Пропавшие


Дарби пересказала Банвилю телефонный разговор с Мэннингом. Банвиль не проронил ни слова. Он молча уставился на носки своих туфель, вертя в кармане мелочь.

Из леса вышел Холлоувэй.

— В четверти мили отсюда мы нашли сарай. Он закрыт. Я отведу вас туда, только внимательно смотрите под ноги, а то там такая дорога…

 

Сарай одиноко стоял на опушке. Он был выкрашен той же краской, что и дом. Дверь в сарай выглядела очень внушительно и была закрыта на два висячих замка, чье назначение — никого не впускать. Или не выпускать. В сарае не было ни окон, ни других дверей.

Пришлось полчаса ждать, пока из участка принесут «кусачки».

В сарае стоял «Гэйтор» с полным ковшом грязи и лопатой. При свете фонарика Дарби разглядела на пластиковом сиденье пятна, с виду похожие на кровь.

Банвиль выглянул в коридор:

— Дарби.

Стены узкого коридора были сделаны из перфорированных плит, на которых висели сельскохозяйственные инструменты. Банвиль стоял в дальнем конце коридора. Он снял с полки мешок с известью и поставил его на пол. Сразу за мешком в стене было вырезано квадратное отверстие, в которое можно было просунуть руку и повернуть дверную ручку.

Сначала им пришлось позаботиться о замке.

В этом помещении были две камеры. Обе незапертые и пустые.

Банвиль зашел в комнату из серого бетона и антикоррозийной стали. Здесь не было ни зеркала, ни окна, только под потолком виднелось вентиляционное отверстие. В довершение ко всему стояла армейская койка, привинченная к полу. Посреди комнаты был водосток. Дарби вспомнила фотографии Кэрол, которые рассматривала в лаборатории.

— Скорее всего, здесь он ее и держал, — сказал Банвиль.

Дарби вспомнила «Гэйтор», его ковш, весь в грязи, и почувствовала, что теряет последнюю надежду.

 Глава 64

Дарби отвела Банвиля в сторону, чтобы поговорить с ним с глазу на глаз.

— У службы освобождения заложников должен быть вертолет, — сказала она. — Если он у них есть и оснащен инфракрасными тепловыми датчиками, то мы сможем обыскать лес и посмотреть, не удастся ли зацепиться за остатки тепла, уходящие из тела Кэрол, — в зависимости от того, как давно Бойль ее убил и насколько глубоко похоронил.

— Холлоувэй уже обратился за помощью в полицию штата. Утром здесь будут собаки. Мы проверим каждый квадратный сантиметр леса.

— С вертолетом на это ушло бы не больше часа.

Банвиль горестно вздохнул.

— Поверь, я не меньше твоего не люблю обращаться за помощью к федералам, — сказала Дарби. — Но сейчас я думаю о Диане Крэнмор. Мы с тобой прекрасно понимаем, что произошедшее здесь неизбежно окажется в утренних новостях. Нам нужно позвонить матери Кэрол и все ей рассказать. Пусть лучше узнает от нас, чем из новостей.

Банвиль протянул ей сотовый.

— Звони Мэннингу.

Дарби стояла одна в темноте и набирала номер Эвана. За ее спиной сновали люди Холлоувэя.

— Это Дарби.

— Я тебе уже битый час пытаюсь дозвониться! — воскликнул Эван. — Что происходит? Звонок сорвался. Я потом долго перезванивал, но ты не брала трубку.

— Вы нашли Кэрол?

— Пока нет. Зато я обнаружил еще улики — пару мужских ботинок одиннадцатого размера производства «Райзер Геар». А на полу в спальной лежит синий ковер. Я думаю, что ворсинки, которые ты нашла, как раз оттуда.

— А тюремную камеру вы нашли? Такую же, как на фотографиях?

— Нет.

— Кэрол там нет.

— О чем это ты?

— Вообще-то я хотела поинтересоваться насчет службы освобождения заложников. У них есть вертолет?

— Да, «Черный ястреб». А тебе это зачем?

— Он оборудован инфракрасными тепловыми датчиками?

— Что происходит, Дарби?

— Узнайте и перезвоните Банвилю на сотовый. Номер продиктовать?

— Не нужно, он у меня высветился. Все же объясни мне, что…

Но Дарби уже отключилась. Люди Холлоувэя собирались обыскивать лес на предмет свежевырытых могил.

Через полчаса позвонил Эван.

— На «Черном ястребе» действительно есть инфракрасные тепловые датчики.

— Он понадобится, чтобы обыскать лес, — сказала Дарби. — Я ищу захороненное тело. Возможно, даже не одно.

— Где ты?

— Сначала скажите, почему ваша замечательная организация загребла себе мое дело.

— Я ведь уже объяснял: оно классифицировано как…

Дарби бросила трубку.

Эван немедленно перезвонил.

— Это не я принял решение отстранить тебя от дела.

— Конечно. Когда это произошло, вы выглядели таким расстроенным, прямо дальше некуда.

— Ты ставишь меня в неудобное положение. Я не могу рассказать тебе, что…

— Или вы сейчас же рассказываете мне, что случилось, или я вешаю трубку.

Эван молчал.

— До свидания, специальный агент Мэннинг.

— То, что я сейчас скажу, тебе знать категорически противопоказано. Если ты на меня сошлешься, учти, я буду все отрицать.

— Не переживайте, мне прекрасно известны ваши методы работы.

— Человека, которого мы задержали, зовут Эрл Славик. Это наш бывший осведомитель, который работал внутри белой нацистской группировки, которая предположительно имела отношение к взрывам в Оклахоме. Снабжая нас информацией об этой группировке, Славик начал собственную «чистку» по национальному признаку и стал похищать женщин. Меня тогда позвали помочь местным властям. К тому моменту, как я начал выходить на след, Славик исчез. С тех пор мы его и ищем.

— То есть благодаря отпечатку подошвы, который я нашла, вы с самого начала знали, что Славик участвовал в похищении Кэрол Крэнмор?

— Да, я же тебе объяснил.

— Но при этом вы «забыли» мне сказать, что ДНК-код Славика был загружен в CODIS. Вы также не сказали, что поиск принес результат. То есть все было рассчитано таким образом, что как только код или отпечатки Славика где-нибудь всплывут, вы, ребятки, придете и под шумок спрячете концы в воду. Конечно, как вы могли допустить, чтобы всем стало известно, что бывший осведомитель ФБР похищает женщин!

— Мои поздравления, — холодно произнес Эван. — Ты расставила все точки над i.

— И последний вопрос, — сказала Дарби. — Откуда вы узнали, где Странник — извините, Эрл Славик — скрывается?

Эван не отвечал.

— Попытаюсь угадать… — продолжала Дарби. — Это все карта, которую я нашла. Внизу листа был напечатан URL-адрес. Вы выследили Славика по IP-адресу, не так ли?

— По-моему, это не допрос, а обмен информацией. Теперь твоя очередь.

— Неподалеку от дома мы нашли сарай, в котором были оборудованы такие же тюремные камеры, как и на снимках с Кэрол Крэнмор. Дом принадлежит Дэниелу Бойлю. Могу поспорить, что он просто подставил Славика.

Эван промолчал.

— Похоже, вам от СМИ все же не отвертеться. Здесь попахивает грандиозным скандалом, — «посочувствовала» Дарби. — Надеюсь все-таки, что в новостях этого показывать не будут. Они потом еще целый год будут носиться с этой историей. Хотя о чем это я? Вы, конечно, найдете способ замять скандал. Воистину, в вопросах сокрытия правды вашему начальству нет равных.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *