Пропавшие


— И что тебе помешало?

Но Дарби не нашлась, что ответить. Как она могла объяснить, что часть ее ненавидела Мел за то, что она пришла тогда и привела с собой Стэйси? И как описать чувство, которое она испытывала не только за случившееся в тот вечер, но и за то, что творилось с ней потом, когда на нее навалились одновременно чувство вины и ненависть?

Она закрыла глаза и попыталась мысленно вернуться к разговору с Мел возле школьных ящичков, когда Мел предлагала помириться. Дарби гадала, что было бы, если бы она тогда ответила согласием. Была бы она до сих пор жива? Или ее уже давно похоронили бы в лесу, где ее никто и никогда бы уже не нашел?

Куп обнял ее за плечи. Дарби прижалась к нему.

— Дарби?

— Да?

— То, что ты тогда оставила Мелани… Ты поступила правильно.

Всю дорогу до шоссе 1 Дарби молчала. Вдалеке показались огни Бостона.

— Я постоянно вспоминаю тот день, когда Эван пришел на пляж и рассказал мне о Викторе Грэйди и Мелани Круз. Это было двадцать лет назад. Прошли долгие двадцать лет, а ничего не забылось.

— Позже забудется.

— Ну да, как же!

— Если захочешь еще что-то рассказать, я всегда к твоим услугам, — сказал Куп. — Да ты и так это знаешь, верно?

— Да, знаю.

— Хорошо, — сказал Куп и поцеловал ее макушку. Он так и не отпустил ее. А она и не хотела, чтобы он отпускал…

Когда они приехали в Бэлхем, уже светало. Дарби отвела Купа в комнату для гостей, а сама отправилась в душ.

Переодевшись в чистое и наложив свежую повязку, она пошла к матери в спальню, проверить, как она там. Шейла спала.

Где? Где похоронена Мелани?

Спроси… у своей… матери.

Дарби забралась в кровать и прижалась к маминой спине, обвив ее руками. Она до сих пор помнила, как родители сидели в старом «бьюике»-универсале с деревянным салоном, как Биг Рэд барабанил пальцами по рулю в такт песне Фрэнка Синатры, а Шейла улыбалась. Какими они были тогда молодыми, сильными, здоровыми… Дарби вслушивалась в мягкое мамино дыхание — вдох-выдох, вдох-выдох — и хотела, чтобы это продолжалось вечно.

 III Маленькая девочка нашлась

 Глава 71

Дарби проснулась от того, что сквозь зашторенные окна пробивалось солнце и светило ей в глаза.

Мамы в комнате не было. При виде пустой кровати Дарби охватила паника. Она откинула одеяло, быстро оделась и спустилась вниз. Было три часа дня.

Куп сидел за стойкой, пил кофе и смотрел маленький телевизор. Он увидел выражение ее лица и тут же понял, о чем она думает.

— Твоей маме захотелось на свежий воздух, поэтому сиделка усадила ее в инвалидное кресло и увезла на прогулку, — сказал Куп. — Ты будешь есть? Я приготовлю кашу.

— Нет, спасибо, мне хватит кофе. Что говорили в новостях?

— Сразу после рекламы начнется второй выпуск. Бери стул, а я пока приготовлю кофе.

Бостонские СМИ очень рьяно взялись на эту историю. За те десять часов, что Дарби спала, репортеры пронюхали о связи между Дэниелом Бойлем и специальным агентом Мэннингом.

Настоящее имя Эвана Мэннинга — Ричард Фоулер. В пятьдесят третьем году Джаниз Фоулер, после родов страдавшая тяжелой формой депрессии, повесилась, находясь на стационаре в психиатрической больнице. В ее медицинской карте было отмечено, что самоубийство произошло вскоре после того, как муж, Трентон Фоулер, застал ее за попыткой утопить их единственного сына в ванной. Джаниз рассказала мужу, что задремала, а когда проснулась, то увидела у своей кровати сына с большим кухонным ножом в руке. Ричарду Фоулеру на тот момент было всего пять лет.

Через семь лет, когда Ричарду исполнилось двенадцать, его отец убирал урожай комбайном, как вдруг один из жерновов засорился. Трентон Фоулер не стал выключать двигатель. Он встал на платформу, чтобы устранить помеху, но поскользнулся на шелковистом слое пыли и упал вниз. Позже Ричард рассказывал полиции, что не знал, как остановить комбайн.

Тетя Ричарда, Офелия Бойль, забрала «золотого» мальчика и отвезла к дочери, которая жила в недавно выстроенном доме в Гленне, штат Нью-Хэмпшир. Дочь Офелии, Кассандра, как раз ждала первенца. Кассандре было двадцать три, и она не была замужем. Она отказалась усыновлять Ричарда.

В шестьдесят третьем году быть матерью-одиночкой было стыдно, это могло вызвать грандиозный скандал и испортить репутацию семьи, особенно во влиятельных кругах, куда были вхожи Офелия и ее муж Аугустус. Они и увезли Кассандру в Гленн, подальше от Бэлхема, и ежемесячно выплачивали ей содержание на воспитание ребенка — мальчика, которого она назвала Дэниелом. Отец мальчика, по словам Кассандры, погиб в автокатастрофе.

Все бывшие соседи описывали Дэниеля как классического нелюдима — вечно угрюмого и замкнутого. К тому же их настораживали близкие отношения между Дэниелом и его привлекательным, обаятельным кузеном Ричардом.

Алисия Кросс жила меньше чем в двух милях от дома Бойля. Летом семьдесят восьмого года, когда она исчезла, ей было двенадцать. К тому времени Ричард Фоулер по неустановленным причинам превратился в Эвана Мэннинга. Казалось, единственным человеком, который знал об изменении имени, был Дэниел Бойль, кузен Ричарда.

Когда исчезла Алисия Кросс, Эван, недавно закончивший Гарвардскую школу права, жил в Вирджинии и посещал специальные курсы ФБР. Дэниелу Бойлю было шестнадцать и жил он дома. Тело девочки, как и ее убийцу, не нашли.

Спустя два года выпускник закрытого военного лицея в Вермонте Дэниел Бойль поступил на военную службу и стал метким стрелком. Его целью было вступить в ряды «зеленых беретов». Но в двадцать два года его выгнали из армии за нападение с применением физического насилия. Женщина из местного общества заявила, что Бойль пытался ее задушить.

Когда Бойль ушел из армии, ему не было необходимости устраиваться на работу — он получил доступ к открытому в его пользу внушительному трастовому фонду. Он год скитался по стране, периодически подрабатывая довольно странным образом, — плотничеством, например. А когда в восемьдесят третьем наконец вернулся домой, то обнаружил, что шкафы, в которых мать хранила свои вещи, пустуют. Тогда он позвонил бабушке, чтобы узнать, где мама и что с ней. Но Офелия Бойль ничего не знала. Они написали заявление в полицию, но оно было отклонено, так как паспорт на имя Кассандры Бойль пропал вместе с его владелицей. Больше Кассандра не появлялась.

Офелия оплатила Эвану обучение в частном лицее, а Ричарду — Гарвардскую школу права. Она даже купила ферму и сама вела ее, причем успешно. Но зимой девяносто первого года Офелию и ее мужа застрелили грабители, вломившиеся в дом. Полиция подозревала, что в этом мог быть замешан кто-то из своих, и допросила Дэниела Бойля. Но Бойль на уик-энд уезжал в Вирджинию навестить кузена, который к тому моменту уже работал в не так давно сформированном отделе бихевиористики ФБР. Эван Мэннинг подтвердил алиби Бойля.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *