.

— Вот и я так думаю, — кивнул Алекс. — Поэтому, Дудо, если для передачи данных нужна какая-то длительная подготовка, займись этим уже сейчас.

— Никакой особой подготовки не надо. Только номер.

— Номер возьмёшь у Таэр, — ответил лорд, поднимаясь и направляясь к двери. — А я тогда пока пойду спать.

Уже открыв дверь, он остановился и, повернувшись к Таэр, спросил:

— Кстати, я так и не понял, кто такие эти чоланцы и почему они хотят меня убить?

— Это беженцы и потомки беженцев с Чоланы, которых во время «войны гильдий» согласился принять ваш отец.

— А убить они меня хотят, должно быть, из благодарности?

— Нет, просто они синтеты, а большинство населения Кассарда втористы, и это вызывает определённые конфликты. В общем, среди них есть радикальная группа, которая требует для чоланцев права автономии…

— «Синтеты» и «втористы» — это вообще кто? Национальности?

— Нет, — мотнула головой Таэр. — Это религии.

— То есть у меня там до кучи ещё и религиозный конфликт, — сделал вывод Алекс. — О чём думали, когда таких беженцев принимали?

— Но ваш отец дал слово, — выступила в защиту Таэр. — Предоставление убежища семьям и родным было условием капитуляции гарнизона Чоланы.

Лорд явно собирался что-то на это ответить, но, похоже, передумал и вышел, махнув рукой.

— Какой-то он странный, — поделилась Таэр, обменявшись с Дудо удивлёнными взглядами. — Сам на себя не похож.

— Нервный шок, — с видом специалиста заключил он. — После боя, бывает, здоровые мужики как дети плачут, если без химии или вина. А у него и похищение, и на станции явно стреляли. Накатило.

— Ну будем надеяться, что к прилёту на Копейру пройдёт, — произнесла она и поднялась, рефлекторно поправляя брюки. — Если что, я буду у себя. Как выйдем из прыжка, постарайся сразу связаться с графиней Дэрларль.

Дудо молча кивнул в ответ, и дверь каюты с еле слышным шипением закрылась за её спиной.

Впереди было ещё четыре часа в гипере.

 

Незадолго до окончания прыжка блоки опознавания были установлены обратно, и две выскочившие из гипера яхты были снова предельно легальны и отсвечивали дипломатическими номерами на всех сканерах.

Сразу после выхода Таэр попыталась связаться с графиней Дэрларль, чтобы договориться о встрече, но её светлость оказалась невероятно занята, и встречу пришлось перенести на несколько часов.

Не желая рисковать, Таэр приказала встать яхтам в разгон и подать энергию на гиперпривод, чтобы в случае «непредвиденных неприятностей» иметь возможность в любой момент уйти в прыжок. После чего ей осталось только уступить место в коммуникационной Дудо. «Копьё», вместе с любопытствующим лордом, должен был организовывать «информационный слив».

Ещё через несколько минут, недалеко от яхт, вышел из короткого прыжка фрегат Дома Файрон, числившийся в церемониальной эскадре и предназначавшийся в основном для парадов.

«Но за неимением лучшего…» — подумала Таэр, глядя на тактический экран, где фрегат, напоминавший огромную хищную рыбу, описывал круги вокруг яхт. Судя по всему, это была реакция графини на её звонок.

Спустя ещё полчаса состоялась первая встреча, но вопреки желаниям «специалистки» не с графиней Дэрларль. Три яхты выскочили из гиперпространства в нескольких минутах лёта и пошли на сближение. Две «Эгиды», как две капли воды похожие на их собственные, и «Серебряная стрела». Такой ослепительной снежной белизны, что казалось, будто от неё веет холодом даже сквозь обзорный экран. На носу и бортах «Стрелы» угольно-чёрный орнамент свивался в вензель баронессы Риональ.

Таэр и думать забыла про баронессу, но половина её «войска», укомплектованная из «руки» Кэйрин, очевидно, помнила и продолжала выполнять её инструкции.

Охранявший их фрегат дёрнулся было в сторону приближающихся яхт, но вскоре резко повернул обратно, словно сторожевой зверь, неожиданно получивший по носу. О том, что именно сказала баронесса Риональ капитану фрегата, оставалось только догадываться.

Когда яхты наконец закончили совмещать приёмные порты и открылись шлюзовые двери, ворвавшаяся к ним баронесса напоминала концентрированный сгусток счастья.

Она была в облегающем белом платье с золотой искрой, дополненным тонким серебряным поясом, и вся просто светилась от радости. Кэйрин буквально пролетела прозрачную трубу приёмного порта, вынудив её сопровождающих перейти на бег, чтобы не отстать от её светлости, и повисла на лорде, заключив его в объятия. Потом она с благосклонной улыбкой выслушала доклад Кодма с комментариями Таэр и тут же одарила его перстнем с собственной руки. Разошедшаяся Кэйрин уже собиралась было стянуть с пальца второй перстень, чтобы вручить его Таэр. Но, похоже, вовремя вспомнила, что Таэр хоть и заочно, а уже первый меч домена, а стало быть, и клинок дома, и такой подарок будет чересчур двусмысленным, если не оскорбительным. Баронесса виновато улыбнулась и изящно перевела всё в шутку. Маленькое ювелирное чудо, из чёрной витой мирты, обрамлявшей белый кристалл «В’то», внутри которого вспыхивали алые отблески. Кольцо только из-за камня стоило небольшого состояния и явно не подходило для подарка чужому клинку.

«Что-то подобное мне подарить может только мой лорд, — с философской грустью подумала Таэр. — А он про подарки, похоже, абсолютно забыл. Вернее, предпочитает одаривать более практично, — поправилась она, вспомнив про подаренные ей полмиллиона данариев. — Но не наденешь же их на палец?» — Тайная любовь «специалистки» к подобным «знакам отличия» оставалась полностью неразделённой.

Баронесса изливала свою радость не меньше четверти часа. Беспрерывно щебеча о том, как она рада, что всё обошлось, как она волновалась и что по такому случаю она после «дня даров» непременно посетит огненный престол, чтобы возложить дары «Второй» за столь счастливое спасение. И хотя всё выглядело предельно искренне, Таэр не могла избавиться от впечатления некоторой наигранности этой сцены. Насколько она знала баронессу Риональ, та никогда не выделялась тягой к бурному проявлению любых эмоций, или же какой бы то ни было религиозностью.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *