Холодные объятия



Унижение смешалось во мне с глубокой душевной обидой. Я набрала в грудь воздуха, но так и не решилась подать голос. Пришлось сделать еще один глоток.

– Тогда кто же я?

Эббот посмотрел на меня, но ничего не ответил.

Мой голос дрогнул, когда я снова заговорила.

– Почему же ты все равно позволяешь мне оставаться здесь?

На миг воцарилось молчание, а потом Эббот отвел взгляд. Тяжелый вздох судорогой пробежал по его телу.

– Сам не знаю.

Я внутренне сжалась, когда Зейн шагнул к отцу, устремив на него глаза цвета неестественно яркого кобальта.

– Как у тебя язык поворачивается говорить такое?

Чувствуя, что больше не могу стоять здесь, иначе сделаю то, о чем потом пожалею – скажем, разревусь или ударю Эббота в живот, – я повернулась и двинулась к выходу из командного центра. Руки зудели, и я сжала их в кулаки. Я учащенно дышала – два вдоха, выдох. Когда Эббот успел проникнуться такой неприязнью ко мне? Я проходила мимо тренажерного зала, когда меня вдруг осенило, и я застыла на месте. Да, с некоторых пор он относился ко мне с опаской, но его недоверие усилилось, когда вернулся Рот и сообщил новость о рождении Лилин.

 

– Лейла.

Вцепившись в дверцу шкафчика, я еле сдержала стон, готовый вырваться из груди при звуке голоса Рота. Я не выказала никакой радости от встречи с ним, но его это ничуть не смутило, и он прислонился к соседнему шкафчику. Сегодня мне меньше всего хотелось общаться с Ротом.

– Что?

– Хреново выглядишь.

Я затолкала учебники в шкафчик.

– Спасибо.

– И мне показалось, что ты едва не заснула на биологии.

– И чем же я отличаюсь от всех остальных в классе?

Он мрачно рассмеялся.

– И то верно. – Он замолчал, когда какой-то десятиклассник подошел к шкафчику, который как раз и подпирал Рот своей задницей. Парень остановился напротив него, и Рот приподнял бровь. Мальчишка крутанулся и поспешил прочь. Рот ухмыльнулся и повернул ко мне голову.

– Не выспалась?

После всего, что произошло вчера, про сон пришлось забыть. Я покачала головой и стала доставать учебники для следующих уроков.

– Что, Каменный не давал уснуть, нашептывая на ухо невинные и чистые признания?

Я закатила глаза в ответ на его насмешки.

– Хм. Нет.

Он сменил позу, придвигаясь ближе.

– Или он шептал о том, какими непристойными вещами хочет заниматься с тобой?

Глубоко выдохнув, я, наконец, повернулась к нему. Его иссиня-черные волнистые волосы лежали непослушной копной, серая рубашка туго обтягивала грудь. Джинсы, рваные на обеих коленках, низко сидели на бедрах. Всем своим видом он излучал ленивое высокомерие.

– Догадываюсь, что он и этого не сделал. Он слишком хорош для таких грязных штучек. – Он задумчиво постучал пальцем по подбородку, и мне бросился в глаза его ноготь, накрашенный черным лаком. – Наверное, просто тискал тебя.

Да, можно сказать, что и тискал, прежде чем Мэддокс свалился с лестницы, но его помыслы я бы не назвала такими уж чистыми.

– С чего вдруг тебе приспичило знать, что происходит между мной и Зейном? Это не твое дело.

Одно плечо поднялось.

– Просто любопытно. – Не дождавшись моего ответа, он вздохнул. – Так почему ты сегодня не в духе? Это все из-за нашего приятеля-ведьмака? Или что-то еще?

Я поморщилась.

– И это тоже, да и прошлым вечером… – О чем я думала, собираясь довериться Роту? Но разве наш белый флаг дружбы вывешен не для этого?

– Что произошло?

Вздохнув, я вцепилась в прядь своих волос. Потребность произнести вслух то, что меня давно тяготило, становилась все более настойчивой. Но признаться Стейси я не могла, а взваливать на Зейна еще и эту ношу не хотелось. Ему и так хватило потрясений, одна только вчерашняя стычка с отцом чего стоила.

– Эббот видит во мне воплощение зла.

Его брови медленно поползли вверх, исчезая под завитками волос.

– Что?

– Если вкратце… В последнее время в доме происходят какие-то странные вещи. Ни с того ни с сего вдруг выбило окна, а тут еще один из Стражей свалился с лестницы. – Усталым жестом я откинула волосы назад. – Хуже того, Томас – которого сожрала Бэмби – до сих пор не найден. Эббот считает, что за всем этим стою я.

Рот нахмурился.

– И с чего он взял, что ты замешана в этом?

Я подождала, пока мимо нас пройдет компания, спешащая в кафетерий, и продолжила:

– Я была рядом, когда разбились окна, и при мне Мэддокс упал с лестницы. Еще не знаю, припишет ли он мне и Томаса, до кучи.

– И ты действительно все это сделала? – спросил он.

– Что?! – Я всплеснула руками. – Нет. Я ничего не делала. Это даже камера подтвердила. – Во мне опять проснулся параноик, и я нахмурилась. – А почему ты спрашиваешь?

– Просто так, чтобы лишний раз убедиться. Ты сказала, что не делала этого. Тому есть доказательства, так почему же он по-прежнему думает, что ты причастна ко всему этому?

Вот вопрос, который заставлял меня ворочаться всю ночь.

– Эббот думает, что они не знают, на что я способна. Что я обладаю сверхъестественной способностью, которая позволяет творить чудеса одной лишь силой мысли. Это единственное, что приходит мне на ум.

– Клёвая способность – очень демоническая. Верхний уровень, чтобы быть точным, – сказал он, ухмыляясь.

Способность верхнего уровня… боже, ведь то же самое говорили обо мне и Зейн с Даникой, а я, за всем этим сумасшествием, попросту забыла.

– Эй. – Голос Рота смягчился. – Лейла, я пошутил.

Я подняла взгляд, встречая его глаза, и увидела в них правду. Мое сердце забилось сильнее. Сейчас он… лгал. Я это точно знала, чувствовала каждой клеточкой. Мои слова прозвучали шепотом.

– Эббот думает, что я – зло.

Рот отступил назад и выпрямился. Чем дольше он молчал, тем больше узлов беспокойства завязывалось в моем животе, превращаясь в шарики свинца.

– Давай сбежим с уроков.

Я моргнула.

– Что?

– Давай сбежим, – повторил он.

Совсем не то я ожидала от него услышать.

– Я собираюсь на ланч.

– Или можешь пойти на ланч со мной.

Я покачала головой.

– Не очень хорошая идея.

– Почему нет? – Дьявольская усмешка вернулась, придавая его лицу мальчишеское очарование. – Что, Каменный не одобрит?

Хм, это мягко сказано.

– Или боишься, что не одобрит Эббот? – Он наклонился ко мне почти вплотную, и его дыхание заплясало на моих губах. – Он думает, что ты – зло? Пошел он к черту. Стань плохой девочкой.

– Я не уверена, что это поможет.

– Обязательно поможет. Поверь мне. – Протянув руку, он снял с моего плеча рюкзак с учебниками и швырнул его в шкафчик. – Пойдем, и будь со мной плохой девочкой.

Шагнув назад, я покачала головой:

– Этого не будет.

– Я же не предлагаю тебе поехать и переспать со мной, Лейла. – Когда я покраснела до корней волос, он сделал кислую гримасу. – На самом деле, неплохая идея, но сейчас речь идет о другом.

Я бросила недоверчивый взгляд в его сторону.

Рот сократил дистанцию между нами и взял меня за плечи.

– Обещаю, я доставлю тебя обратно до того, как за тобой приедет Каменный. Задействую свои магические способности, и никто ничего не узнает. Слово бойскаута.

– Ты никогда не был бойскаутом.

Его губы изогнулись в усмешке.

– А, точно, ну да ладно. Кому это мешает? Мы же друзья, верно? Два демона в одной упряжке.

Меня так и распирало от смеха, но я сдержалась, чтобы не поощрять этого клоуна.

– Послушай, я хочу тебе кое-что показать. – Рот насупился, когда я удивленно вскинула брови. – Не свое мужское достоинство, ты, маленькая извращенка.

– Мужское достоинство? – Смех все-таки прорвался наружу. – Ты такой странный.

– Но ты же об этом подумала.

Два ярких пятна расцвели на моих щеках. Теперь уж я точно подумала о нем.

– Ошибаешься.

Он усмехнулся.

– Кстати, мои достоинство обладает внушительными размерами. Это так, к слову.

– О боже…

– Ладно, поехали. Есть местечко, где, думаю, тебе необходимо побывать. Это поможет оценить ситуацию в перспективе. Ты поймешь, что быть плохой – это совсем неплохо. Решайся, малышка, – поддразнивал он, и его глаза лучились, как два топаза. – Прогуляем вместе школу.

Идея прогулять школу представлялась заманчивой. И к ней примешивалась доля здорового любопытства – интересно, что это за место, которое поможет мне посмотреть на происходящее другими глазами? – но сбегать из школы с Ротом – глупо, и все может кончиться очень плохо, и Зейн… ну, он уж точно не обрадуется.

Но Рот, словно тот дьяволенок на моем плече, соблазнял меня стать плохой девчонкой и насладиться каждым мигом этой авантюры. Только он не дьяволенок. Он – Кронпринц Ада.

Здравый смысл, должно быть, выпрыгнул в окно и шмякнулся мордой об асфальт, потому что я кивнула и услышала собственный голос:

– Уговорил.

Глава 22

Я уставилась на железного монстра и, с трудом оторвав взгляд, повернулась к Роту. Эта затея с «плохой девчонкой» уже вселяла в меня ужас.

– С каких пор ты начал ездить на мотоцикле?

– Это не просто мотоцикл, малыш. Это «Хаябуса», одна из самых быстрых «ракет» на дороге. – Он протянул мне шлем: – Держи.






Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *