Холодные объятия


И на кровати распластался Дин Макдэниел.

Он, раскинувшись, лежал на спине, в широких голубых трусах и простых носках. В наушниках, он ногой отбивал ритм, неслышный нам.

Дин знал, что мы здесь. Его тяжелый взгляд из-под опущенных век скользнул в нашу сторону и вновь устремился к потолку. Он явно давал понять, что ему все по барабану. Я проследила за его взглядом и ахнула.

Там, на потолке… о, господи, маркером были нарисованы круги со звездами в середине. Прямые линии, пересекающие их, создавали формы – точь-в-точь как в «Малом ключе Соломона».

Рот внимательно оглядел потолок и, подойдя к кровати, сорвал наушники с головы Дина.

– Игнорировать нас нехорошо.

Парень, который всегда слыл тихоней, придерживая дверь для других ребят при входе в класс, ухмыльнулся, закидывая руки за голову:

– По мне разве не видно, что плевать я на вас хотел?

– А по мне не видно, что я сейчас оторву тебе башку? – парировал Рот.

– Стоп, – сказала я, бросая на него выразительный взгляд. – Это не поможет.

Дин посмотрел на меня и сел на кровати. Он просунул руку между ног и проделал то, от чего у меня загорелись уши.

– Ты можешь остаться, детка. А эти два олуха пусть мотают отсюда.

У меня отвисла челюсть.

– Ладно. Начинай отрывать башку.

Рот ухмыльнулся.

– Мы с тобой не знакомы. – Зейн шагнул вперед, видимо, пытаясь предстать голосом разума. – Меня зовут…

– Я знаю, кто ты. – Дин плюхнулся на спину. – Magnam де cњlo, et tu super despectus[20].

– Теперь он говорит на латыни? – Мы стремительно двигались в никуда. – Что он сказал?

Рот хмыкнул.

– Боюсь, Каменного это не обрадует.

– Я знаю, зачем вы приперлись. Вы, парни, ни черта от меня не получите. Где дверь – сами знаете. – Он посмотрел на меня. – Ну, а ты, как я уже сказал…

– Еще одно слово – и будешь хромать всю оставшуюся жизнь, – предупредила я, и Зейн улыбнулся. Вглядываясь в Дина, я все пыталась увидеть безобидного мальчишку из нашего класса, но он щерился, как идиот, и смотрел на меня мутными глазами сорокапятилетнего пьяницы. – Ты в себе, Дин?

– Я думаю, мы и так знаем ответ, – сказал Рот, опускаясь на колени возле кровати. Дин переключил внимание на него. – Сколько бы человеческого в нем ни осталось, я ни хрена не вижу.

Я не могла в это поверить. При мысли о том, что из этого мальчика постепенно уходит душа, мне стало тошно. Может, потому, что меня это задело за живое. Неужели он безнадежен? Я вышла из-за спины Зейна.

– Ты знаешь, кто это сделал с тобой?

Дин замер на мгновение, а потом вдруг спрыгнул с кровати, да так быстро, что показался мне размытым пятном. Я не видела, бросился он ко мне или нет, но Зейн перехватил его, поймав за плечо. Один мощный пинок – и Дин отлетел обратно на кровать, приземлившись на задницу.

– Еще раз так рыпнешься, пеняй на себя.

Дин сделал рваный вздох, и в следующее мгновение мощная судорога сотрясла его хлипкое тело. Он повалился на бок, подтянув колени под подбородок. Его тело ходило ходуном, будто кто-то раскачивал кровать.

– Это происходит постоянно, – простонал он, закрывая уши руками.

Мой пульс резко подскочил.

– Что постоянно?

– Это. Я все время слышу это. – Его пальцы зарылись в волосы. – Оно никогда не останавливается. Не дает мне передохнуть.

– Что это? – спросил Зейн.

Лицо Дина сморщилось, щеки побледнели.

– Это не останавливается.

– Ему больно. – Я посмотрела на Зейна, рассчитывая на его помощь. – Что мы можем сделать?

Зейн вскинул брови.

– Он не одержимый. Это видно по глазам.

– Похоже, у него забрали приличный кусок души, и это как пулевое ранение. – Качая головой, Рот плавно поднялся с колен. – Дин, нам нужно знать, что с тобой произошло.

– Я не понимаю, – простонал он.

Он все раскачивался взад-вперед и выглядел таким несчастным, что мне захотелось обнять его и держать в руках, невзирая на его мерзкое поведение. Рот снова задал ему тот же вопрос, а потом его повторил и Зейн. Ни один из них не получил внятного ответа.

Я приблизилась к кровати.

– Когда это началось, Дин?

Дин поначалу не ответил, а потом произнес:

– Много дней назад.

Рот взглянул на меня и кивнул, чтобы я продолжила.

– Где это началось? В школе?

– Да, – прохрипел Дин. – Все началось там.

Зейн подошел и встал рядом со мной.

– Кто это начал? – спросила я.

Раскачивание замедлилось, когда Дин опустил руки, мрачно уставившись в мою сторону. Я переминалась с ноги на ногу, чувствуя себя неуютно под его тяжелым взглядом. Он смотрел на меня так, будто я и сама все знаю, но я решительно ничего не понимала.

Не дождавшись от него ответа, Рот положил руку на его голое плечо. Дин дернулся, как если бы его клеймили раскаленной кочергой. Он открыл рот и громко завыл, как раненый зверь.

– Что ты сделал? – спросил Зейн.

Рот убрал руку.

– Ничего я не делал.

Я повернула голову, когда распахнулась дверь. В комнату вошла его мама, очевидно, очнувшаяся после транса, в который ее ввел Рот.

– Что тут происходит? Что вы сделали с моим сыном?

– Черт, – пробормотал Рот и направился к ней. Обхватив женщину за щеки, он прервал ее тираду. – Ш-ш, все хорошо. С вашим сыном все в порядке.

Миссис Макдэниел задрожала.

– Нет, не в порядке, – прошептала она, и у меня сжалось сердце. – Дин хороший мальчик, но он не в порядке. Совсем не в порядке.

– Мы здесь, чтобы помочь ему, – сказала я, с облегчением обнаружив, что Дин прекратил выть.

Рот напрягся, но его взгляд не отпускал бедную женщину.

– Все нормально. Вам просто нужно спуститься вниз и приготовить ужин. Хот-доги – это просто супер.

После напряженной паузы миссис Макдэниел отстранилась и покинула комнату, снова напевая песню Рота. Наконец-то выдохнув, я повернулась к Дину. Он уже схватился за наушники.

– Дин…

– Убирайтесь, – бросил он и, увидев, что мы не двинулись с места, поднял на нас взгляд, от которого меня пробрал озноб. В его глазах поселилась пустота. – Убирайтесь!

Зейн стоял на своем.

– Нам нужно…

– Вон отсюда! – Дин вскочил с кровати и, размахнувшись, запустил наушниками прямо в голову Роту. – Вон!

Рот вскинул руку и успел поймать наушники, прежде чем они попали ему в нос. Пластик хрустнул у него в кулаке, а потом полетел на пол.

– Терпеть не могу, когда что-то швыряют мне в лицо.

Но мальчишку это ничуть не смутило. Он бросился на Зейна. Должно быть, Зейн увидел что-то в его взгляде, потому что тотчас сменил обличье. Рубашка треснула на груди и спине. Гранитная кожа заменила человеческую плоть. Развернулись крылья, занимая все пространство комнаты. Зейн поймал Дина и закружил его, обхватив за шею огромной ручищей.

Дин обезумел – он брыкался, цеплялся за воздух, вопил что-то на латыни.

– К чему этот маскарад? – возмутился Рот, закатывая глаза. – Прямо приспичило распускать крылья.

Зейн пропустил его слова мимо ушей и усилил хватку на шее Дина, останавливая поток нечеловеческих звуков. Дин тотчас обмяк, его конечности повисли плетьми. Он выбыл из игры.

Вернувшись в человеческую форму после того, как осторожно положил Дина на кровать, Зейн оглядел порванную рубашку.

– Извините, но думаю, что после этого мы от него уже ничего не добьемся.

– Мы и без того ничего не добились, – ответил Рот, с кривоватой усмешкой глядя на вырубившегося мальчишку. – Все, что он успел, так это подтвердить, что вступил в контакт с Лилин в школе.

– Это уже кое-что, правда? – сказала я.

Ни один из них не ответил. Покидая дом Макдэниелов, я не могла избавиться от легкой горечи поражения. Не знаю, чего я ожидала от этой встречи, но уж точно не предполагала, что увижу Дина таким. Никто из нас, похоже, так и не догадался, что мог слышать Дин.

Как только мы сели в машину, Рот наклонился вперед и похлопал меня по плечу:

– Тебе не следовало бы говорить это.

Я перехватила хмурый взгляд Зейна и повернулась к Роту.

– Что ты имеешь в виду?

– Ну, когда ты сказала его маме, что мы можем ему помочь, – ответил он, и взгляд его янтарных глаз стал на удивление серьезным. – Не надо было этого говорить.

В животе что-то задрожало.

– Почему?

– Я не думаю, что мы сможем помочь ему. Никаких шансов.

Глава 15

– Есть идея.

Когда Рот произнес эти слова перед уроком биологии во вторник, я уже приготовилась выслушать очередную галиматью, особенно после нашего визита к Дину.

– Выкладывай.

– Я тут пораскинул мозгами после вчерашнего облома с Дином. – Он опустил голову и понизил голос. – Никто ведь не заглядывал в старый спортзал, верно?

– С той ночи – нет, насколько я знаю. И что?

Его глаза ярко сияли.

– Кто знает, какие улики мы могли бы найти, если учесть, что вроде как там и родилась Лилин. Не мешало бы его осмотреть. Я подумал, что тебе будет интересно совершить экскурсию во время ланча.

Я открыла рот, но тут же закрыла. Он предлагал ровно то, от чего предостерегал меня Зейн. Хотя, если подумать, вылазка в спортзал, находящийся в недрах школы, это совсем не бегство с Ротом.

– Ты же не захочешь сидеть сложа руки, спихнув это на нас, – поддразнил он, склонив голову набок. – По крайней мере, Лейла, которую я помню, была девчонкой активной, не из тех, кто предпочитает держаться в сторонке.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *